double arrow

Чужая речь


Спонтанность, порывистость и противоречивость чувств героини словно требуют и обсуждения, и осуж­дения со стороны окружающих. Само сознание герои­ни словно наполнено другими людьми, что проявляет­ся, в частности, в постоянной имитации, передразнива­нии, пересказе речи других лиц.

Повествование в «красивых» текстах при этом ве­дется от лица героини в форме воспоминания о про­изошедших с ней событиях. В кинофильмах этого типа герой (героиня) комментирует происходящее с ним (ней) в сторону, как это бывает иногда на театральной сцене. Такое комментирование создает эффект театраль­ности и эффект присутствия наблюдающей публики.

Родственники

Эта же несамодостаточность приводит и к тому, что у героини «красивых» текстов есть сестры, братья, кузины, дяди, тети, бабушки, дальние родственники, под­руги и, конечно, недоброжелатели.

Цвет

В «красивых» текстах высока частотность слов с обозначением цвета предмета.

Так, в повести «Чучело» очень частотны светлые тона (светлое пальто, светлая фигура, белые глаза, зайка


184 Белянин В. Психологическое литературоведение ;

беленький, белая стена); очень светлые (прозрачно-белая • рубаха, шрам на щеке вспыхнул ослепительно белой поло- I сой, ослепительно светлая фигура, ослепительно белые мун- '"' диры) и близкие к нему (золотые горы, сапоги с золоты- 1 ми и серебряными шпорами, королева с раззолоченного трона, сверкающие диадемы). Часто упоминается красный цвет и его оттенки (ярко-красные угли, ярко-красные пятна на лице, красноватые лучи солнца, красновато-синий цвет неба, новое красиво-красивое розовое платье, серовато-розовый цвет угасающего дня).




Другие цвета встречаются реже (синие глаза, мерца­юще-синие угли, зеленая кошка). В целом же во всем тек­сте видение мира цветное (веселая, нарядная толпа; ве­селые, многоцветно раскрашенные домики).

Именно это — яркость, нетусклость предметов — является отличительной чертой колористики «краси­вых» текстов.

(На стойке. — Б.Б.) красуются полочки, уставлен­ные графинами и бутылочками, содержащими жидкость не только всех цветов радуги, но всевозможных их соче­таний.

(М. Рид «Всадник без головы»)

Скорее всего эту функцию яркости выполняет и прилагательные с семой 'блестящий' и даже 'свет', ха­рактерные, прежде всего для «светлых» текстов:

Лед, вино и вода, переливаясь из стакана в стакан, искрятся и создают что-то вроде радужного сияния за его плечами или же ореол, окружающий его напомажен­ную голову.

Он был под огнем двадцати прекрасных глаз — неко­торые из них сияли как звезды. Вспомните, что среди них были глаза Луизы Пойндесктер, и едва ли вы будете удив­ляться желанию мустангера блеснуть.



(М. Рид «Всадник без головы»)

Белый цвет проявляется в следующих оттенках: ослепительно белый, белоснежный, белее жемчуга, бледный,


Глава 2. Отражение черт личности в текстах



бледнолицый серебряный, серебристый, седой, чистый, кри­стальный.

Красный — ярко-красный, рыжий, порыжевший, баг­ровый, розовый, бронзовый, алый, смуглый.

Оранжевый не обнаружен.

Желтый — желтоватый, пожелтевший, золотой.

Зеленый — изумрудный, бутылочно-зеленый, зелень.

Голубой — голубой, небесно-голубой, лазоревый, лазурь.

Синий — синева.

Фиолетовый — не обнаружен.

Что касается реализации таких категорий, как вре­мя и пространство, то можно сказать следующее.

Нередко действия в «красивых» текстах происходят в необычных местах, Так, пьесы А.В. Луначарского редко называются просто пьесами — обычно они носят на­звания «мистерий», «драматических сказок», «идей в мас­ках» и т.д. Действие его произведений происходит в сред­невековых замках с романтическими названиями. Так, пьеса «Василиса Премудрая» разыгрывается в замке Меродах Романа, «Медвежья свадьба» в замке Медин-тилтас, «Три путника и оно» в замке Шлосс-ам-Флусс. Иногда действие перебрасывается в «платановые сады», на «высокие скалы с глубокими провалами», в «высокую черную лодку, которой управляют два ассирийца», на «ку­рящуюся предутреннюю гору», на «лестницу о бесчисленных ступенях», в «Монастырь Святых Терний на острове Пре-зоо, в «страну Аэ-Bay, где всегда голубой, даже синий свет», в «черную бездну о рваных краях» или совсем просто в «иные пространства, в безбрежность». Одна идея в маске разыгрывается даже у Божьего престола.



Здание

События в «красивом» тексте происходят, как пра­вило, в двух местах: в красивом (замок, вилла, курорт) и/ или некрасивом (хижина, провинция, маленький городок).

Особенно большое место уделяется зданию.

Это и общее НАИМЕНОВАНИЕ: здание, усадьба, форт, жилище, хижина, замок, король, каземат, построй­ка, архитектура, казарма, крепость, поместье, квартира,



Белянин В. Психологическое литературоведение



монастырь, гостиница, таверна, постройка, клуб, биржа, площадь, кабачок, бар, гарнизон, бивуак, палатка.

НАЗЫВАНИЕ ЧАСТЕЙ ДОМА: навес, крыша, ме­бель, пол, утварь, кухонный двор, порог, фундамент, фасад, труба, фонтан, стиль архитектурный, расположение.

Описание того, что ВНУТРИ ДОМА: лестница, ко­ридор, столовая, гостиная, мозаика (мозаичный), помеще­ние, буфет, стойка, полочки, внутри.

ОПИСАНИЕ КОМНАТЫ: табурет, ковер, кровать, стол, постель, полка, сундучок, подстилка, сиденье, одеяло, кресло, зеркало, диван, обстановка, убранство.

Вспомнив о том, что называл 3. Фрейд «женской комнатой», отметим, что важное место в «красивом» тексте занимает преграда, ограда, ограждение, по-види­мому, выполняя функцию социального запрета на им­пульсивные действия.

Так, несчастного принца сразу отбросили за ограду, куда он потом с трудом попадает (М. Твен «Принц и нищий»), «Том Сойер» начинается с покраски забора. Мустангер окружает себя от змей веревкой (М. Рид «Всадник без головы»).

В тексте при описании зданий постоянно упоми­наются преграда, ловушка, вход, дверь, решетка, ограда, парапет, стена, ворота, загон, жерди, изгородь, овраг; да­ются глаголы окаймлять, окружить.

Важно также отметить, что, когда героиня переме­щается в пространстве, акцент делается не на движе­нии, а на изменении ее социального статуса (напри­мер, при ее переезде из столицы в провинцию или наоборот). Говоря метафорически, основное измерение «текстового» пространства «красивого» текста — это ситуация. Она, в свою очередь, либо необычная, либо трагическая.

Время

Изменения во времени в «красивом» тексте не ак­центируются. Даже если события отделены временны­ми промежутками («Прошло 6 лет»), то акцент делает­ся не на этом, а на изменении психологического стату­са героини; либо упоминается, что она повзрослела,


Глава 2. Отражение черт личности в текстах 187

либо говорится, что все это время глубоко страдала. Тем самым «текстовое» время «красивого» текста — это время волнений, переживаний и страданий герои­ни. В философии время определяется как промежуток между разными состояниями объекта. В «красивом» тек­сте — это промежуток между разными психологичес­кими состояниями субъекта («Возникшие было у него подозрения, для которых, надо сказать, имелись основания, начали рассеиваться». — М. Рид «Всадник без головы»). И все события текста развиваются на основе тех эмо­ций, которые героиня переживает.

Итак, реальное время как бы стоит; пространство находится как бы за окном поезда, в котором едет ге­роиня. Образно говоря, в «красивом» тексте простран­ство не протяженности, а пространство эмоций, время не внешних изменений, а время субъективных пережи­ваний.







Сейчас читают про: