double arrow

ИНТРОВЕРТНОСТЬ


Если для экстравертов характерна направленность вовне, то для интровертов – внутрь. Несуществующие животные интровертного типа могут либо вообще не иметь конечностей, либо их конечности повернуты в сторону тела. Такое животное как бы «замкнуто в себе», отъединено от окружающего пространства (рис. 79). У Маши выраженно инт-ровертен также и рисунок человека (см. комментарий к рис. 33).

Свое животное Маша назвала «че-репслон», поскольку оно представляет собой черепаху со слоновьим хоботом (мало оригинальное составное животное). Первоначально она изобразила хобот, направленный вниз, но этот вариант не удовлетворил ее. Она стерла хобот и нарисовала его в другом положении: подобранным под себя, загнутым внутрь. В результате получилось предельно замкнутое, типично интровертное животное.

Резко уменьшенный размер рисунка позволяет предположить депрессивные тенденции, которые в рисунке человека не нашли непосредственного отражения. Животные типа черепахи, имеющие панцирь, защитные пластины, чешую, броню, обычны для людей, чувствующих себя беззащитными и ощущающих потребность в защите.

В описании образа жизни животного преобладает астеническая тематика: темы сна, усталости. Им соответствует и ослабленный нажим на карандаш. Большое внимание уделено также навязчиво повторяемым описаниям еды. Напомним, что Маша страдает нервной анорек-сией; при этом заболевании характерны навязчивые мысли на темы питания, как бы замещающие сам процесс еды. Маша начинает рассказ словами: «Черепслон спит ночью шесть часов. Когда встает утром, он ест траву или листья. Потом он гуляет. Он гуляет, только если холодно. Если жарко, он сидит в прохладном месте и спит. И он себе на запас листья собирает. Или траву. И потом еще перед сном он тоже ест. И иногда еще посередине». На вопрос о том, боится ли черепслон чего-либо, девочка ответила: «Он зиму не очень любит, потому что боится, что еда его кончится». Mania назвала следующие три желания черепслона: «Ему не очень удобно ходить по камням. Он попросит, чтобы меньше камней было». «Чтобы он не уставал, потому что, когда он ходит очень много, он устает». «Чтобы было больше воды – чтобы не надо было идти далеко».

Еще один вариант «замкнутого» животного, характерного для интро-вертных личностей, изображен пятнадцатилетней Марией П. (рис. 80). Изображенное ею существо, названия которому она не придумала, представляет собой один только контур неопределенной формы. Оно построено по оригинальной модели и не снабжено никакими сколько-нибудь конкретными органами: не имеет ни рук, ни ног, ни головы, ни внутренней структуры. Подобные недетализированные рисунки обычны у замкнутых, выраженно интро-вертных людей.

Мария сделала следующее описание своего животного: «Это невидимое животное, которое живет в воде, питается водой, чтобы расти. Его никто не видит, и неизвестно, где его лицо, туловище, вот оно какое. Дружит оно со всеми, а врагов нет, так как его никто не видит». Содержащееся в рассказе упоминание, что животное «дружит со всеми», не следует расценивать как признак реального наличия у девочки большого количества друзей. Напротив, подобные высказывания без указаний на то, с кем именно дружит животное, типичны для детей с недостатком общения, отсутствием реальных эмоциональных связей со сверстниками. Невидимость животного служит символом отсутствия эмоциональных контактов. Сама Мария использует ее для обоснования отсутствия врагов, однако она столь же естественным образом применима и к друзьям (откуда они возьмутся, если «его никто не видит, и неизвестно, где его лицо, туловище...»).

Чрезвычайно интересное символическое решение проблем общения представлено пятнадцатилетним Костей Д. Судя по сделанному им рисунку человека (рис. 81, а), он выраженно интровертен: руки изображенного персонажа плотно прижаты к телу, размер кистей резко уменьшен, ноги плотно сдвинуты вместе. Выполняя тест «Несчастное животное» (рис. 81, б), Костя изобразил человекообразное существо, максимально подчеркнув все черты, характерные для интровертности и нарушений общения. Руки у него почти сливаются с телом, кисти во все отсутствуют, фигура заужена, вытянута по вертикали. Таким образом, автор как бы говорит, что самое большое несчастье – это отсутствие межличностных контактов.

Прямо противоположно выглядит счастливое животное (рис. 82).

Оно тоже человекообразно, но соответствует предельно экстравертной схеме: растянуто в ширину и стоит с широко расставленными руками. Впрочем, на более тонком уровне и в нем прослеживаются признаки нарушений общения (пустые глаза, резко уменьшенные кисти рук). Этот образ можно было бы словесно сформулировать приблизительно так: «Очень хочу быть общительным, экстравертным, но не знаю, как это достигается».

При ответе на вопрос, почему это животное счастливое, тема общения – одна из доминирующих: «Это животное называется оббен. Это одно из тех редких существ, которые наделены сознанием. Он счастлив тем, что он веселый, непосредственный. И, осознавая себя, умеет общаться с другими зверями и животными. Счастлив тем, что может получать какое-то удовольствие от жизни. А удовольствие он получает от всего. От того, что он понимает самого себя, что он может общаться с другими. Он очень близок к человеку, но не к обычному, а к находящемуся в очень хорошем настроении, который может получать удовольствие, просто пробежавшись или искупавшись».

Наряду с темой общительности в этом рассказе имеются еще две взаимосвязанные темы: во-первых, понимание себя и других, во-вторых – простота и непосредственность внутреннего мира. Можно полагать, что свой собственный внутренний мир представляется Косте переусложненным и что он не удовлетворен тем, в какой мере ему удается понимать себя и окружающих.

Тема еще отчетливее звучит в ответе Кости на вопрос, почему несчастно другое животное: «Это животное называется палус. Это существо, которое всю жизнь неосознанно куда-то идет. Оно не понимает, зачем оно идет, откуда, куда и почему, и мучается от этой неопределенности, от этой непонятности». В этом рассказе в символической форме отражены переживания, связанные с попытками разобраться в себе, с поисками жизненной цели и смысла жизни. Таким образом, в рисунках и рассказах Кости прослеживается комплекс проблем, типичных для периода перехода от подросткового к юношескому возрасту: проблемы общения, самопознания и поиска смысла жизни.

Костя обратился за консультацией по собственной инициативе с просьбой проверить, нет ли у него отклонений от нормы, т.е. не страдает ли он психическим заболеванием. С ним была проведена психотерапевтическая беседа, в ходе которой ему было объяснено, что его переживания ни в малейшей степени не являются проявлением болезни, а знаменуют собой важный этап становления сознательной личности.


Сейчас читают про: