double arrow

РАЗЛИЧНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДОПРОСА

Приемы правомерного психического воздействия – приемы преодоления противодействия следствию. Раскрытие смысла и значения имеющейся информации, бессмысленности и нелепости ложных показаний, бесперспективности позиции запирательства – основа стратегии следователя в ситуации противодействия следствию.

Для реализации этой стратегии нужна высокая рефлексивность, информационная проницательность, гибкость, способность использования получаемой информации для развития процесса расследования.

В преодолении противодействия лиц, пытающихся дезинформировать следствие, преимущество объективно на стороне следователя. При решении тактических задач неизбежны жесткие способы психического воздействия, ставящие поведение допрашиваемого лица в рамки, ограничивающие его решения. Приемы преодоления противодействия следствию, как правило, рассчитаны на критическое мышление обвиняемого, его анализ хода следствия. Приемы психического воздействия имеют сверхзадачу – психологически разоружить противодействующее лицо, содействовать пониманию им негодности, порочности избранных средств противодействия, помочь изменить ему мотивацию поведения. Они основаны на выявлении внутренних противоречий в защитных действиях противодействующего лица.

Часто приемы психического воздействия реализуются в остроконфликтной форме, вызывая фрустрационное состояние допрашиваемого лица, снижающее возможности его противодействия. Для усиления фрустрационного воздействия основного уличающего доказательства необходима соответствующая психологическая подготовка его предъявления допрашиваемому, временное переключение его внимания на обстоятельства, как бы благоприятствующие его “легенде”.




Психологически обоснованный тактический прием должен отличаться избирательной направленностью – оказать наибольшее воздействие на психическое состояние виновного и быть нейтральным в отношении невиновных, обладать шоковым воздействием – быть неожиданным, заранее нерасшифрованным допрашиваемым лицом.

Приемы психического воздействия на допрашиваемое лицо с целью изменения его позиций и получения правдивых показаний могут быть подразделены на следующие подгруппы:

· Основанные на использовании отдельных психологических качеств личности;

· Основанные на доверии допрашиваемого лица к личности следователя;



· Осведомления допрашиваемого лица о наличии достоверной доказательственной информации;

· Создающие у допрашиваемого преувеличенное представление об объеме имеющихся доказательств;

· Повышенного эмоционального воздействия, связанные с предъявлением неожиданной информации. (см. таблицу в конце главы )

Одним из приемов правомерного психического воздействия является сокрытие от подследственного лица пробелов в системе доказательств. Проявляя повышенный интерес к второстепенным деталям события, следователь косвенно дает понять, что основное ему уже известно. При этом важно, чтобы допрашиваемому лицу не поступила информация о неосведомленности следователя по тому или иному вопросу, а сам допрашиваемый постоянно допускал утечку информации, проявлял информированность о тех обстоятельствах, которые могут быть известны лишь лицу, причастному к расследуемому преступлению.

Большая возможность оказания воздействия заключается в системе предъявления доказательств. Приведу некоторые правила эффективного предъявления доказательств:

1. перед предъявлением доказательств задать все необходимые вопросы, с тем чтобы исключить нейтрализующие их уловки допрашиваемого лица.

2. Предъявлять доказательства по их возрастающей значимости

3. По каждому доказательству получить объяснение

4. Всемерно раскрывать криминалистическое значение предъявляемых доказательств.

Одно из основных средств психического воздействия – вопрос следователя. Вопрос можно поставить таким образом, чтобы ограничить меру информации для допрашиваемого лица или активизировать его предвосхищающую деятельность. Обвиняемый (подозреваемый) всегда знает то, что его изобличает и чувствует меру приближения вопроса следователя к изобличающим обстоятельствам. Он анализирует не только то, что спрашивается, но и то, для чего спрашивается. Вопросы следователя должны быть обоснованными, не носить характера ловушек. Следователь должен широко использовать противодействующие вопросы, т.е. такие вопросы, которые парируют предыдущие ответы, вскрывают их несостоятельность, выражают негативное к ним отношение со стороны следователя, противодействуют ложным установкам допрашиваемого. Эти вопросы-реплики демонстрируют информационную осведомленность следователя по расследуемому эпизоду, предупреждает о невозможности ввести следствие в заблуждение.

Так же им могут использоваться изобличающие вопросы.

Чем ближе следователь к тактическому выигрышу, тем выше опасность для обвиняемого, тем активнее его оборонительные действия. Все это свидетельствует о необходимости идти на создание трудных, иногда остроконфликтных ситуаций, содействующих тактическому успеху следователя. Напряженные психические состояния обвиняемого вызываются, конечно, не грубостью, не психическим насилием, а подачей в наиболее подходящие моменты такой информации, которая резко нарушает сложившийся стереотип поведения на допросе, делает невозможным продолжение избранной линии поведения.

Действенный прием изобличения виновного путем оказания на него психического воздействия – использование улик поведения.Поведение виновного после совершения преступления психологически резко отличается от поведения невиновного. Так или иначе, но поведение преступника после совершения преступления обусловлено фактором преступления, причинно связано с ним. К уликам поведения относятся: посещение места происшествия с целью фальсификации подлинных обстоятельств, меры по дополнительному сокрытию следов преступления, отрицание очевидных факторов в силу гипертрофии защитной доминанты, молчание о разоблачающем факте, о лицах, связанных с преступлением или знающих о нем, сообщение о деталях события, которые могут быть известны только преступнику.

Позиция допрашиваемого, его причастность диагностируется и по некоторым внешним проявлениям его поведения на допросе:

· невиновный, как правило, отвечает на прямое обвинение бурной отрицательной реакцией; виновный часто придерживается выжидательной позиции.

· невиновный постоянно обращается к конкретным пунктам обвинения, опровергает их фактическими доводами; виновный уходит от соприкосновения с конкретными обвинениями, особенно избегает повторного возврата к главному обвинению; его поведение более пассивно;

· невиновный аргументирует свою невиновность общим социально положительным стилем своего поведения; социально деформированный виновный пренебрегает подобными аргументами. Данное суждение выглядит достаточно спорным, я не думаю, что любой виновный может считаться социально деформированным.

· Невиновный остро переживает перспективу позора, осуждения сослуживцев, начальства, близких и знакомых; виновный интересуется лишь возможным наказанием.

Поведенческие особенности допрашиваемого не имеют доказательственного значения. Однако они могут быть использованы для определения приемов расследования.

В тех случаях, когда в поведении обвиняемого проявляются колебания в выборе линии поведения, необходимо использовать прием накопления положительных ответов. Вначале задаются такие вопросы, на которые можно получить лишь положительные ответы, формирующийся стереотип продуктивного взаимодействия может облегчить в дальнейшем получение ответов и на трудные вопросы. Действия следователя, предъявляемая информация могут иметь большую силу воздействия, если касаются слабого места в позиции обвиняемого, если эта информация допускает многозначность трактовки. Особенно большую изобличающую силу имеет получение следователем таких сведений, которые могут быть известны лишь участнику расследуемого события.

Значительные трудности возникают при допросе обвиняемого-рецидивиста, имеющего опыт поведения при допросах, владеющего в известной мере тактикой противодействия следователю. Глубокая аморальность, пораженность социально-положительных связей, приверженность субкультуре преступного мира, завышенный уровень притязаний, дерзость, агрессивность – все это требует особой тактики. Рецидивисты, имея некоторые правовые познания, правильно оценивают доказательства и во многих случаях после их предъявления не ведут бессмысленного противодействия. Допрос рецидивиста нужно сразу начинать с существа дела, неожиданно предъявляя наиболее значимое для него основное доказательство.

В случаях специального рецидива следователь может использовать архивные дела и изучить тактику поведения данного рецидивиста при расследовании его прежних преступлений. Обычно рецидивисты тщательно продумывают свои ложные показания, ложные алиби, готовят лжесвидетелей, уничтожают доказательства, стремятся опорочить следователя, оказывают на него давление. В ряде случаев допрос рецидивиста целесообразно проводить в присутствии прокурора, руководителя следственной группы. При этом согласуется тактика параллельного воздействия на рецидивиста. Обострение отношений со стороны одного допрашиваемого может использоваться как фон для психологического контакта с другим допрашиваемым.

Одно из средств предупреждения возможного последующего отказа рецидивиста от ранее данных показаний – собственноручное написание обвиняемым показаний и использование магнитофонной записи.

Еще одним приемом является допрос с использованием ассоциативных связей. Использование этих связей рассчитано на оживление в его памяти причинных и иных связей между событиями. Например, зная, что интересующее событие произошло в день рождения допрашиваемого, о чем тот забыл, следователь последовательно задает вопросы: “Как вы отмечали свой день рождения в этом году ?”, “Что вы делали после того, как разошлись гости ?”, “В каком месте парка вы гуляли ?”, “Почему вы пересели на другую скамейку ?”, “Когда же вы впервые увидели обвиняемого Иванова ?”

Контрольные вопросы задаются с целью проверить полученные показания или получить данные для такой проверки. Например: “На основании чего вы утверждаете, что все, о чем вы рассказывали, произошло именно 15 сентября ?”






Сейчас читают про: