double arrow

Повседневное мышление как система конструируемых типов. Интерсубъективный мир существовал до нашего рождения, переживался и интерпретировался нашими предшественниками как мир организованный


Интерсубъективный мир существовал до нашего рождения, переживался и интерпретировался нашими предшественниками как мир организованный. Перед нами он предстает в нашем собственном переживании и нашей интерпретации.
Мы воспринимаем мир в его типичности (а не в совокупности индивидуальных уникальных объектов). Предшествующее знание содержит горизонт сходных будущих переживаний. В то же время мы не думаем о конкретной собаке как о представителе всего класса "собак".
Человек в любой момент находится в биографически детерминированной ситуации, т.е. в определенной физической и социокультурной среде, которая характеризуется опытом, запасом знания.

Интерсубъективный характер повседневного знания и его импликация

Социальный мир — это не просто чей-то частный мир, он является интерсубъективным миром культуры. Мир интерсубъективен, так как мы живем среди других людей: нас связывает общность забот, труда, взаимопонимание. Он - мир культуры, ибо с самого начала повседневность предстает перед нами как смысловой универсум, совокупность значений. Однако эта совокупность значений - и в этом отличие царства культуры от царства природы — возникла и продолжает формироваться в человеческих действиях: наших собственных и других людей, современников и предшественников.

Три аспекта проблемы социализации знания:

1.взаимность перспектив или структурная социализация знаний. Ее факторы:
взаимозаменяемость точек зрения;
совпадение систем релевантностей (интерпретирование объекта схожим образом, достаточным для практических целей);
знание об объекте, как знание "каждого".

2.социальное происхождение знания. Лишь малая часть знаний порождается личным опытом;

3.социальное распределение знания. Мое актуальное знание - всего лишь потенциальное знание моего партнера, и наоборот, каждый является "экспертом" в своей узкой области и дилетантом во многих других областях знания.

Структура социального мира и его типизация в конструктах повседневного мышления.

Мы понимаем другого, конструируя типичный способ его деятельности, типичные мотивы, лежащие в его основе, социальные установки личности.
Чтобы быть понятыми, мы должны приспособить свое поведение к типичному. При конструировании другого происходит наша самотипизация, определяя роль другого, я определяю свою роль.


Сейчас читают про: