double arrow

Глава 43. Экипаж мчался по Пятой авеню, но Шерис казалось, что они едут недостаточно быстро


Экипаж мчался по Пятой авеню, но Шерис казалось, что они едут недостаточно быстро. Она была в ярости, и все из-за отца. Слэйд же сидел напротив, бесстрастно наблюдая за ней, словно для него не имело абсолютно никакого значения то, что ему помешали, когда он наконец поднял ее на руки и понес в постель.

Но Шерис кипела. Она год ждала возвращения этого мужчины в ее жизнь – целый год мечтаний о нем, тоски по нему, а как только выяснилось, что он ее тоже любит, пришли два охранника. Отец требовал ее возвращения в дом Хэммондов.

Шерис сердито посмотрела на Слэйда.

– Как ты можешь так спокойно сидеть? Неужели ты нисколько не сердишься? Слэйд улыбнулся.

– Мне это не слишком нравится, но я ожидал чего-то подобного. Твой отец должен был что-нибудь предпринять. Он подозрительно быстро уступил моему требованию. Конечно же, он беспокоится о тебе.

– Но…

– Уверяю тебя, как только отец удостоверится, что с тобой все в порядке, мы найдем способ остаться наедине.

– Обещаешь?

Он засмеялся, довольный ее откровенностью.

– Иди сюда. – Он притянул се к себе и посадил на колени. – Я не могу заняться с тобой любовью прямо сейчас, – прошептал он, – но по крайней мере могу тебя обнять. Ты не смутишься, если я стану приставать к тебе в открытом экипаже?

– Давай проверим, – усмехнулась она, обвивая руками его шею. Засим последовал жаркий поцелуй.

Слэйд отстранился, хотя мог бы еще продолжать и продолжать, и глубоко вздохнул. Он снова усадил ее на сиденье напротив.

– Это была не слишком хорошая идея, Шерис. Она улыбнулась, ощущая его волнение. Он уже не был так спокоен, как прежде, а в его глазах зажглись огоньки. Она вздохнула, мысленно подгоняя лошадей, и попыталась как-то отвлечься.

– Не знаю, стоит ли нам жить в Нью-Йорке, Слэйд, в городе так много хорошеньких женщин… Он покачал головой:

– Когда же ты уяснить, что ни одна женщина не может сравниться с тобой, красавица? Она засияла.

– Тогда, может, нам стоит поселиться здесь, как ты считаешь?

– Пока да, хотя я неравнодушен к Западу. Нередко подумываю о том, чтобы снова завести ранчо, на этот раз всерьез. Как ты отнесешься к тому, чтобы проводить полгода здесь, а полгода на Западе? Конечно, теперь тебе не придется готовить и убирать.

– Пожалуй, мне это понравится, если ты еще смилостивишься и купишь мне коляску.

– Возможно, я готов даже на это. Между прочим, как Чарли?

Она засмеялась:

– Он больше не ревнует меня, если ты это имеешь в виду. У него теперь своя маленькая семья.

– Может, он больше и не ревнует, но я чертовски ревновал, наблюдая, как он лежал, свернувшись у тебя на коленях, а ты его обнимала и гладила. Ты и представить себе не можешь, сколько раз мне хотелось поменяться с ним местами.

Они подъехали к дому Хэммондов, и двое крепких парней, ехавших впереди, быстро соскочили на землю и проводили их в помещение. Но как только они оказались в холле, Слэйд ударил одного из них кулаком в челюсть, другому нанес удар под ложечку, а еще два быстрых удара уложили обоих на мраморный пол.

– Какого черта?..

Шерис повернулась к разъяренному отцу. А Слэйд небрежно отряхнул одежду и сказал:

– Только для того, чтобы вы знали: я здесь не по вашему приказанию, мистер Хэммонд. Шерис криво усмехнулась:

– Жаль, что ты не проделал это в отеле. Она бросилась к Слайду в объятия и прижалась к нему. Глаза их встретились, и она ощутила в них такой огонь желания, что заставила себя поскорее отодвинуться, пока не забыла, где находится.

– Это было довольно бесцеремонно с твоей стороны таким образом прерывать наш медовый месяц, папа, но я ценю твою заботу. Теперь ты видишь, что со мной все в порядке. – И прошептала, обращаясь к Слэйду:

– Я жду тебя в своей комнате. На этот раз тебе не придется выламывать дверь.

Она взбежала по ступеням, оставив мужчин стоять лицом к лицу. Слэйда удивило, что его тесть совершенно не выглядит рассерженным. Он изумился бы еще больше, если бы узнал, насколько Маркус в действительности доволен. Наконец-то у него появился зять, способный принять от него дела и справиться с Шерис. И если не сам Слэйд, тогда один из их замечательных сыновей станет управлять империей, созданной Маркусом. Он почти не сомневался, что у них будут сыновья, много сыновей. А Маркус очень упрям и намерен прожить достаточно долго, чтобы успеть самому воспитать своих внуков.

– У вас есть еще какие-то сомнения, мистер Хэммонд? – спросил Слэйд. Маркус усмехнулся:

– Нет, мой мальчик, больше ни единого, а так как жена ждет тебя наверху, я думаю, нам следует отложить наш разговор на потом. Ты согласен?

Слэйд расслабился, его желтовато-зеленые глаза засветились.

– Еще бы.

Шерис лежала на кровати, глаза ее потемнели от страсти. Губы болели от жарких поцелуев Слайда, но то была приятная боль, и она готова была терпеть ее и дальше. Он раздевался, не отводя от нее глаз, а она ощутила, как вновь сжимается ее сердце. В нем уже не было озорного очарования Лукаса. Серьезность Слэйда наполняла ее трепетным волнением, граничившим со страхом.

Шерис принялась расстегивать платье, но Слэйд остановил ее:

– Позволь мне, Шери. Я так часто мечтал об этом.

Она покорилась, и минуту спустя церемония подошла к концу. Господи, она не могла не касаться его! Неужели он действительно здесь, рядом?

– У тебя ребенок?!

В изумлении она проследила за его взглядом. Ом смотрел на ее обнаженную, потерявшую упругость грудь. Она отвернулась и вздохнула. Кажется, время пришло. Ей больше ничего не оставалось, как рассказать ему.

– Да, – кивнула она.

– И ты не думала сообщить об этом мне? – ледяным тоном спросил он. – Или ты решила, что это не обязательно? Она посмотрела ему в глаза.

– Слэйд, ты ведь не хотел жениться. Как я могла принуждать тебя сохранить нежеланный брак? Если бы ты узнал о девочках, то почувствовал бы себя обязанным оставаться моим мужем, а у меня есть гордость, ты же знаешь. – Ее голос задрожал, все скрытые переживания минувшего года снова нахлынули на нее. Прошло какое-то время, прежде чем она заметила, что он смотрит на нее с недоверием.

– Девочки? – повторил он. – Не одна?

– Двойняшки, – сказала она.

– Двойняшки? Дочери? – ошеломленно переспросил Слэйд, а она обхватила его за шею, прижала к себе и поцеловала.

– Я буду счастлива прожужжать тебе все уши, сообщая каждую мельчайшую деталь о твоих дочерях, но не сейчас!

– Хорошо, красотка, – улыбнулся он. – Но напомни мне позже сказать тебе, что ты изумительна.

Он крепко поцеловал ее, прежде чем она успела ответить, и очень скоро они уже ни о чем не могли думать. «Все будет хорошо, – сказала она себе, когда в ее груди зажегся факел страсти, – нет, не просто хорошо – замечательно. И это продлится вечно». Они так и пойдут по жизни вместе, охваченные, как и сейчас, бесконечным чувством любви.

Она неистово обнимала его, удерживая свою любовь изо всех сил, и Слэйд отвечал ей с таким же пылом, ведя ее от одной вершины к другой до тех пор, пока они оба не растворились в восхитительном, никогда не кончающемся, раскаленном добела пламени.


[1] милая (фр.).

[2] мой друг (фр.)


Сейчас читают про: