double arrow

Эротизм


Многие «красивые» тексты пронизаны эротизмом. Любопытно, что это встречается и в религиозных текстах. Основу сюжета таких текстов может составлять описа­ние встречи героини (чаще всего создательницами и пер­сонажами таких текстов выступают женщины) с каким-либо «трансцендентным» явлением. Ей являются ангелы, путем усиленной медитации или молитвы она встреча­ется с небесным Женихом, открывающим ей ее избран­ничество. Особое внимание уделяется ярким пережива­ниям, которые испытывает при этих встречах героиня.

Наиболее показательным примером могут служить воспоминания католических визионерок Средневеко­вья (хотя тексты, созданные не в XX веке, не являются


Глава 2. Отражение черт личности в текстах




объектом данного исследования, приведем отрывки из этих трудов exempli gratia):

Однажды взирала я на крест с Распятием на нем, и когда взирала я на Распятие телесными очами, вдруг за­жглась душа моя такою пламенною любовью, что даже члены моего тела чувствовали ее с великою радостью и наслаждением. Видела же я и чувствовала, что Христос обнимает душу мою рукою, которая пригвождена была ко кресту, и радовалась я величайшей радостью. И иног­да от теснейшего этого объятия кажется душе, что вхо­дит она в бок Христов.




(«Откровения блаженной Анжелы», 1918, 150—151)

Любовь, которую испытывает визионерка к небес­ному другу, не остается без взаимности:

Дочь Моя, сладостная Моя, очень Я люблю тебя. Был Я с апостолами, и видели они Меня очами телесными, но не чувствовали Меня так, как чувствуешь ты; Дочь Моя, сладостная Моя, дочь Моя, Храм Мой, дочь Моя, услаж­дения Мое, люби Меня, ибо очень люблю Я тебя, много больше, чем ты любишь Меня».

(там же, 96)

Святой Терезе Авильской после многочисленных своих явлений Христос якобы сказал: «С этого дня ты будешь супругой Моей. Я отныне не только Творец твой, Бог, но и Супруг» (Тереза Авилъская, 1985, 154). Оценивая ее мистический опыт, известный американский пси­холог У. Джеймс писал, что «ее представление о рели­гии сводилось, если можно так выразиться, к бесконеч­ному любовному флирту между поклонником и его бо­жеством» (Джеймс, 1993, с. 337).

Эротический, чувственный компонент ярко выра­жен в текстах цитируемых писательниц. Особенно на-1лядно он выступает в таких, например, отрывках:







Сейчас читают про: