double arrow

Нарушение мышления

Первую классификацию расстройств мышления в психопатологии дал В. Гризингер (1845), выделивший расстройства мышления по форме и по содержанию; к первым он относил ускорение и замедление мышления, а ко вторым - бред. Такое деление патологии мышления сохранилось с некоторыми изменениями и до нашего времени, хотя любое деление расстройств мышления на группы, как и всякая классификационная схема, является условным.

При ускорении мышления ассоциации поверхностные, количество их, возникающее в единицу времени, увеличено, они преимущественно механические (по сходству, смежности и пр.). Больной отвлекается от основной мысли, легко переключается с одной мысли на другую, незаканчивая ответа. Иногда возникает целый "вихрь идей". Если такая "скачка мыслей" происходит помимо воли больного, то это носит название ментизма. Ускорение мышления проявляется и в ускорении речи, что обозначается как тахилалия.

В случае замедленного мышления количество ассоциаций, возникающих в единицу времени, уменьшено, их возникновение замедлено, мысли, по словам больных, "ворочаются, как жернова", тяжело и "нехотя". Замедленная речь, когда слова произносятся с большими интервалами, называется брадилалия (в отличие от спигофазии, при которой затруднения речи связаны не столько с замедлением ассоциативного процесса, сколько с его обеднением, невозможностью быстро вспомнить, подобрать необходимое слово).

У некоторых больных на фоне неизмененной скорости мышления (или замедленного, или ускоренного) периодически возникают кратовре-менные перерывы, задержки, во время которых мысли отсутствуют совершенно - шперрунг.

Своеобразная форма замедления - обстоятельность. В этом случае речь может быть обычной по темпу, однако переход от одной мысли к другой совершается крайне медленно из-за "топтания" вокруг несущественных обстоятельств и излишне подробного описания фактов и событий, не имеющих прямого отношения к основной теме рассказа.

Замедлению мышления способствует также персеверация, т.е. повторение иди систематическое возвращение к одной и той же определенной теме. Персеверация может проявляться как в ответной речи, так и в спонтанном повествовании.

При нарушении грамматической стройности мышления (речи) могут быть не связанными между собой отдельные мысли и предложения (разорванное мышление), словосочетания (бессвязное мышление) или слова и даже слоги (инкогеренция, словесные "салат", "окрошка"). Бессмысленная игра словами, с нанизыванием одного слова на другое и произнесением ряда сходных по звучанию слов, часто совершенно бессмысленных, называется вербигерацией (например: "весть, ресть, жесть, лесть, несть, бесть, честь" и т.д.).

Нарушаться может и логическая стройность мышления: предложения построены грамматически верно, однако суждения основаны на ошибочной предпосылке, умозаключения идут вразрез со здравым смыслом, формальной логикой и практикой (паралогическое мышление, например: "карандаш шестигранный, твердый, потому что днем он освещается солнцем, а ночью луной").

Стройность мышления может изменяться и в связи с одновременным возникновением двух взаимоисключающих идей (амбитендентность мышления).

Многие больные, избрав определенную тему, никак не могут от нее оторваться. Употребляя банальные сравнения, применяя всем известные характеристики и "всесторонне освещая вопрос", приводя доводы, абстрактные рассуждения, софизмы, больные по существу занимаются "пустословием на заданную тему". Такое мышление называется резонерством (патологическое или бесплодное мудрствование). Резонерство не может привести к познанию объективной реальности, оно бессмысленно. Например, на вопрос "что такое стол?" больной отвечает так: "стол - название непосредственно общежитейское. Предметы по отношению друг к другу будут считаться как мертвые. По сравнению с природой можно сказать, что стол делают из дерева, а дерево растет и развивается, оно существует в природе. Здесь оно погублено и несуществующее, стоящее определенным предметом. Оно имеет в виду качество и количество".

Объектами аутистического мышления являются исключительно внутренний мир больного, его переживания. Такие больные замкнуты и недоступны, а если и вступают в беседу, то вскоре переводят разговор на тему собственных мыслей и представлений, не имеющих реальной проекции и оторванных от действительности.

Богато клиническими проявлениями символическое мышление. Здоровые люди, воспринимая и оценивая предметы, образы реального мира, направляют свои мысленные взоры на наиболее важные и ценные с практической точки зрения свойства и качества и затем соответственно используют объект восприятия (например, цифра 7 служит для обозначения определенного количества предметов). При символическом мышлении больной обращает основное внимание на свойства, имеющие второстепенное значение, придавая им особый смысл. Например, та ЖЕ цифра 7 оценивается больным как символ: "ни Богу свечка, ни черту кочерга" ("горизонтальная линия цифры не МОЖЕТ быть свечкой, ибо к ней присоединена наклонная. Обе линии - похожи на кочергу, но, к сожалению, перечеркнуты. Стало быть - ни черту кочерга"). Так как фамилия больного состоит из 7 букв (Шутенко), а в прошлом он неоднократно "слышал голос" о том, что он "станет властелином мира", то цифра 7 и все ей равное или кратное имеет "определенный смысл и говорит о том же самом". Тут и некоторые слова из семи букв (планета, спутник и др.), и ряд пословиц (семи пядей во лбу), и суммы букв двух слов, имеющих между собой известную связь (Адам - Ева, Бог - черт и др.).

Своеобразный взгляд на мир больного с символическим (разорванным, аутистическим и др.) мышлением приводит к тому, что, будучи не в силах подобрать подходящие слова для обозначения некоторых собственных представлений и понятий, больной вынужден изобретать новые слова-символы - неологизмы (например, словогромкость и т.д.).

Нарушение содержания, продукции мышления проявляется в виде различных идей, в большей или меньшей мере не соответствующих действительности: навязчивых, сверхценных и бредовых.

Навязчивые идеи не только не соответствуют действительности, но часто противоречат ей, нередко нелепы по содержанию. Тем не менее больной не в состоянии от них освободиться. Навязчивые мысли, как правило, сочетаются с другими навязчивыми явлениями (обсессиями) - навязчивыми представлениями, сомнениями, воспоминаниями, счетом, запоминанием, действиями, влечениями, страхами и т.п. Все они без исключения оцениваются больными правильно, "как они того заслуживают", и осознаются как нечто лишнее и постороннее, привнесенное извне. Поэтому выполняются лишь те навязчивые мысли, желания, действия и пр., которые не причиняют ущерба здоровью окружающих и не противоречат общепринятым моральным и этическим нормам (например, навязчивое мудрствование, пересчитывание, мытье рук). Часто навязчивые мысли и желания возникают лишь в обстановке, исключающей возможность их выполнения (контрастные обсессии). Серия навязчивых действий, выполняемых в определенной, раз навсегда установленной больным последовательности, называется ритуалам.

Сверхценные идеи (переоцениваемые, доминирующие) всегда имеют какое-то реальное основание, психологическую проекцию вовне, т.е. основаны на действительных фактах, обстоятельствах, которым, однако, больной придает слишком большое значение. Несоответствие истинной ценности факта и мнения о нем больного им самим не осознается. Поэтому развивается кипучая деятельность в связи с имеющейся у больного сверхценной идеей (например, изобретательства, ревности, необычных качеств собственной личности). В обыденной жизни эти больные почти не отличаются от здоровых людей: ходят на работу, участвуют в общественной деятельности и различных мероприятиях, занимаются садоводством, спортом и др. Критика своих неверных идей отсутствует, что не мешает больным замечать скептические взгляды и насмешки окружающих. Поэтому свои занятия (переписку с учреждениями, посещения руководящих работников, редакций газет и пр.) такие люди тщательно скрывают и выбирают для них преимущественно свободное от других дел время.

Бредовые идеи - бред - неверное умозаключение, не поддающееся разубеждению и возникающее в связи с болезнью. Описываются острый бред (например, при делирии), хронический (например, алкогольный параноид) и осциллирующий (затухающий и периодически обостряющийся). Первый обычно не имеет определенной системы, второй - почти всегда систематизированный. Бред в своем развитии проходит несколько стадий:

а) бредовое настроение (настороженность)', больной в тревоге, он чего-то ожидает и среди образов и явлений окружающего мира постоянно ищет подтверждение своим опасениям, объяснение наступившей с некоторых пор "внутренней несвободы";

6) бредовое восприятие~. некоторые из окружающих больного предметов и лиц воспринимаются им "особенно", хотя больной ничем этого выделения пока объяснить не может;

в) бредовое толкование, "особенно" воспринятое все больше и больше начинает объясняться больным, приобретает определенный смысл и значение;

г) кристаллизация бреда (И.М. Балинский): воспринятое и истолкованное бредовым образом организуется в систему, приобретает стройность и законченность (больному "теперь все стало ясно");

д) исчезновение бреда, спонтанное, связанное с лечением или с демен-цией.

Источником, основой для образования бредовых идей могут стать сверхценные идеи, а также галлюцинации. Иногда бред - единственное остаточное явление только что перенесенного психоза (например, дели-риозного помрачения сознания) - резидуальный бред.

По содержанию бред может быть весьма разнообразен: преследования (разновидности - химического, физического, гипнотического воздействия; отравления; обвинения; ущерба; обворования и др.); самообвинения, отношения (все или некоторые лица, предметы имеют к больному определенное отношение); одержимости ("внутри тела сидит бес, что хочет, то и делает, даже говорит моим голосом"); метаморфозы (больной, по его мнению, превратился в собаку - кинантропия, в волка - ликантропия и др.); величия; богатства; знатного происхождения и др.

Содержание бреда в некоторых случаях может видоизменяться (трансформация бреда). Иногда собственные бредовые мысли и переживания приписываются больными окружающим людям (транзитивизм бреда). В одних случаях при бреде преобладают элементы рассуждений и умозаключений (бред толкования), в других - конкретные образы (образный бред). В происхождении бредовых идей определенную роль играет основной фон настроения (кататимный бред). Некоторые чувствительные люди, обладающие повышенной ранимостью, собственные переживания интерпретируют бредовым образом (сенситивный бред).

Бред, как и другие формы нарушения мышления, наиболее часто встречается в психиатрической практике - и как составная часть какого-либо синдрома, и как более или менее изолированная психопатология. В последнем случае различаются в основном два синдрома: параноидный (включает систематизированный бред и соответствующие изменения в поведении и настроении) и паранойяльный (систематизированный бред при отсутствии нелепых суждений и галлюцинаций - своеобразная патологическая интерпретация реальных фактов, событий).

Бред и выраженные расстройства психики в других сферах сочетаются в разных комбинациях. Например, депрессивное настроение, сосуществуя с бредовыми идеями, образует депрессивно-параноидный синдром.

В синдроме галлюцинаторно-параноидном сочетаются бред и галлюцинации или другие расстройства акта восприятия, которые часто поддерживают бредовые идеи. В зависимости от характера бреда и галлюцинаций различают ипохондрический галлюцинаторно-:тараноидный синдром (уверенность в несуществующей болезни и висцеральные галлюцинации, сенестопатии), парафренный синдром (эмоционально насы^ щенный систематизированный бред, преимущественно фантастического содержания, в сочетании со сложными гаплюцинациями и явлениями психического автоматизма), сивдром Кандинского-Клерамбо (взаимососу-ществование явлений психического автоматизма и бреда преследования - воздействия, уничтожения и др.). Под психическим автоматизмом понимаются такие акты психической деятельности (в одной или нескольких сферах), которые совершаются помимо воли и желания больного: либо "сами по себе", либо под влиянием "воздействия извне". Различные явления в сферах мышления, интеллекта и памяти (лносятся к ассоциативному автоматизму (ментизм, "вкладывание" мыслей, "разматывание" воспоминаний и др.). В сфере восприятия психический автоматизм представден различными видами псевдогаллюцинаций, некоторые из них сочетаются с двигательным автоматизмом ("не хочу, а голова запрокинулась назад"; "лежу, не шевелюсь, а кто-то будто использует мои уста: с языка сами слетают неслышимые слова"; "рот пустой, но ощущаю, как зубы разжевывают пищу, затем она проглатывается и передвигается по пищеводу"). Подобным же образом мотут самопроизвольно (или "в связи с посторонним влиянием") возникать, сменять друг друга, исчезать и вновь появляться различные чувства, побуждения и другие проявления психической деятельности.

В патопсихологии Б.В. Зейгарник (1986) выделяет следующие три вида патологии мышления: 1) нарушение оиерш^юююй страны мышмчшг, 2) нарушение динамик" мышления, 3) нарушение мпимтногв компонента мышления.

К нарушениям пиера^юнной стороны мышления относятся снижение уровня обобщения (в суждениях пациентов оперирование общими признаками заменяется преобладанием непосредственных представлений о предметах и явлениях, установлением конкретных связей между ними) и искажение процесса обобщения (установление чрезвычайно общих связей между предметами и явлениями, отражающих не существенную, а случайную сторону предметов и явлений).

Снижение уровня обобщений характерно преимущественно для больных с различными формами органического поражения головного мозга, а также для лиц с интеллектуальной неполноценностью. Искажения процесса обобщения наиболее часто встречаются у больных шизофренией и психопатических личностей, однако частота встречаемости этих нарушений у больных шизофренией значительно выше, чем у психопатов: так, по данным Б.В. Зейгарник (1986) они встретились у 67,1% обследованных больных шизофренией и у 33,3% обследованных психопатических личностей.

Нарушение динамики мыслительной деятельности проявляется в лабильности или инертности мышления. Лабильность мышления - это неустойчивость способа выполнения задания. При этом уровень обобщения и адекватный характер суждений пациентов, как правило, в целом сохраняются. Инертность мышления - это трудности (вплоть до невозможности) изменения избранного способа работы испытуемого, переключения с одного вида деятельности на другой.

Лабильность и инертность мышления являются в целом неспецифическими патопсихологическими феноменами, которые могут быть обнаружены при самых разнообразных психических расстройствах, однако все же наиболее часто они встречаются в рамках различных органических поражений головного мозга.

Нарушение мпимтиогв компонента мышления проявляется в виде разноплановости мышления, нарушения критичности мышления и нарушения саморегуляции мышления.

Разноплановость мышления заключается в том, что суждения испытуемых протекают одновременно в разных плоскостях, в разных руслах, в качестве основы для выполнения мыслительной деятельности при этом выступают совершенно разные посылки.

Резонерство (нарушени критичности мышления) сводится к "бесплодному мудрствованию", к непродуктивным многоречивым рассуждениям, к неадекватному стремлению подвести любое явление под какую-либо "концепцию".

Нарушения саморегуляции мышления проявляются в невозможности целенаправленной организации испытуемым своих мыслительных действий.

Описанные нарушения личностного компонента мышления также могут встретиться при самых разнообразных нарушениях психической деятельности человека.

Читайте также:

Физиологические механизмы мышления

Исторические сведения о сознании

Виды и типы памяти

Формирование сознания

Ощущения. Восприятие. Представление. Исторические сведения

Вернуться в оглавление: Медицинская психология


Сейчас читают про: