Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Также отсидели в тюрьме Архипова Александра с дочерью Матреной (умерла в тюрьме), Архипова Мария, Тихонова Наталия, Карпова Акулина Александровна




Выращенное, убранное с полей, очищенное зерно отправлялось конными обозами (гужевым транспортом) на элеватор, т.е. на станцию Белое озеро Куйбышевской железной дороги, расстояние до которой 28-30 км. С

Началом молотьбы в колхозе формировали обоз. Заранее подбирали лошадей покрепче, готовили телеги, снаряжение. На эти транспортные работы привлекали юношей допризывного возраста и помоложе, а также молодых женщин. Эта работа была очень тяжелой и ответственной. А в весеннюю распутицу перед посевом женщины пешком ходили на станцию за семенным материалом. Норма 16 кг на человека. Оттуда его доставляли кто на чем: на лошадях (если были) на салазках, пешком на горбу. За трудную работу в колхозе женщины-колхозницы не получали ничего. А семью надо было кормить. Государство в лице колхозного руководства жестоко наказывало тех, кто был обличен в воровстве, даже в малых количествах. Особой жестокостью отличался председатель колхоза Кузьмин Михаил Поликарпорвич. Так случилось с семьей Самсонова Николая. После того как глава семьи Николай ушел на фронт и погиб, в семье на попечении жены осталось трое жетей. Со старшим сыном Владимиром мать хотдила на работу в колхох. Сын помогал матери как мог. После работы, возвращаясь домой их обыскал председатель колхоза Кузьмин М.П. и изъял у сына 200 г зерна, а у матери 1 кг. За хищение государственного имущества дело передали в суд. В 1946 году их осудили на 5 лет и отправили в Уфу. А двоих детей Илью и Ивана отправили в детдом. Через 3 года сына Владимира досрочно освободили. По приезду домой вместо своего дома он обнаружил пустырь. По приказу пред.колхоза дом и надворные постройки были распилены на дрова для колхозной зерносушилки.

Также отсидели в тюрьме Архипова Александра с дочерью Матреной (умерла в тюрьме), Архипова Мария, Тихонова Наталия, Карпова Акулина Александровна

А тем временем война продолжалась. Советский войска были вынуждены отойти в глубь страны. Безотлагательного решения требовала задача - произвести перемещение в глубокий тыл промышленных предприятий, эвакуировать миллионы людей, разместить их на новом месте. Так в Уфу был эвакуирован Оыбинский моторостроительный завод. Рабочие завода размещены в Уфе, а члены их семей распределены по деревням и населенным пунктам республики. В наш колхоз прибыли семьи эвакуированных. Были размещены в нескольких семьях:

1. Терентьева Александра

2. Архипова Агафья

3. Ефимова Ольга

4. Прокопьева Меланья

5. Ефимов Николай

И многих других.

Обстановка военного времени наложила свой отпечаток на жизнь советской школы. Многие учителя ушли в Армию, сократилось число старшеклассников. Но несмотря на это делалось все для продолжения обучения детей в школе. В колхозе «Федоровка» было начато строительство новой семилетней школы на новом месте. Благодаря усилиям строительной бригады под руководством Алексеева Тимофея Макаровича строительство школы было завершено в 1943-44 гг.




Члены строительной бригады:

Карпов Василий - плотник

Львов Алексей

Семенов Кузьма

Крышу покрыли соломой, а после войны перекрыли железом. За период с 1941 по 45 гг.работали директорами Кузьмин М.Е. 1941- 43м гг Никифиров И.М., -1943-44; Карпов Н.П. 1944-48 гг.

Учителя:

Антонова Антонина Васильевна 1943-44 гг

Гаврилов Моисей Никифорович 1ё943-44;

Германова Ульяна Никифоровна1943-44 гг;

Ильина Анисия Аковлевна –19 39-47 гг;

Карпвов виктор Афанасьевия -1940 по 45 гг.

Медобслуживание населения было на низком уровне. Специального медпункта не было. В основном медпункты находились на дому. Так в 1941 по 45 гг медпункт находился на дому у Степановой Антонины, которая исполняла рол ь медсестры.

Закончилась Великая Отечественная война. 137 человек из колхоза «Федоровка» остались на боле боя.

145 человек вернулись домой.

За героизм на фронтах Великой Отечественной войны более 7 млн. человек награждены боевыми орденами и медалями, свыше 16 млн. трудящихся награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-45 гг».

Наши односельчане также были были награждены орденами и медалями:

Петров Никифор

Иванов Николай Федорович – орден А.Невского, орден Отечественной войны I и II степени

Кузьмин Владимир Поликарпович - орден Отечественной войны II степени



По данным на 1987-88 гг. из 25 ветеранов и участников войны 14 человек награждены орденами,19 человек имеют медали, 63 человека награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне в 1941-45 гг.».

В годы войны, особенно 1943-45 гг. и после до 1955 г население голодало, доходило до начала вымирания, в иные годы, особенно трудные годы в этом соотношении 1946 -49 гг.

Работа на приусадебном участке, на своем подворье, была основным и единственным источником дохода у сельчан в эти годы. Ибо за тяжелый непосильный труд сельчане не получали ничего. ( см. достоинство 1 т/дня, имея в виду, что в год отмены натуральных налогов в 1954 г. пуд картошки стоил 800 руб.)

Городское население до 1947 год получало через сеть гос.торговли продовольствия по карточкам, а сельское население, кроме учителей – ничего. О пенсионном обеспечении пожилых колхозников не могло быть и речи.

Питание сельчан обеспечивалось тем, что можно было выращивать на своем огороде, производить, получать в подворье. Основной продукт питания с приусадебного огорода – картошка. Но картошки с урожая до урожая не хватало, ибо значительная часть урожая уходила на поставку государству. Особенно в трудном положении были многодетные семьи, ибо имело едоков с одного огорода много больше, чем у малосемейных. Многодетные вынуждены были занимать картофель, при возможности конечно у малосемейных хозяйств на кабальных условиях; два ведра картошки с будущего урожая ха ведро занятой, или отработка на огороде при уборке (копке вручную). Колхозники могли обрабатывать свои огородные участки только в свободное от колхозных работ время, ранним утром, до рассвета и поздним вечером до полной темноты или в непогоду.

Ранней весной основная масса населения переходила на «подножный корм». Начинали собирать лесную траву под местным названием серте, чуть позже пултран (борщевик). Готовили к еде в виде вареного супа-окрошки без мясной добавки, добавляя молочные продукты, например кислое молоко, как правило, без картошки, ибо к этому времени картошка кончалась.

В это же время дети постарше собирали, выкапывая с огородов, где хозяева разрешали, прошлогодние остатки крахмальных сгустков, корочек. Отмывали их и с этой массы пекли на железных (изготовленных из жести) печках крахмальные лепешки. В поисках таких продуктов ходили по огородам по колено в почвенном массиве «зарабатывая» цыпки на руках и ногах, чири, по всему телу, на всё лето. Но это было в порядке вещей и особого внимания на это не обращалось.

Чуть позже начинался сбор полевых растений, имеющих стебли, в середине которых имелась мякоть. Такие растения называли «кепсе». Было несколько видов съедобных стеблей: «хир кепси» «тута кепси» «майра кепси». Мякоть ели в сыром виде, просто удаляя верхнюю кожицу стеблей ( в лесу «ух кепси», «пултран кепси»). Всем этим занималась большей частью детвора. А потом к лету переходили на крапиву (картофельную ботву) Употребляли в пищу тоже в виде супа-окрошки с добавкой молочных продуктов. С началом возделывания в колхозе сахарной свеклы, пошла уже в употребление свекольная ботва, наряду с картофельной.

В летнее время дети собирали лесные ягоды: землянику, клубнику, ежевику по времени их созревания. Собирали также плоды лесные: рябину, калину, черемуху. Употребляли всё это в пищу в качестве приправы к супу –окрошке. Готовили особые кушанья, смешивая с молочными продуктами. Собирали душицу (матрешку), зверобой, для употребления в качестве чая.

О заготовке варений впрок из ягод, не было и речи, ибо сахар для населения был недоступен.

Летом выкапывали съедобные корневища различных лесных растений. Сушили их толкли в ступах, превращали в муку, из которой пекли лепешки. Лепешки эти получались сладкие, и передозировка в еде вызывала тошноту, головокружение и рвоту. Осторожность необходимо было соблюдать. Бывали летальные исходы.

Мало-мальски державшиеся на плаву хозяйства старались содержать на своем подворье корову (хотя натуральный налог был велик, и содержание коровы было сопряжено с огромными трудностями), пару овец, если удавалось свинью. Корова была и кормилицей единственной и тягловой силой; запрягали в телегу, использовали на транспортных работах; на перевозке хвороста из лесу на зиму (при заготовке корма). Она давала молоко, кислое молоко, обрат. Спасала от вымирания. Ели жмых, из лебеды пекли лепешки.

Давили на крестьянское хозяйство колхозника непосильные неимоверные налоги. Кроме общего налога на хозяйство, во время войны были введены натуральные налоги. Хозяйство обязано было поставлять государству

- мясо, если в хозяйстве имелась хоть какая – то живность

- масло 22, 5 кг на корову

- масло 0,4 кг на овцу (вместо брынзы)

- шкуру заколотого овца, свинопоголовья и КРС

- 100 шт. яиц, независимо, сколько содержится в хозяйстве несушек, или не содержится ничего

- значительная часть урожая картофеля

- меда на пчелосемью

- на плодовые деревья - яблоню (других не было)

налогов сельское население изнурялось обязательно принудительной «добровольной» подпиской на займы (восстановления и развития народного хозяйства). Подписка и сбор денег проводились до начала взимания налогов, с тем, чтобы изъять сначала имеющиеся кое-какие накопления у населения от продажи живности, продукции с огорода. А при сборе налогов можно было применять опись имущества и реализовать на деньги (обращать платежи на имущество) что и делалось повсеместно на первых порах, ибо налоги в отличие от займов были не «добровольными» платежами, а обязательными к бе6зоговорочному исполнению.

На сборе налогов была занята целая когорта налоговых агентов; по каждому виду налога отдельный агент. Сбор денег на займы проводился силами актива сельсовета и колхозного руководства.

Агенты, как правило, были обеспечены гужевым транспортом – тарантас

С облегчением вздохнуло сельское население только с отменой натуральных налогов (в 1953 г), с введением единого налога с приусадебного хозяйства и введения закупочных цен на с/хозяйственную продукцию колхозов и колхозников.

Крестьянское подворье с приусадебным участком в эти годы представляло собой средневековое натуральное хозяйство. На огороде выращивалась в основном картошка. Но к 1943 году начали сеять и зерновые: полбу (пари) и просо малыми участками. Кроме этих зерновых обязательно – коноплю, из которой после отмокания в водоеме, сушки, трепации на специальном инструменте, выделывали пеньку. Из пеньки пряли нить, ткали на ручных ткацких станках холст различного назначения (грубый, тонкий, средний). Из холста шили штаны, шаровары, рубахи, сорочки, пиджаки, бушлаты, женские платья с узорами, орнаментом и т.д. вплоть до школьных сумок.

В качестве обуви использовались лапти, которые плели из лыка в зимние вечера. В весеннее время во время таяния снега к лаптям пришивали специальные деревянные колодки толщиной 3-5 см, с целью предотвращения отмокания ног от луж при таянии снега. Лапти одевали и привязывали к ногам с бечевками поверх суконных чулок, которые шили из сукна ручного изготовления. Способ получения сукна из шерстяной пряжи довольно сложный и трудоемкий.

Вязали из шерстяной пряжи носки, варежки, перчатки из шерсти на зиму катали пимы-валенки.

Ткать на станке целое искусство. Мастерицы по необходимости или по заказу ткали холст из тонкой пряжи с узорами, очень красивыми износостойкими. Особенно старались девушки, которым подошло время замуж.

К послевоенному времени, из-за отсутствия в хозяйствах мужских рук, домашние строения приходили в ветхость. Для своевременного ремонта кроме мужских рук, не было стройматериалов. Особая трудность – ремонтная кладка печей в домах и плит в летних кухнях. Люди научились штамповать кирпич вручную. Изготавливали штамповочный ящик с ячейками по размерам кирпича по 4-6 ячеек в ящике. В ямах ногами месили глину с песком в определенной пропорции, прессовали в ячейки и опорожняли ячейки путем опрокидывания ящика на ровное место для естественной сушки. В непогоду укрывали, чем могли. И получившийся после сушки кирпич - сырец использовали для кладки хлебопекарных печей, голландок, плит в летних кухнях, просто очагов во дворе. Некоторые занимались даже обжигом после естественной сушки. Внутри куполообразной кладки с большими просветами вышиной купола 1,4-1,5 м, диаметром 1,0 м по основанию, сжигали дрова.

За летний сезон изготавливали по 500 - 1000 шт, сырца по мере потребности и возможности. Эта работа проводилась силами детворы 12-14 лет под руководством старых, которые в силу преклонных лет на колхозные работы не могли привлекаться.

В 1949-50 гг. в колхозе работал свой кирпичный завод, которым руководил Волков Иван З. Место расположения - северная окраина пос. Красный-Восток.

Все технологические процессы здесь выполнялись вручную. Глину только месили лошадьми в специально устроенных круглых ямах. В этих неглубоких ямах лошади ходили в круговую под руководством поводыря погонщика и ногами месили глиняно-песчаную смесь. Глину добывали здесь же рядом, песок возили с южной окраины поселка, водоем был рядом – озеро. Для естественной сушки был построен большой навес с двухскатной крышей на столбах, без стенок, без дверей, со щитами-заслонками вместо стенок. Производили также обжиг сырца сжиганием дров внутри куполообразной кладки сырца с большими просветами меж кирпичами кладки, для отдува их горячими газами.

Особую трудность для населения составляла заготовка топлива на зиму. По волеизъявлению лесника и слезной просьбе нуждающихся выделялись лесные участки для прочисток. Это обычно мелколесье, подлесок – молодняк, кустарник типа орешника. Сейчас эта работа называется ответвление и оплачивается неплохо. Хворост сушняк - результат – результат отходов от прочисток предоставлялся этому работнику в качестве дров как оплата за труд и величайшая милость лесника. Хворост вывозили из делянок на двухколесных самодельных тележках, тащили воз на себе, или запрягали коров, бычков у кого были возможности. Из колхоза лошадей на эту работу рядовому колхознику не выделялось. Лошади в это время были заняты на колхозной работе или оберегались на дальнейшее их использование.

Трудоспособная молодежь привлекалась на работы в леспромхозы, лесосплавы, торфоразработки по вербовке – организованному набору на сезонные работы – так это называлось впоследствии. Сезонная – на зимний период значило.

С райсовета отпускалось сельсовету и колхозу ( в основном) разнарядка на выделение определенного количества людей на такие – о работы. Руководство колхоза было обязано выполнять разнарядки при любых условиях, любыми средствами, в любых случаях. В аппарате райсовета была даже такая номенклатурная должность, которая занималась вопросами организованного набора. Бывало в одном и том же году проводились вербовки – наборы на несколько видов работ; на лесоразработки, на лесосплав и др.

В первое время с начала этой кампании мобилизовывали людей принудительно, пугая при этом за отказ всякими карами, вплоть до исключения из колхоза. Людей пугала сначала неизвестность (что за такая работа? Как там жить? Чем кормиться? Во что одеваться? И т.д.). Потом в последующие наборы – испробованный тяжелый непосильны труд, с мизерной оплатой.

К середине 50 –х годов организованный набор стал добровольным; хотя труд в леспромхозах и других местах оставался тяжелым, оплата мизерной, желающие стали появляться, ибо в колхозе работали совсем без оплаты. Это были свободные рабочие руки, лишние едоки в многодетных семействах. На этих работах они участвовали вместе с условно освобожденными или амнистированными бывшими заключенными.

Мыслящие люди из колхозников осознавали свое исключительно бедственное положение, но надеялись на лучшее, трудились по мере сил каждый на своем месте. Желающим выехать, переселиться в городскую местность, даже уехать на время (на заработки) документы не выдавались. Каждый селянин должен быть работать там, где прописан, как при крепостном праве. Исключения были для тех, кто сдав экзамены поступил учиться в высшее или среднее специальное учебное заведение. Но таковых тогда , по понятным причинам, было ещё мало. Выезжающим по орг.набору документы не требовались. Без документов убывали, без них возвращались. Правда, они могли там оставаться после истечения своего срока договора на постоянной работе. Таковые бывали - приживались в тех местах, но редко.

В первые послевоенные годы были открыты в городах Уфа, Стерлитамак различного профиля курсы ФЗУ (фабрично-заводского ученичества); на этих курсах готовились рабочие для фабрик, заводов, строек по многим специальностям: слесари, станочники, формовщики литейного производства, плотники, столяры и многие другие. Позже эти курсы преобразовали в школы ФЗО (фабрично-заводского обучения) с задачей готовить более квалифицированные кадры для промышленности и строек.

Позднее они стали ремесленными училищами (РУ). Учащиеся этих заведений были на полном государственном обеспечении; полноценное питание, обмундирование - парадно-выходное (со знаками различия на петлицах с обозначением номера училища), спецодежда.

В первое время молодежь боялась (и родители тоже) неизвестности, желающих учиться было мало. Представители училищ ездили по деревням, набирая необходимый контингент. Поэтому воспринимали этот набор как принудительную вербовку; не поддавались на разъяснения, уговоры, всячески уклонялись от набора. А потом во вторые, третьи наборы, многие годные по состоянию здоровья потянулись в эти училища, заканчивали их и работали по специальности. Это стало своего рода отдушиной для отчаявшихся беспросветной колхозной жизни сельской молодежи и помогло выживанию многим из тех поколений. Из нашей деревни, пос.Дубровка многие обучались в этих училищах, например:

1. Алексеев Демьян Тимофеевич

2. Васильев Василий Иванович

3. Григорьев Александр Нестерович

4. Алексеев Моисей Дмитриевич

5. Кузьмин Владимир

6. Кузьмин Акулина Петровна

7. Карпов Илья Васильевич

8. Семенов Дмитрий Викторович

Многие желающие не могли поступать в эти училища по состоянию здоровья.

Население в эти годы (особенно дети школьного возраста и постарше)

Страдало от болезней: донимали чири, чесотка, почти всё лето, начиная с весны. Особенно свирепствовала, в основном распространенная среди молодежи, болезнь глаз – трахома. Эта болезнь была заразной, трудноизлечимой, ограничивала трудоспособность человека, доводила до слепоты. Больные трахомой были непригодны для службы в Армии.

Принимая всё это во внимание были приняты государством необходимые, неотложные меры борьбы с этим бичом молодежи.

- Был организован диспансерный учет всех больных трахомой путем поголовного обследования населения.

- Разработана, усовершенствована существующая методика лечения, компетентными органами здравоохранения.

- Обучены, подготовлены кадры медработников (на краткосрочных курсах) непосредственно проводящих лечение.

- В каждой деревне, где имелись больные трахомой, были открыты трахоматозные пункты, где проводились лечебные процедуры специально обученными трах сестрами.

- Были приняты ещё ряд мер, обеспечивающие контроль ха ходом лечения, профилактику заболевания и др.

В нашей деревне тоже был открыт такой пункт, где сестрами работали сначала приезжие, а потом из местной молодежи.

1. Васильева Агафия Григорьевна

2. Гаврилова Елизавета Ивановна

3. Кузьмина Нина Петровна

4. Эти пункты в деревнях действовали продолжительное время, до полного излечения всех больных трахомой.

Зачинателем и организатором борьбы с трахомой в нашем районе была Смирнова (Васильева) Зинаида Николаевна, родом из деревни Ефремкино Кармаскалинского района. Окончила Башкирский Государственный мединститут. Была первым врачом окулистом в районе и первым заслуженным врачом БАССР в районе.

Все вышеуказанные мероприятия по борьбе с трахомой проводились под непосредственным её руководством. С открытием трах пунктов на её плечи легла контроль за работой этих пунктов; обеспечение их медикаментами, инструментами, работа по повышению квалификации трах сестер. Постоянно и в пургу, и в вьюгу, и в распутицу выезжала на гужевом транспорте по этим пунктам. Кроме того участвовала на всех собраниях, сходках какие проводились в населенных пунктах в её присутствии. Выступала с лекциями, проводила беседы с пропагандой противотрахомной профилактики, гигиены в домашнем обиходе.

Особое внимание в ходе борьбы с трахомой уделялось допризывному возрасту юношества. Допризывников лечили в районной больнице под непосредственным присмотром З. Н. Смирновой. С введением в процессе лечения метода инъекций, эффективность лечения резко возросла и к 1960 г. трахома, в целом по району и в нашей деревне в том числе, была ликвидирована.

Многие из поколений 40-50 гг. благодарны ей за неустанный труд по сохранению их здоровья, восстановления трудоспособности. Большинство излечившихся допризывников отслужили в Армии, иные даже в престижных родах войск; в авиации, в Военно-Морском флоте, в Пограничных войсках. Стали полноценными членами общества. Заслуги З.Н.Смирновой в этом деле были оценены должным образом Партией и Правительством. Избиралась депутатом в Верховный Совет Баш.АССР. неоднократно награждалась. Присвоено звание заслуженного врача БАССР.

В послевоенные годы обработка почвы, сев зерновых, очистка полей от сорняков велась по традиционной технологии, истоки которой уходят к нашим дальним предкам дореволюционных времен.

Вспашка полей повсеместно конными отвальными плугами на глубину примерно 10-15 см. Тягловой силой служили лошади и быки (волы). Эти плуги в незначительной модификации (КПВ-27 – конный плуг висячий, шириной захвата 27 см) до сих пор используются при посадке картофеля в приусадебных огородах граждан.

Подготовка плуга к работе, наладка его и регулировка требовала определенных знаний, умений и сноровки. Ежегодно перед началом работ лемеха плугов оттягивались кузнечным способом и оттачивались. Плуг в целом регулировался по линии тяги, что обеспечивало ровную постоянную ширину захвата почвы плугом, прямолинейность борозды и ровную глубину вспашки без огрехов.

Во всех бригадах колхоза имелись люди, знающие это дело. Производились также и другие необходимые ремонтные работы, вплоть до изготовления болтов и гаек. Всё это делалось не на станкооборудовании, а в ручную, кузнечным способом и соответствующими ручными инструментами.

В плуг запрягалась пара лошадей или быков (волов). Если плуг был хорошо подготовлен к работе и если пахарь имел навыки в этой работе, вспашка соответствовала требованиям тогдашней агротехники, получалась без огрехов с ровной бороздой. Не так сильно изнурялись тягловая сила и пахарь. Работу пахарей во время войны выполняли допризывники (кому это было под силу) девушки и молодые женщины. После войны стали работать и демобилизованные из Красной Армии.

С появлением тракторов на полях колхоза эта технология обработка почвы постепенно отпала и была заменена тракторной технологией. Глубина пахоты стала 22 см. а впоследствии до 27 см. в зависимости под какую культуру, и от толщины слоя гумуса в почве.

Работа пахаря было нудной и трудной, но пахарю надо было выполнять норму выработки, чтобы шло начисление трудодней, чтобы выполнить установленный минимум выработки т/дней на год. Поэтому работали световыми днями от зари до заката с перерывом для отдыха тягловой силы.

Боронование производилось боронами ЗИГ-ЗАГ соответствовали по своим параметрам и конструкции современным средним тракторным боронам. Дополнительно имели сцепляющееся с вальком устройство. Две бороны с вальком и пара лошадей составляли бороновальный агрегат.

В годы войны, как и до войны, сев зерновых производили в основном ручную, по древней традиционной технологии: выемка семян из кошеля, ссыпание с пригоршней на обработанную почву вразброс с последующим боронованием засеянного таким образом участка. Имелись определенные агротехнические требования: главное из них- равномерная густота полегания семян на почве после разброса.

В послевоенные годы начали сеять в основном конными сеялками. Конная сеялка - это прототип тракторной, широкорядной сеялки СУ-24. Тягловая мила – (четыре лошади) и сеялка составляли сеялочный агрегат. Лошадьми управлял специальный ездовой. Заправлял сеялку семенными материалами, следил за работой машины сеяльщик.

Прополка посева производилась в ручную. К середине лета, засеянные поля, как правило, покрывались цветистыми коврами от сорняков, т.е. сорняки заглушали посевы. О гербицидах в те времена ничего не знали в деревне.

На прополку мобилизовывалось всё население – и стар, и млад. К началу уборки старались очистить поля от сорняков любой ценой.

На уборке урожая применялись лобогрейки, молотилки с конным приводом и приводом от нефтедвигателя. Назначение лобогрейки косьба, формирование валка для связки снопов, ручной сбор валка с платформы. Работали с этим агрегатом втроем: два машиниста: один из них сбрасывал с платформы скошенный хлеб по величине снопа, а другой управлял двумя коренными лошадьми; могли работать, сменяя друг друга, и верховой погонщик. А эту работу, как правило, выполняли дети 8,12 – летнего возраста. По конструкции представляла собой современную, рядковую жатку, типа ЖРБ, (без транспортера), с конным приводом.

Для очистки зерна от примесей использовались веялки, для калибровки семян - пумеры.

После выполнения каждого вида работ технологии сельхозмашины и инвентарь стягивались в бригадный стан и ставились на хранение.

Перед началом уборки хлебов каждая полеводческая бригада строила крытый ток (ятма), который представлял собой двухскатный навес на столбах-опорах, высотой опор 1,5-1,7 м., размером в плане, т.е. по основанию примерно 10-30 м2. Построенный т.о. из столбов и жердей навес крыли соломой, и получался крытый ток – защита работающих, а также укрытие готовой продукции от непогоды.

В крытом току в одном углу размещали молотильный аппарат (молотилку) веялки 2-3 штуки – машины с ручным приводом для очистки зерна от примесей. Веялка представляла собой колеблющийся решетный стан с воздушным обдувом от встроенного вентилятора. Здесь же под навесом хранились весы и очищенное зерно в буртах, подлежащее отправке на элеватор или перевозке на склад.

К крытому току стягивали, перевозили на лошадях, фургонами по 100-120 снопов. Со всего поля снопы ранее сжатого хлебостоя и стоговали здесь, высотою стога до 5-6 м. Стогоукладчиками назначали только знающих это дело людей, как правило, пожилых, имеющих опыт и сноровку.

Обычно стягивание сноп и стогование производилось до начала молотьбы. Но, бывало, по возможности велись параллельно, поточным способом; стягивание снопов – сразу на молотилку и последующая очистка зерна на веялках. Иногда, в иные годы, молотьба стогованных хлебов продолжалась вплоть до весны следующего года. В зависимости от разных обстоятельств.

Одновременно с молотьбой производилось скирдование соломы от хлебного вороха после его молотьбы. Скирды формировались женщинами -штыковиками, переносящими на плечах при помощи длинных шестов –штыков, солому от молотилки к месту скирдования, на расстояние 50-80 м.

На току оборудовали примитивную кухню-столовую для общественного питания. Несколько слов о том, собой представляло это общественное питание.

Только что из-под молотилки сырое зерно сушили на железе над очагом до жарения. Мололи на ручной мельнице (аларман). В большом котле с расчетом на всех работающих и детвору варили жидкую кашу-баланду (без масла, жира, без приправ, без ничего. Ибо в колхозе такого не имелось. Имеющие возможность могли приносить из дома масло, жир или др. молочные продукты. Готовили варево раз в день.

Этой работой занималась специально назначенная женщина кашеварка. Так называлась должность в просторечии.

Это делалось скрытно от уполномоченных. При их появлении все кухонное снаряжение быстро пряталось в тайные заранее устроенные укрытия: под стога, под скирд или в стороне от места расположения.

Кроме крытого тока строили навесы для лошадей, шалаши для колхозников и отдельные шалаши для грудных детей, ибо малолетних и грудных детей матери брали собой на работу.

Бывали случаи, когда беременные женщины рожали прямо в поле. Например: колхозница бригады № 3 (бригадир Дмитриев Прокопий) Алексеева Вера Алексеевна на ржаном поле родила ребенка дочку Александру.

В таких условиях, в таком режиме работали колхозники в послевоенные годы – период восстановления народного хозяйства, и выращивали урожай зерновых и технических культур.

Имелось определенное поголовье скота в животноводстве и определенное количество пчелосемей, что обеспечивало получение этой продукции и меда.

Животноводство в нашем колхозе представляла.

Годы содержания
  КРС В т.ч.дойных коров           -     -     -     -          

Производство продуктов растениеводства и животноводства в 1946-65 гг.

  наименование   годы
Произведено зерна в ц.                      

Несмотря на систематическое выполнение планов хлебопоставок государству, оплата труда колхозников оставалась низкой по сравнению оплатой труда в промышленности. Трудоучастие колхозника на любой работе в колхозе учитывалось (оценивалось) в трудоднях. Это не значит, что каждый выход на работу составляет один трудодень. По каждому виду работ были составлены нормы выработки. Выполнение этой нормы составляло один трудодень. Если за один день выполнено две нормы – два трудодня, а если выполнены 0,5 нормы – 0,5 трудодней. В конце года трудодни оплачивались натуральной продукцией (зерном, медом) и мизерная часть - деньгами. Иногда до расчета выдавался аванс.

Достоинство трудодня из года в год менялось в зависимости в основном от объема произведенной продукции, т.е. от полученного урожая.





Дата добавления: 2015-05-12; просмотров: 323; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8329 - | 7953 - или читать все...

Читайте также:

 

3.85.214.0 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.016 сек.