double arrow
НУСАНТАРА НА ПОРОГЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. СВИДЕТЕЛЬСТВА ВНЕШНИХ ИСТОЧНИКОВ

К концу первого тысячелетия до и, э. уже происходило формирование современного контура политико-культурных и этнических границ Юго-Восточной Азии как региона. Это было связано в первую очередь с ускорением процесса складывания государственных образований у племен Индокитайского полуострова и с расселением великокитайского этноса (ханьцен) к югу от бассейна Янцлы, а ходе которого частично ассимилировались, частично вытеснялись далее на юг древние предки австроазиатов и австронезийцев, бирманцев и таи. К рубежу нашей эры во всех наиболее крупных речных долинах континентальной части ЮВА в ее современных границах уже существовали государства. Этот процесс охватил и некоторые территории островной части Юго-Восточной Азии.

Население наиболее развитых областей Больших Зондских островов и Малаккского полуострова имело прочные традиции материальной и духовной культуры. Местные земледельческие племена широко практиковали поливное рисосеяние, разводили домашних животных (буйволов, свиней, птицу), им были известны навыки бронзолитейного дела, варки железа. Малайцы и другие народы австронезийской языковой семьи освоили строительство парусных судов с балансиром, бороздили на них моря Нусантяры, совершали и океанские плавания, что способствовало развитию общеиндонезийской культурной общности и се связям с другими культурами. В водах Нусаптары, Малаккского пролива и через Малаккский полуостров с древности проходили мировые торговые пути, связывавшие между собой Китай и Индию, страны Ближнего Востока и Средиземноморья с Восточной Азией, Когда люди научились использовать тропические муссоны в регулярных плаваниях, этот район превратился в один из важнейших «перекрестков Азии», непременное звено торговых и культурных контактов государств бассейна Индийского и Тихого океанов.




Несомненно, что интерес к контактам с далекими островами у государств древности, прежде всего Южной Азии и Китая, пробудился задолго ло рубежа новой эры, еще до того, как сама Нусантара стала регулярным звеном в системе международного торгового обмена. И уже тогда земли, лежавшие на пути мореплавателей и торговцев, воспринимались нередко как имеющие «царей» и свою социальную организацию, которая в действительности была еще скорее исего полуварварской, находилась на начальной стадии становления гражданского общества и выделения публичной власти. И прежде чем отдельные прибрежные торговые и аграрные районы Нусантары представились взору заморских мореплавателей как реальные царства с верховной властью, дипломатией, духовенством и атрибутами политического суверенитета, они долгое время скрывались н письменных сообщениях под личиной выразительных, но обобщенных географических понятий и наименований.



Туманно-сказочные упоминания древнеиндийского эпоса «Рамаяна» об острове Явадвипа, «украшенном семью королевствами», о Золотом острове (Суварнадвипа) могут быть отнесены к различным островным территориям к востоку от Бенгальского залива, но в позднейших индийских сообщениях связаны с Явой, Суматрой или Малайей, поэтому чаще всего их отождествляют с островами Западной и Центральной Итщопезин и с Малайзией. В буддийских джатаках упоминается Золотая Земля (Суваннабхуми), путь в которую труден и опасен. С ней отождествляют некоторые, прибрежные и островные области ЮВА, в том числе и Суматру. В других индийских источниках начала нашей эры упоминаются Малайюдвипа (Суматра, Малайя?), Карпудвипа (Остров камфоры—Калимантан), Варунадвипа (там же?). Топонимы, относящиеся к Нусактарс, встречаются и в сочинениях Калидасы, и в древнетамильских поэмах. Островной мир региона у древних индийцев фигурировал под общим наименованием Двинантары (синоним Нусантары).

В античных географических сочинениях и исторических работах I в.до н.э. — II в. н.э. (у Диодора Сицилийского, в «Перилле Эритрейского моря», в «Географии» Клавдия Птолемея, у Помпония Мелы, Плиния Старшего, Дионисия Периегета) к землям Нусантары относятся Острова блаженных, Серебряная страна, Золотая страна, Золотой полуостров, наконец, Ябадиу, который рядом ученых отождествляется с Явой и название которого в греческой передаче произошло от санскритского «Явадвипа»*. Остров этот, согласно Птолемею, был плодороден и имел много золота.

По китайским источникам, еще в 110—87 гг. до н.э. со времени императора Лю Чэ (У Ди) ко двору империи Хань прибывали посольства с данью из некоей южной страны Хуанчжи, лежащей в двух месяцах морского пути от Фу-гань-ду-лу (в р-не Малаккского полуострова). По сведениям из «Цянь Хань Шу» («История династии Ранняя Хань»), в 1- 6 гг. н.э. (при императоре Пин Ди и регенте Ван Мане) из Южного Китай ханьские власти посылали в страну Хуаичжи подарки, ожидая получить в ответ носорогов. Наиболее вероятное отождествление Хуанчжи - с Восточной или Южной Индией. Но независимо от того, где находилась эта страна (вопрос остается спорным, и не исключен вариант с Суматрой), путь туда лежал по водам Южных морей, минуя Малаккский полуостров, Суматру и Яву, т. е. баснословные Золотую и Серебряную страны и Явадвипу. В китайских сочинениях III—V вв. с Явой отождествляют Ецзяо (также от Явадвипы), Дупо, Сытяо, Шепо и т. д.

Эти и другие, иногда весьма образные, наименования кочевали, заимствовались, попадали в искаженном виде из более ранних сочинений в позднейшие. Примечательно, однако, что в их смысловом содержании явно выделяется акцент на драгоценность, богатство, уникальность. Это не только метафорический образ легендарных, полных экзотического очарования земель, но и давняя молва о богатстве их ресурсов, какие-то отдаленные сведения об их составе. Вероятно, это не случайно. Можно полагать, что островную часть ЮВА на арену древней международной торговли первоначально вывели продажа и перепродажа в первую очередь ценных и редких товаров. Это самоцветы и поделочные камни, дорогие ткани, сырье для них, благовонии, пряности, лекарственные вещества, ценные сорта древесины и смолы, редкие животные и другие раритеты и предметы роскоши. С развитием собственных производительных сил список статей экспорта, возможно, уже в древний период пополнился оловом и рабами, посудой и обиходными такнями, оружием и т.д. Но практчиески до рубежа н.э. прямые сведения о компонентах собственного вывоза товаров из Нусантары отсутствуют, хотя и предполагается, что жто были такие, как алоэ и сандаловое дерево.






Сейчас читают про: