Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!

Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

ЖЕРТВЫ СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЙ




Должен сразу заявить, что у меня нет никаких документов (да их и быть не может), чтобы я ими подтвердил ту версию, которую я слышал от своих близких родственников еще в довоенное время и которую собираюсь поведать сейчас.

В 1937 году в нашем захолустном полудеревенском городе Павловске появилась пара жителей, и никто не знал, откуда они и кто такие. Мужчина лет шестидесяти, очень фузный и очень полный, с поседевшими коротко остриженными волосами на голове, которую из-за пожилых лет ему было трудно держать прямо, и она постоянно наклонялась у него набок. В руках, под мышкой, он всегда носил с собой очень старый, измятый дерматиновый портфель, видавший вместе с хозяином все невзгоды его, очевидно, беспокойной жизни.

Супруга его, наоборот, была худая и тонкая, измученная волнениями неспокойного послереволюционного времени. Говорили, что у нее часто бывают сердечные приступы и что она болеет эпилепсией - хронической нервной болезнью, которая проявляется в припадках и судорогах с потерей сознания. Эта болезнь - следствие тяжелых нервных потрясений, которых после революции семнадцатого года было больше чем достаточно.

И жители нашего городка между собой рассуждали, что такая страшная нервная болезнь рано или поздно сведет ее в могилу. Как потом мы узнали, это были родители известного уже в то время ленинградского писателя Юрия Павловича Германа.

Его отец, Павел Николаевич Герман, был поручиком Малоярославского полка, потом штабс-капитаном в артиллерийском дивизионе в дореволюционное время и в годы гражданской войны.

Мать, Надежда Константиновна Игнатьева, происходила из семьи более именитой - ее отец был генералом.

Все это вызывало недоверие к П.Н. Герману со стороны чутко реагировавшего на все дореволюционное нового советского правительства, и Павел Николаевич попал под подозрение, так как числился в органах НКВД белым офицером (а каким же ему еще надо быть - до революции красных офицеров еще не было). Только из-за этого его арестовали, посадили в тюрьму и стали вызывать на допросы.

Все случившееся вызвало страшный переполох в семье Германов. Сын Юрий Павлович срочно оставил все свои житейские дела и поехал к заступнику русской интеллигенции - пролетарскому писателю Алексею Максимовичу Горькому. Он очень просил его походатайствовать перед советским правительством, чтобы отца отпустили на свободу и не считали его белогвардейским офицером, а он в благодарность за это напишет патриотические книги о советских чекистах. По всей вероятности, просьба Алексея Максимовича возымела свое действие, и Павла Николаевича отпустили на свободу. Всю гражданскую войну он провел в артиллерийском дивизионе.




Но и после этого подозрение и недоверие к Павлу Николаевичу не забылось со стороны охранительных органов. Они предписали ему быть в негласном надзоре, вокруг себя не заводить большого количества знакомых (советская власть боялась тайных организаций) и не жить долго на одном и том же месте. Не потому ли семья Германов за самый короткий срок сменила несколько мест своего проживания: Курск, Обоянь, Льгов, Дмитриев-Льговский, а в 1937 году попала в глухой отдаленный Павловск. Кто и зачем заставлял семью Германов переезжать через каждые четыре года на новое место? Тут и недальновидному человеку нетрудно догадаться, что все это происходило не по их собственному желанию, а под давлением кого-то со стороны.

В конце тридцатых годов мой родной дядя по материнской линии Степанов Митрофан Никитич был председателем городского Совета, а отец Юрия Германа Павел Николаевич работал в горфинотделе горсовета заведующим и был со своим начальником в очень дружеских отношениях. В одно прекрасное время Павел Николаевич и поведал все это моему дяде. А тот рассказал моему отцу. После войны я некоторое время работал рассыльным в горсовете, узнал все это от отца и, очень близко общаясь с Павлом Николаевичем, был потрясен его трагической жизненной судьбой.

Собственно говоря, я остался последним из живых, кто слышал эту историю не от самого Павла Николаевича Германа, а от тех людей, кому он сам все это рассказывал. И я чувствую, что все это настоящая правда, и нет в ней ни капли лжи. И если я умру, то цепь замкнется, и никто никогда не узнает, что же случилось с родителями известного уже до войны писателя - романиста Юрия Павловича Германа, как и из-за чего они попали в наш глухой, захолустный Павловск.



В 1938 году в наш город пришла телеграмма от Юрия Германа и его супруги Татьяны Александровны Риттенберг (1904 - 1995) к их родителям Павлу Николаевичу и Надежде Константиновне, в которой сообщалось, что у них в Ленинграде родился внук, которому дали имя Алексей. Кто теперь знает-ведает, что имя, может быть, было дано внуку в честь Алексея Максимовича Горького в благодарность и в память за то, что он в далекие трагические послереволюционные дни отстоял жизнь и свободу его дедушке Павлу Николаевичу Герману. Кто теперь сможет точно доказать все это? Да никто. Можно только предполагать.

В 1964 году преподаватель русского языка и литературы Павловской 8-летней общеобразовательной школы-интерната Галина Ивановна Арсеньева решила собрать материал для школьного краеведческого музея о поэтах и писателях, чья жизнь была связана с городом Павловском, и составить из этого материала альбом. Очевидно, обращались по этому вопросу и к Юрию Павловичу Герману, потому что он прислал им книгу «Операция «С Новым годом!» с автографом на ней: «Павловской школе-интернату на добрую память от автора. 1965 г. Юрий

Герман», а также свою фотографию и письмо-обращение к учащимся этой школы. Фотография портретного вида, хорошо сделана. На ней Юрий Павлович очень похож на своего отца Павла Николаевича. В письме он сообщал: «Дорогие ребята! Не обижайтесь и не сердитесь на меня, что я так долго не отвечал Вам. Был тяжело болен, меня лечили долго и трудно, потом велели отдыхать. Я ведь уже не молод... Посылаю вам мою книжку и фотографию и желаю, чтобы Вы хорошо учились, жили в дружбе и согласии и работали по велению сердца на благо нашей великой Родины. Будьте здоровы и счастливы и старайтесь по мере сил быть похожими на Феликса Эдмундовича Дзержинского и на его верных дзержинцев.

Ваш Ю. Герман. Сосново. 1965 г. Май».

Обратите особое внимание на то, что Ю.П. Герман согласился принять участие в составлении альбома, в котором должны быть показаны поэты и писатели, чья жизнь была связана с жизнью Павловска, и прислал для этого необходимые свои материалы. Запомните этот важный момент данного очерка, потому что ниже мы еще коснемся вопроса, который нам будет очень нужен для подтверждения одного важного жизненного факта.

Как-то очень давно, очевидно, еще в семидесятых годах, бывая в Воронеже на курсах повышения квалификации, я посещал кружок Олега Григорьевича Ласунского «Библиофил», который собирался в центральной областной библиотеке им. И.С. Никитина. Олег Григорьевич еще в то время начал собирать материал для словаря о поэтах и писателях, чья жизнь была связана с Воронежским краем. Я ему тогда рассказал, что у нас до войны проживали родители известного ленинградского писателя-романиста Юрия Павловича Германа. И что они будто бы были репрессированы беспощадным сталинским режимом, иначе какие причины заставили бы их бросить своих детей (хотя уже и взрослых) в Ленинграде и уехать жить в такую глушь, каким был наш город Павловск в 1937 году. Олег Григорьевич хорошо запомнил мои слова. Но составления словаря затянулось на многие годы из-за других, не менее срочных, дел.

И вот не так давно, чувствуя, что годы уже поджимают, а конца с завершением словаря еще не видно, он прислал в наш краеведческий сектор центральной районной библиотеки им. А.С. Пушкина письмо, в котором хотел выяснить, был ли в действительности Ю.П. Герман в нашем городе, чтобы потом занести в свой словарь. Это письмо библиотека напечатала в павловской газете «Твоя реклама», №5,31 января 2002 года под заголовком «Что Вы на сей счет скажете?» В адрес Ершовой Е.В. (сектор краеведения районной библиотеки) поступило письмо из Воронежа от О. Ласунского, члена Союза писателей, председателя Воронежского историко-культурного общества (при областной библиотеке им. И.С. Никитина): «... Я многие годы составляю картотеку деятелей литературы, так или иначе связанных с Воронежским краем. Имеются там и имена, относящиеся к Павловскому мини-региону. Вот, например, поэт А.М. Бабенко (настоящая фамилия Бибик) 1854-1920, с Украины его занесло в Павловск, где он и умер. Известно ли Вам что-либо об этом человеке?

Много лет назад павловский краевед Ампилов сообщил мне, что в Павловске в тридцатые годы якобы жила семья известного советского писателя-романиста Ю.П. Германа (1910-1967), будто бы высланная из Ленинграда. Однако никаких подтверждений этому факту в работах о Ю.П. Германе не обнаружил. Что Вы на сей счет скажете?»

Центральная районная библиотека обращается к павловчанам, имеющим сведения об указанных лицах, помочь в составлении биографической справки. Телефон сектора краеведения 2-44-79».

Но, как я и предполагал, старожилы-павловчане состарились и поумирали, а новые, приехавшие в наш город совсем недавно, об этом никогда и ничего не слышали. Ответила лишь одна старейшая жительница нашего города, врач, 82-летняя Н.В. Макарова (1923-2005). Вот письмо, напечатанное в «Твоей рекламе», №7, 14 февраля 2002 года.

