double arrow
Заикание как проблема личности

Заикание мы рассматриваем прежде всего как проблему личности. Контингент заикающихся, которые обращаются к нам, составляют взрослые и подростки со звучащей психотравмой. Такие люди характеризуются целым рядом личностных особенностей:

• изменение потребностно-мотивационной сферы (развитие пессимизма, неверие в возможность купирования заикания);

• нарушение эмоционально-волевой сферы (развитие вторичного невроза заикания, при котором страх речи становится навязчивым и возникает уже при одной необходимости говорить или при воспоминании о речевых неудачах прошлого);

• формирование пассивно-оборонительного типа поведения (избегание ряда психотравмирующих ситуаций);

• изменение когнитивной сферы (искаженное представление о себе как о субъекте общения, объяснение своих коммуникативных проблем исходя из факта наличия заикания, а не из своих личностных особенностей;

• наличие стойкого патологического нарушения готовности к речи, упреждающего внешнюю манифестацию заикания.

Известно, что личностная составляющая синдрома заикания у взрослых и подростков представлена как надстройка над ядром основного заболевания и определяется как вторичный невроз заикания (Абелева, 1981)[4].

И действительно, мы наблюдаем, что боязнь за исход речи в особо значимых ситуациях, таких как общение в эмоциональной обстановке, выступление перед большой аудиторией, ограничение времени, внезапный вопрос, неадекватная реакция собеседника, его высокий официальный ранг и др. – вызывают у заикающегося избыточную ориентировочную реакцию на новизну и значимость окружающего. Это сопровождается эмоциональными реакциями в виде повышенной тревожности, фрустрированности, фобических явлений. Заикающийся находится в постоянном ожидании повторения непреодолимо трудной ситуации, когда любое внезапное обращение к нему в быту, на работе и др. может выявить его дефект и обнаружить его несостоятельность. Такие больные получают психическую





травму постоянно: они как, бы носят предпосылки к ней в себе самих, находятся в постоянном режиме «ждущей схемы» – ожидания и предвкушения случайного сигнала. Это висит над заикающимся как Дамоклов меч, а каждый новый срыв только подкрепляет и фиксирует патологический стереотип речи и состояния. В более тяжелых случаях заикание вызывает глубокое нарушение коммуникации, потерю чувственного контакта с людьми, с миром.



Опыт практической работы и специально организованные исследования позволили нам определить следующие важные для методики особенности состояний пациентов:

– заикающийся в ходе продуцирования собственной речи слышит свою спотыкающуюся речь (мы назвали это явление феноменом «Эхо»);

– ощущает мышечно-спазматическое неудобство во время речи (феномен «Кинези»);

– видит себя глазами другого человека – собеседника, случайного прохожего и др. (феномен «Зеркало»).

Таким образом, рассматривая заикание как проблему личности, мы дали ему следующее определение: заикание – это страдание, которое в ходе приема собственных сигналов суммирует три феномена – «Эхо», «Зеркало», «Кинези». Вследствие одновременного протекания феноменов происходит стойкое негативное условно-рефлекторное закрепление недуга, проявляющееся в нарушении готовности к речи еще до ее наступления и сопровождающееся повышенной ориентировочной реакцией. Как результат, заикающиеся, в отличие от здоровых, ограничены в свободе смены психических состояний в ситуациях общения.






Сейчас читают про: