Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Артиллерия




16. Орудия, их установка, снаряды и порох составляют предмет конкуренции различных казенных и частных заводов, посему надо считать успех в выделке их вполне обеспеченным и идущим правильными шагами вперед. За последние тридцать лет чугунные гладкостенные пушки заменились нарезными, приспособлено заряжание с казенной части и увеличена длина пушек для придания им способности давать снарядам большие начальные скорости. Наконец, в последнее время орудия делаются патронными до 6" калибра включительно, что сильно увеличило скорость огня, а бездымный порох увеличил начальные скорости и устранил замедление огня, происходящее от облаков дыма.

Введение бездымного пороха вообще составляет крупный шаг вперед, но по настоящее время установлены сорта пороха лишь для орудий не свыше 6" калибра. Порох нитроглицериновый выгоднее пироксилинового в экономическом отношении, но, по высокой температуре газов, он причиняет большое выгорание каналов, тогда как лучшие сорта пироксилиновых шорохов, при принятом давлении в 2500 ат, почти безвредны для канала. И те, и другие пороха оставляют после стрельбы вредные для состояния человеческого организма газы, и необходимо изыскивать средства, чтобы или удалять их, или обезвреживать.

Необходимо отметить крупный шаг вперед, по артиллерии, сделанный инженером Канэ, который указал на возможность уравновесить все части установки орудий больших калибров для того, чтобы поворот башен не вызывал крена корабля и можно было наводку тяжелых орудий и башен производить не только механически, но и ручной силой.

Усовершенствование в способе изготовления бронебойных снарядов, сделанное Гольцером, идущим в этом деле впереди всех, значительно повысило качества их. Его снаряды выдерживают самые сильные удары в стале-никелевую броню, но теперь явилась броня Гарвея1, о которую {27} разбиваются всякие снаряды, и потому нужны дальнейшие усовершенствования в снарядах.

Морякам нет надобности заботиться об улучшении технической части пушек, станков и снарядов — дело это пойдет само собой, но снаряжение снарядов нуждаемся в поощрительных мерах1. Оно далеко отстало от всего остального. Также отстало то, что находится в руках самих моряков, т. е. способы пользования артиллерией и управление артиллерийским огнем.

17. Выбор калибра. Существенным вопросом по артиллерии) надо считать удачный выбор калибра пушек для проектируемого корабля. Примем вес нормального снаряда по формуле р = 0,4688 d3, где р есть вес снаряда в русских фунтах, a d — калибр орудия в дюймах. Тогда получим, что орудие каждого из калибров может при хорошем бездымном порохе сообщить снаряду нормального размера скорость в 2600 фут/сек. Поэтому относительно пробиваемости существует прямая пропорциональность между калибром орудия и толщиной брони. Таблица, ниже сего, иллюстрирует силу пушек и относительную крепость брони различных сортов, показывая толщину плит, пробиваемых нормально при скорости 2600 фут/сек.




Вид обороны Толщина пробивае- мой брони в калибрах орудия Толщина брони, про- биваеемой 6" орудием Толщина брони, пробива- емой 12" ору- дием
дюймы
Железная броня 2,75 16,5
Стале-железная броня 2,42 14,5
Стальная обыкновенная 2,33
„ высокого качества . . 2,00
Стале-никелевая 1,67
Гарвеевская 1,17

Веса пушек, установок и боевого снабжения пропорциональны кубам калибров и возрастают постепенно. {28} Дальность снарядов при тех же углах возвышения также увеличивается постепенно с величиною калибров. При начальной скорости 2200 фут/сек и угле возвышения 15° дальность:

47-мм орудия . . . . . . . . . . . . . . каб.
6" . . . . . . . . . . . . . .
12" . . . . . . . . . . . . . .

18. Относительно скорости стрельбы — в настоящее время постепенности не существует. Скорость стрельбы зависит от скорости заряжания орудия и скорости наводки. Заряжание обыкновенного картузного орудия после выстрела состоит из открытия замка, банения, посылки снаряда и заряда, закрывания замка и вставления трубки. Когда будет введен бездымный порох со сгорающими картузами и на воспламенение заряда не потребуется класть черного пороха, то самая продолжительная часть операции, т. е. банение, отпадает. Вставление трубок можно устроить при открытом замке, а отпирание замков поставить в зависимость от накатывания к борту. Этим будет достигнуто большое сокращение в скорости заряжания, которое будет лишь немногим медленнее, чем при патроне.



У патронных орудий заряжание состоит из отпирания замка, вставления снаряда и патрона и запирания замка. Операции эти почти те же, к которым могут притти и у картузных орудий, но у патронных орудий приспособлено так, что наводку, которая требует продолжительного времени, можно производить во время заряжания. Комендор при этом все время следит за целью, и это много ускоряет огонь. Из вышесказанного следует, что у больших орудий можно значительно ускорить огонь — не введением металлических гильз, а приспособлением к производству наводки и горизонтальной, и вертикальной — во время самого заряжания.

Дальнейшие усовершенствования в скорости огня заключаются в том, что силою отдачи открывается замок, вставляется патрон, и орудие приготовляется к последующему выстрелу. Такие приспособления разработаны Максимом к ружейным стволам и к 37-мм пушкам и составляют крупный шаг вперед, доводя скорость огня до ее предела. Из сказанного видно, что по скорости стрельбы пушки можно разделить на три категории: автоматические, которые {29} выработаны до 37-мм калибра, патронные до 6" и картузные.

Какому же калибру следует отдать предпочтение?

19. Появление брони во время Американской войны сразу подняло калибр гладкостенных орудий до 15". У нарезной артиллерии, развивавшейся не при боевых условиях, возрастание калибра шло по мере утолщения брони. Первые броненосцы были бронированы по всей поверхности, почему при выборе калибров, брали наибольший, который корабль мог поднять, имея в виду главным образом пробивание брони на всех дистанциях.

Когда во второй половине 1870-х гг. началась постройка судов, имевших броневое прикрытие лишь частичное, тогда на все суда начали ставить также орудия средних калибров, предназначавшиеся для поражения небронированных частей. В последнее время не строится кораблей, у которых не было бы орудий средних калибров, и: в этом отношении 6" калибр — предельный для патронных орудий — есть наиболее популярный. В нашем флоте горячим защитником этого калибра явился генерал Ф. В. Пестич, который в целом ряде лекций и статей по сие время весьма талантливо доказывает, что поражение будет значительнее, если производить быстрый огонь из большого числа 6" орудий, чем при медленном огне из малого числа 12" орудий. Слова столь авторитетного лица, в котором соединяется боевая опытность с продолжительной службой по управлению морской артиллерией, заслуживают нашего особого внимания. Вообще с принципами почтенного генерала многие соглашаются, но для принятия их полностью надо допустить положение, что корабль, на котором стоит лишь средняя артиллерия, командует расстоянием до противника и может избирать выгодные для себя дистанции. Кроме того, надо допустить, что противник может быть выведен из строя той артиллерией, которая не пробивает его главного броневого прикрытия.

20. На вопрос о боевых дистанциях вообще смотрят различно, и многие авторитетные лица считают, что стрельба на большие расстояния гадательна, и результат ее не будет стоить потраченных боевых запасов, но я нахожу опасным довериться такому положению главным образом потому, что мы не имеем боевого опыта для артиллерии большой меткости. Вероятно, что во время боя процент {30} попадания попрежнему останется весьма малый, но если нападающий с крупной артиллерией имеет преимущество в ходе и поставит своего противника со средней артиллерией на такую дистанцию, при которой тяжелая артиллерия будет достигать цели, а средняя не будет, то у нападающего явится уверенность в отсутствии потерь, и потому стрельба на нем сможет производиться с полигонной точностью, к чему материальная часть представляет полную возможность. При таких условиях корабль, совсем не имеющий тяжелой артиллерии, может быть выведен из строя, не нанеся противнику ни одного поражения. Поэтому, казалось бы, можно заключить, что суда, предназначенные носить лишь среднюю артиллерию, должны по возможности иметь преимущество в ходе, чтобы выбор дистанции в некоторых, по крайней мере, случаях принадлежал им.

21. Вопрос о том, можно ли вывести из строя броненосный корабль, не пробив его главного боевого прикрытия, приходится решать без боевого опыта. Тот факт, что Monitor и Merrimac после стычки остались невредимыми, показывает, что при той артиллерии и той броне, которая была во время Американской войны, бронированные по всей поверхности борта были неуязвимы. Желание сделать броненосцы мореходными заставило прибегнуть к огромным небронированным или слабо бронированным надстройкам. Все эти части, а также трубы, шлюпки, мостики, мачты и пр. могут быть подбиты орудиями средних калибров, а у судов с карапасной палубой в носу и корме пробоины могут открыть доступ воды в корабль впереди и позади бронированного каземата. Если к этому мы прибавим;, что на многих судах установки барбетные, при которых пушки и установки совсем или частью не прикрыты броней, то получим картину весьма полного разрушения, которому может подвергнуться современный броненосный корабль от огня орудий средних калибров.

Можно ли однако считать, что всегда будут так строить корабли, тем более, что еще не сошли со сцены суда типа Петр Великий, где небронированного почти ничего нет. Только присутствие тяжелой артиллерии и заставляет производить частичное бронирование, и как только тяжелая артиллерия будет оставлена, суда покроют по всей поверхности 8" гарвеевской броней, которая пока {31} вполне защищает борт от современных 6" орудий. Вот причины, по которым я, отдавая справедливость верности взгляда Ф. В. Пестича, считаю однако, что было бы рискованным для флотов принять его мнение полностью, и полагаю, что на каждом боевом судне надо оставить хотя бы одно тяжелое орудие, дабы действовать на большие дистанции и иметь средства наносить противнику поражение в самые жизненные его части.

22. Иногда приходится слышать, что различные орудия имеют различные назначения, т. е. что малые орудия назначаются действовать против миноносок и легких прикрытий, тогда как тяжелые орудия должны употребляться для пробивания бронированных частей. Если бы морские сражения походили на сухопутные, то можно было бы, судя по ходу дела, вводить в действие то или другое орудие, но в морском сражении, сблизившись с противником, как бы слаб он ни был, повидимому придется обрушиться на него всей силой, чтобы уничтожить его возможно скорее, ибо даже слабый неприятель — как миноноска, имеет средства потопить сильного. Можно ли при этом оправдать командира, который поскупится на сегментные снаряды большого калибра и вследствие этого подпустит паровой катер на расстояние минного выстрела?

Точно так же будет непростительно, сойдясь с броненосцем на близкую дистанцию, не воспользоваться всей своей мелкой артиллерией, чтобы пронизать во многих местах шлюпки, трубы, верхние надстройки и пр. Может случиться, что снаряд 37-мм пушки влетит в амбразуру и подобьет такой прибор, без которого нельзя будет действовать 12" орудиями. Также есть основание думать, что даже толстые гарвеевские плиты могут быть сильно ослаблены и дать трещины от действия усовершенствованных снарядов мелких орудий.

Вышесказанное приводит к заключению, что все орудия на судах вероятно в бою будут употребляться против всякого неприятеля, и к этому они должны быть приспособлены.

Мины

23. Минное дело сделало в 1870-х гг. крупный шаг вперед, благодаря изобретательности частных лиц. Мина Уайтхеда {32} окончательно вытеснила все другие виды мин, и в настоящее время происходит шаг за шагом улучшение ее. Сделаны также попытки увеличить размер мин для того, чтобы увеличить заряды.

Во всех флотах идет разработка формы ножей, чтобы мина пробивала сети, а также изыскиваются приспособления, которые улучшили бы меткость мин при стрельбе на ходу.

Минное вооружение должно составлять принадлежность каждого боевого судна, начиная от миноноски и кончая кораблем. Чем меньше размер судна, тем оно более подходит к условиям действия минами, и так как минное вооружение вообще не тяжело, то следует на каждое даже легкое судно давать достаточное число минных аппаратов, стреляющих по всем направлениям. Отсутствие минных аппаратов на судне лишает его весьма важного оружия, которое дает возможность малому кораблю побороть большой.

Таран

24. Таран, составляющий непоказную часть корабля, остается разработанным довольно слабо, и не было еще случая, чтобы таран выдержал удар в двигающееся судно, не получив серьезного повреждения. Всем хорошо известно, что когда таранящее судно наносит другому на ходу удар в борт, то оно также получает бортом удар в свой таран. Пока таранам не придадут такой формы, которая соответствует получаемому им удару, до тех пор тараны будут страдать при каждом ударе, и корабль, нанесший таранный удар, должен будет возможно скорее стремиться в док для капитального исправления.

Существующий таран представляет оружие весьма популярное, и есть немало моряков и строителей, которые считают его единственным радикальным боевым средством. Предлагались несколько раз проекты специальных таранов; хотя мысль эта не находила широкого практического применения, тем не менее голоса за специальные тараны слышны и по сию минуту. Причина такой популярности таранов заключается в простоте их устройства и отсутствии тех мелких приспособлений, без которых невозможно с успехом пользоваться ни артиллерией, ни минами. Популярность тарана также может быть приписана успеху {33} первого боевого дебюта, когда он потопил два фрегата. Бывшие потом случаи нечаянных ударов тарана, сопровождавшиеся потоплением пробитых судов, также содействовали установлению понятия о смертоносном действии тарана. Общественное мнение вообще судит по впечатлению, и трудная задача предстоит тем, которые будут пробовать доказать, что причину потопления судов от таранного удара нужно искать не в смертоносном действии его, а в отсутствии средств, которые могли бы предохранить судно от потопления вследствие таранной пробоины. Судно, имеющее двойной борт с расстоянием между ними не менее

Рис. 5. Минный таран.

12 футов, не может быть потоплено таранным ударом, ибо вода заполнит лишь один или два небольших боковых коридора, что вызовет ничтожную прибавку в осадка и небольшой крен, устранимый напусканием воды на противоположную сторону. Таран только потому и страшен, что моряки не предъявляют строителям тех требований, которым боевой корабль должен отвечать.

25. Минные тараны. Неоднократно высказывались в печати взгляды о необходимости строить специальные тараны малых размеров. По мнению некоторых лиц, могут быть названы таранами небольшие суда, представляющие собой лишь увеличенные миноноски. Нет сомнения, что маленькое поворотливое судно легче может нанести удар, чем большое, но зато сила его будет значительно меньше, и можно сказать с уверенностью, что разрушение будет пропорционально весу таранящего судна.

Как бы однако ни было мало таранящее судно, если оно ударяет ниже брони, то пробьет стальной борт, который продавливается чрезвычайно легко. Пробоина однако же будет небольшая, и таран не дойдет до внутреннего борта. Чтобы такой таран вывел из строя поражаемое судно, необходимо наполнить таран взрывчатым веществом, которое и взорвать в тот момент, когда таран пробьет обшивку и будет находиться за ней. На рис. 5 представлен {34} таран судна в 400 т, заключающий в себе около 20 пудов пироксилина. Взрыв такого заряда в подводной части поражаемого судна за обшивкой в состоянии разрушить переборки на значительное расстояние. Подробности об этом моем предложении находятся в статье В защиту старых броненосцев и новых усовершенствований («Морской Сборник», 1886 г., №№ 2 и 3).

26. Надводный таран. Живая сила удара, наносимого одним кораблем другому, может быть примененной и для другой цели. Мы знаем, что парусные суда обладают гораздо большей остойчивостью, чем паровые, тем не менее бывали случаи, что парусные корабли опрокидывались во время шквала. Моряки вообще считают, что паруса и рангоут корабля недостаточно прочны, чтобы передать такое кренящее усилие, которое могло бы причинить опрокидывание судна. Всякий из нас видел на практике примеры сломанных брам-стеньг, вырванных марселей и прочих повреждений в рангоуте и парусах, но редко кто видел, чтобы корабль положило на бок в такой степени, которая может считаться опасной. Я знал однако же старых опытных моряков парусного времени, которые верили в возможность опрокидывания судов во время шквала, даже если суда эти имели должную остойчивость. Факты подтверждают такое мнение, и когда приходится указывать на опрокидывание военного парусного судна, то нельзя приписать катастрофу малой остойчивости или излишней крепости рангоута, а вернее следует думать, что удар ветра пришел внезапно и может быть совпал с тем моментом, когда корабль от действия качки начал приобретать размах на подветренную сторону. В этом случае, кроме статического давления ветра на паруса, действует еще живая сила инерции, вследствие приобретенного судном быстрого вращательного движения на своей оси.

Живая сила удара одного корабля в другой так велика, что если ее приложить должным образом, то она в состоянии опрокинуть судно. Если это так, то подобные надводные тараны будут страшным оружием войны, и я лично указываю на них с самым искренним желанием, чтобы путем международного соглашения такого рода тараны были безусловно воспрещены, подобно тому как воспрещены разрывные пули. Пока, однако, такое международное соглашение не {35} состоялось, дело каждого военного человека изыскивать средства к тому, чтобы всякие способы ведения войны были разработаны и готовы для применения в военное время.

27. Для выяснения опытным путем вопроса о том, достаточно ли корабль имеет запаса живой силы, чтобы опрокинуть равное себе судно посредством надводного удара, послужила модель броненосца Victoria, о которой говорится ниже. Модель эта имеет центр тяжести и метацентр на тех же местах, как и у действительного броненосца Victoria. Момент инерции при вращении около своей оси не был согласован с действительностью, но так как у модели главный груз составляет обшивка корпуса и дополнительный груз пришлось почти по преимуществу положить на верхней палубе, то момент вращательной инерции при вращении модели был вероятно больше, чем в самом деле имелось у броненосца Victoria. Вследствие этого при надводном таранном ударе требовалось преодолеть большую инерцию.

Ударяющий таран был сделан из сплошного куска дерева и имел подводную часть, равную модели броненосца Victoria. Вес точно так же соответствовал этой модели. Для нанесения надводного таранного удара, на верхней палубе были устроены рамки (рис. 6a). Эти рамки крепились посредством шнурков, которые имели некоторую эластичность. При ударе первоначально приходила в соприкосновение верхняя рамка, а затем, когда ударяемый броненосец приобрел известный угол крена, начинала действовать вторая рамка, как изображено на том же рисунке.

Удар в модель броненосца Victoria направлялся в ту часть ее, которая приходится сзади башни, но так как на опытах рамка иногда ударяла в порт 6" орудия, то с этой стороны прибита была небольшая 1/2" доска, которая однако не выступала выше планширя броненосца.

А. А. Грехнев рассчитал, что так как модели испытывавшихся судов менее, чем самые суда в 48 раз, то ход модели должен быть меньше хода действительного судна в √48 раз, т. е. в 7 раз; таким образом 2 узла скорости хода модели соответствовали 14 узлам скорости хода броненосца. Для придания модели этой скорости употреблялась тележка, служащая в опытовом бассейне для движения моделей судов. С нее давался буксир на модель, представляющую надводный таран, и затем, когда таранящая {36} модель подходила к модели, поражаемой на расстоянии 1 сажени, буксир отдавали.

Опыты показали, что в этих условиях модель броненосца Victoria опрокидывается (рис. 66). Если это так, то нужно думать, что при той остойчивости, которую

Рис. 6а. Опыт опрокидывания модели броненосца Victoria (1-й — 4-й моменты).

имеют суда типа Victoria, другое судно, равное с ним водоизмещением, имеет при 14 узлах достаточный запас живой силы, чтобы опрокинуть их. Что касается миноносок, то они вероятно могут, опрокидывать одна другую при

Рис. 6б.

скоростях, гораздо меньших 14 узлов. Вопрос только в том, чтобы на носу таранящего судна было устроено такое приспособление, которое могло бы передать всю живую силу удара на вращательное движение, а не на разрушительное действие. Задача довольно трудная, если принять во внимание, что ударяемое судно будет на ходу и своим бортом нанесет сильный удар атакующему его кораблю. Трудное {37} дело однако нельзя считать неосуществимым, и я твердо верю, что устройство надводного тарана для опрокидывания вполне возможно1.

28. Удару, которым предназначается произвести опрокидывание, может предшествовать на одну секунду времени залп из носовых орудий. Вопрос однако в том, чем следует

Рис. 6в.

зарядить орудия, дабы живая сила артиллерийских снарядов тратилась в этом случае не на разрушение неприятельского судна, а на придание ему вращательного движения около своей продольной оси. Снаряд должен быть состав-

Рис. 6г.

ной и состоять из мягких предметов, которые, приобретая в канале во всей своей массе вращательное движение по нарезкам, по вылете из дула вследствие центробежной силы рассеялись бы и таким образом могли покрыть большую площадь борта. Если будет произведен залп {38} из двух носовых 12" орудий и если в самом деле можно всю живую силу двух 12" снарядов приложить к образованию вращательного движения судна около своей оси, то этим поражаемому кораблю сообщится уже толчок для значительного размаха и надводному тарану останется лишь докончить то, что с успехом начали два 12" снаряда. Также возникает вопрос, нельзя ли действием одного залпа всей своей артиллерии опрокинуть противника, имеющего малую остойчивость?

После опрокинутия надводным таранным ударом, высокобортный корабль, подразделенный непроницаемыми переборками, останется плавать на воде вверх килем. Если переборки хороши и воздух внутри корабля не будет выходить наружу через какие-либо отверстия, то корабль ко дну не пойдет. Тот, за кем останется поле сражения, может взять в свои руки перевернутый приз и воспользоваться им, если сумеет поставить его в прямое положение, не утопив при этом.





Дата добавления: 2015-06-10; просмотров: 514; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 9116 - | 7228 - или читать все...

Читайте также:

 

3.226.251.81 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.006 сек.