«Советский писатель-романист Юрий Герман был в Павловске. Об этом сообщила нам старейшая жительница города, заслуженный врач России Нина Вениаминовна Макарова. Супружеская чета Герман, родители известного писателя, жили в доме на углу проспекта Революции и улицы Воровского. Отец Юрия Павловича был небольшого роста, полный, носил рубашку «навыпуск», подпоясанную ремешком по-толстовски, портфель предпочитал носить под мышкой, а не держать за ручку. Мама была высокого роста, худенькая, седовласая брюнетка, I домохозяйка. На люди Германы выходили всегда вдвоем, как-то ни с кем не общаясь. Глава I семейства работал в райфинотделе. Было это в 1937-1938 годах,

Когда Нина Вениаминовна была еще подростком, но прочитала уже книгу писателя «Наши I знакомые». Кроме того, она видела самого Юрия Германа в Павловске. Это было летом, он I стоял на крылечке Одинцовского дома с кем-то из работников райкома партии. Ей запомнился I образ писателя - высокого, интересного, интеллигентного мужчины лет сорока, в светло-коричневом, в продольную полоску, элегантном костюме. Таким и сохранился он в памяти на долгие годы».

По воспоминаниям М.Н. Степанова, о котором мы упоминали выше, Ю.П. Герман приезжал к нам в Павловск после того, как немцы были полностью изгнаны с территории Советского Союза. Он хотел выяснить, где его родители и каково состояние их здоровья. А после войны в августе 1946 года он приехал в Павловск еще раз, забрал родителей и уехал с ними в Ленинград.

Уже после смерти Ю.П. Германа кто-то из учителей павловской средней школы №1 хотел I выяснить очередную версию, в которой говорилось, что Юрий Павлович, проживая в Павловске, окончил нашу среднюю школу. Они послали письмо в Ленинград, которое, очевидно, I попало в семью Германов, и вскоре был прислан такой ответ: «К Вашим Германам мы никакого отношения не имеем». Но вряд ли это действительно так. Если бы семья Германов к проживавшим когда-то в нашем городе не имела бы никакого отношения, то Юрий Павлович I не прислал бы в музей школы-интерната ни своей фотографии, ни своих книг с автографами. Это однозначно.

А то, что писатель никогда не был учеником средней школы №1, - это чистая правда. Во- первых, его не было с родителями в 1937 году, они были одни. А во-вторых, он родился в Риге I в 1910 году, и когда в Павловске появились его родители, то ему в то время было уже 27 лет, и никаким учеником по возрасту он не мог быть.

Воронежский историк и краевед А.Н. Акиньшин тоже посылал письмо в Москву (теперь Германы живут в Москве) в Союз кинорежиссеров, чтобы выяснить, был ли когда-нибудь Ю.П. Герман в Воронежском крае. Но и ему никто не ответил. В советское время родственники словно хотели забыть и никому никогда о прошлом Павла Николаевича Германа не рассказывать. Оно и понятно, почему. И все же есть одно совсем маленькое, но очень достоверное доказательство, что родители писателя подвергались всяческим подозрениям и недоверию. Уже в перестроечное время я как-то пришел с работы, включил радио и захватил всего лишь самый конец передачи. Внук Алексей Юрьевич Герман сказал: «Моего дедушку всю жизнь притесняли». Все это я слышал сам, и очень отчетливо и ясно, и тут же взял ручку и записал на бумаге эту фразу, чтобы не забыть.

Вот, пожалуй, и все, что я могу рассказать о пребывании родителей Ю.П.Германа в наших краях не по своей воле, а по чьему-то принуждению.

Год тому назад, собираясь писать о родителях Ю. Германа, я хотел найти его фотографию в том альбоме, который готовили для музея ученики школы-интерната. Школы этой давно в Павловске уже нет, весь материал оставался у учителя истории интерната Виктора Николаевича Кауля, а он покидал наш Павловск и с новой женой уезжал жить куда-то в Сибирь. Когда он вернулся оттуда, то был совершенно слепой и узнавал меня только по голосу. Вскоре он умер.

Я ходил и к одной его жене и звонил другой, просил их посмотреть, нет ли у них фотографии Ю. Германа. Но ни та, ни другая жена такой фотографии никогда не видели.

В последнее время я просмотрел все экземпляры местной газеты «Луч коммуны» за август 1946 года, надеясь увидеть хоть небольшую статейку об отъезде родителей Ю.П. Германа в Ленинград и тем самым документально (печатно) удостоверить факт пребывания писателя в нашем городе. Но, увы! Наши местные журналисты не удостоили своим вниманием это историческое событие, и мы вынуждены пользоваться только воспоминаниями старожилов нашего города.






Дата добавления: 2015-05-12; просмотров: 473; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Учись учиться, не учась! 11083 - | 8252 - или читать все...

Читайте также:

 

3.230.76.196 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.003 сек.