double arrow

То в X-XI вв. в древнерусском языке было 10 гласных фонем: 5 переднего и 5 непереднего ряда


Кроме присущих в современном языке гласных звуков переднего ряда [е] и [и], а также непереднего

ряда [ы], [у], [о], [а],

существовали гласные переднего ряда [м], [д] и редуцированный переднего ряда [ь], редуцированный непереднего ряда [ъ].

Для древнерусского языка была очень важна такая характеристика гласных,

как передний и непередний ряд(по зоне образования), т. к. продолжал действовать закон слогового сингармонизма (в одном слоге могли сочетаться твердый согласный с гласным непереднего ряда, а мягкий согласный с гласным переднего ряда).

Также в отличие от современного русского языка система гласных древнерусского языка характеризовалась противопоставленностью гласных полного и неполного образования (редуцированные гласные).

Звук [м] отличался в древнерусском и старославянском языках.

Так, у восточных славян это был звук узкий, закрытый, средне-верхнего подъема, а в старославянском – широкий, открытый, средне-нижнего подъема.

О судьбе звука [м], можно узнать 1) по рефлексам этого звука: позднее данный звук совпал в русском языке с [е] (нет перехода е > ‘о в положении после мягкого согласного перед твер-дым под ударением в современном русском языке), а в украинском – с [и]; на территории современных болгарского и македонского языков перед твердым согласным на месте данного звука находим [‘a] (ср. русск. хлеб и болг. хляб); 2) по данным памятникам – по ошибкам, которые совершали писцы: в древнерусских письменных памятниках наблюдаем смешение буквы h ( “ять”) с буквой “е” или в более поздний период – с “и”, а в древней глаголической азбуке (старославянский язык) находим смешение с буквой “а ётованное”.




Редуцированные звуки утратились приблизительно во второй половине XII в.

Уже к середине X в. у восточных славян произошла утрата носовых гласных: в позиции перед согласным (*menta > мята,*zvonkъ > звукъ) или в конце слова (*vermen > время) дифтонгические сочетания монофтонгизировались, затем звук [о] совпал по звучанию с [у], т. е. *on > *[o] > [у], а [е] дал [д] (в современном языке [‘a]), т. е. *en > *[к] > [д] > [’а]. Таким образом, носовые звуки образовывались из сочетаний «гласный и носовой согласный» в положении перед согласным и на конце слова, т.е. в положении закрытого слога; в положении же перед гласным эти сочетания сохранялись без изменения, т.к. гласный из этого сочетания отходил к предшествующему, а согласный – к последующему слогу, в результате чего все слоги оставались открытыми (*zvo|nъ|kъ > звонокъ).

Доказательством тому, что носовые звуки были утрачены уже в X в. в восточнославянских языках,служит,например, сочинение византийского императора Константина Багрянородного “О народах”, в котором приведены некоторые восточнославянские названия днепровских порогов, записанные Багрянородным так, как он их слышал. В написании названий порогов Verutzi и Neasit нет передачи носовых звуков (ср. старослав. вьр щи ‘кипящий’ и не сыть ‘пеликан’). Смешение букв “юс большой” и “юс малый” с буквами “ук” и “а ётованное” уже в самых ранних письменных памятниках



(ср. Остромирово евангелие) также свидетельствует об утрате носовых звуков в X в.

То, что носовые звуки были известны восточнославянским языкам, доказывается, во-первых, наличие чередований (древнерусск.пожимати – пожьму – пожати (в современном русском языке – по-жимать – пожму – пожать); тугыи – тяга (в современном русском языке – тугой- тяга): их объяснение см. с.17-18 ), во-вторых, в очень ранних заимствованиях из древнерусского языка в финский язык, в котором никогда не было носовых, сохранились носовые гласные (в соответствующих словах в русском языке носовых гласных не наблюдаем: ср. финское слово kuontalo ‘пакля’ и русское кудель); в-третьих, с помощью соответствий с другими языками (др-р. роука, лит. ranka). В славянских языках носовые звуки сохранились лишь в польском языке и некоторых говорах Македонии.







Сейчас читают про: