double arrow

ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПСИХОЛОГИИ ДОПРОСА



Думается мне, что допрос, т.е. получение показаний, содержащих информацию о событии или связанных с ним лицах, - древнейшее следственное действие.

К Соломону привели двух женщин, одна из которых обвиняла другую в подмене ребенка. На допросе в суде она показала: “О господин мой! Я и эта женщина живем в одном доме; и я родила при ней в этом доме. На третий день после того, как я родила, родила и эта женщина; и были мы вместе, и в доме никого постороннего с нами не было. И умер сын этой женщины, ибо заспала она его. И взяла сына моего от меня, и положила к груди своей. Утром я встала и всмотрелась, то это был не мой сын, которого я родила”.

Другая женщина в своих показаниях утверждала прямо противоположное. Как известно, Соломон был мудрым человеком и ему не составило труда определить, кто из женщин дает ложные показания. Он приказал принести меч и рассечь ребенка надвое, отдав каждой из женщин по половине.

Этот прием сработал. Обвинительница в ужасе закричала: “О господин мой! Отдайте ей этого ребенка живого и не умерщвляйте его!” Другая же была спокойна. Соломон приказал отдать ребенка той женщине, которая просила сохранить ему жизнь. По разнице в реакциях женщин правда была установлена.




О допросах повествуют многие исторические источники. И это понятно: долгое время никаких других способов получить информацию для раскрытия преступления не существовало.

Для получения достоверных показаний свидетеля следователь должен учитывать психологический процесс формирования показаний. Первоначальной стадией формирования этих показаний является восприятие свидетелем тех или иных событий. Воспринимая предметы и явления, человек осмысливает и оценивает эти явления, проявляет к ним определенные отношения.

При допросе свидетеля следователь должен отчленить объективные факты от субъективных наслоений. Необходимо выяснить условия, в которых происходило восприятие происшествия (освещенность, продолжительность, удаленность, метеорологические условия и т.д.). При этом следует учитывать, что люди часто не способны точно оценить количество воспринимавшихся предметов, расстояние между ними, их пространственное соотношение и размеры.

Людям свойственно заполнять пробелы чувственного восприятия элементами, которые в действительности не были объектами чувственного восприятия. Для пространственных восприятий характерна переоценка малых расстояний и недооценка больших. Расстояния на воде, как правило, недооцениваются. Ярко окрашенные предметы, а также предметы хорошо освещенные кажутся более близко расположенными. Многие ошибки в оценке размеров предметов связаны с контрастом восприятия.



В следственной практике очень важно правильно установить время совершения расследуемого события, его длительность и последовательность, темп действий участников события и др. Нередко свидетели дают неправильные показания о промежутках времени. Эти ошибки объясняются выше рассмотренными закономерностями. Неправильные показания относительно промежутка времени не следует оценивать как умышленную ложность показаний. При этом необходимо выяснить содержание деятельности свидетеля во время наблюдаемого события, его психическое состояние и др.

В свидетельских показаниях существенное значение имеют особенности восприятия человека человеком.

В зависимости от того, какое значение люди придают различным особенностям личности, они по-разному относятся друг к другу, испытывают различные чувства и при даче свидетельских показаний выдвигают на передний план те или иные индивидуальные стороны другого человека.

К допрашиваемому эта информация поступает в момент восприятия им тех или иных явлений или предметов, запоминается им и затем при допросе воспроизводится и передается следователю. Процесс формирования показаний – от восприятия до передачи информации – носит психологический характер; на всем его протяжении человек испытывает различные влияния, что так или иначе сказывается на полноте и объективности показаний. Так, например, восприятию могут препятствовать неблагоприятные погодные условия, отдаленность этого события. И наоборот, способствующее наблюдению освещение, длительность наблюдения и т.п. будут содействовать получению более полной информации о событии. Точно так же влияют и субъективные условия наблюдения: состояние сильного возбуждения, страха, утомления, произвольность или непроизвольность внимания, отсутствие или наличие интереса к наблюдаемому и т.п.

Действие всех этих факторов должно быть хорошо известно следователю. Он должен также знать основанные на данных судебной психологии приемы, позволяющие ослабить вредное влияние этих факторов на полноту и объективность показаний, восполнить возникшие в результате их воздействия пробелы, оживить память о воспринятом, упорядочить воспроизведение хранящейся информации в памяти допрашиваемого.

Успех допроса зависит от того, насколько полно следователь учтет и использует при допросе особенности личности допрашиваемого. Без такого учета невозможно установление психологического контакта.

Под психологическим контактом с допрашиваемым понимают создание такой атмосферы допроса, при которой допрашиваемый проникается уважением к следователю, пониманием его задач и обязанностей, исключает всякие личные мотивы в его действиях, осознает необходимость способствовать своими показаниями установлению истины. Обман допрашиваемого, попытки поймать его в ловушку подрывают его доверие к следователю, способствуют возникновению конфликтной атмосфере допроса.

Изучение личности допрашиваемого помогает определить особенности, которые приобретает у него процесс формирования показаний, предположить, какова будет его линия поведения на допросе и выработать нужную тактику допроса с использованием тех или иных психологических приемов. Рассматривая вопрос о психологических свойствах личности, влияющих на полноту и точность показаний, А. Ф. Кони писал: “Для характеристики влияния темперамента на показания можно в виде примера представить себе отношение обладателей различных темпераментов к одному и тому же происшествию. Трамвай наехал на переходившую рельсы женщину и причинил ей тяжкие повреждения. Сангвиник, волнуясь, скажет: “Это была ужасная картина – раздался раздирающий крик, хлынула кровь, - мне послышался треск костей, эта картина стоит перед глазами, преследует меня, волнуя и тревожа”. Меланхолик скажет: “при мне вагон трамвая раздавил несчастную женщину; и вот людская судьба: быть может, она спешила к любящему мужу, к любимым детям – и все разбито, уничтожено, остались слезы и скорбь о невозвратимой потере – и картина осиротелой семьи с болью возникает в моей душе”.

Холерик, негодуя скажет: “Раздавили женщину! Я давно говорил, что городское управление небрежно в исполнении своих обязанностей. И вот результат. Судить надо за эти упущения, и строго судить”. А флегматик расскажет: “Ехал я на извозчике и вижу: трамвай, около него толпа народа, что-то смотрят; я привстал в пролетке и вижу – лежит какая-то женщина поперек рельсов, - вероятно, наехали и раздавили. Я сел на свое место и сказал извозчику: пошел скорее!”



Сейчас читают про: