double arrow

Глава 8. Утром Саманта вспомнила об Эдриене и почувствовала себя виноватой


Утром Саманта вспомнила об Эдриене и почувствовала себя виноватой. Когда она вчера вечером поднималась с Хэнком по ступеням в отеле, Эдриен перестал для нее существовать. Как будто она изменила ему, не поцелуем, нет, а тем, что полностью забыла о нем.

Больше этого не повторится. Она будет ждать до тех пор, пока Эдриен не поцелует ее и не заставит испытать такое же возбуждение. Естественно, поцелуй Эдриена будет волновать больше, потому что она любит его. В самом деле любит. В самом деле. Но почему она должна напоминать себе об этом?

Саманта рассерженная вышла из комнаты. Она не собирается дожидаться Хэнка даже для того, чтобы Эдриен еще раз увидел их вместе. Но Хэнк уже ждал ее в коридоре.

– Buenos dias, Сэмми, – заулыбался он. Саманта не могла смотреть ему в глаза. Он так нежно произнес ее имя, как будто ласкал ее. Как могло случиться, что все сразу вышло из-под контроля? Он влюбился так быстро и так сильно. Может быть, стоит отказаться от своего плана? Не хочется причинять боль столь обаятельному человеку.

– Хэнк, вечером… – начала она.

– Ни о чем таком я не думаю, – быстро ответил он, и Саманта поняла, что должна объясниться с ним, пока его чувство не стало еще сильнее.




– Хэнк, вам… вам не следовало целовать меня.

– Но вам понравилось.

– Да, только…

– Это случилось так скоро, – закончил он за нее, прежде чем Саманта смогла рассказать об Эдриене. – Вы должны извинить меня, Сэмми. Я очень нетерпеливый человек. Однако с вами я постараюсь быть терпеливым.

Она запротестовала, сказав, что он пришел к не правильному выводу, но он взял ее под руку и повел из отеля. Ей следует сказать, что они могут быть только друзьями, потому что она любит Эдриена. Но как найти нужные слова? Возможно, будет лучше, если она покажет это своим поведением. Да, определенно, так будет лучше.

Саманта и Хэнк подошли к станции как раз тогда, когда остальные пассажиры рассаживались в дилижансе. Эдриен холодно посмотрел на них. Все же план работает. Он ревнует. Но теперь придется прекратить игру. Она не может причинить боль Хэнку.

Без единого слова Саманта пересела к Эдриену и Джанет. Ей следует проявлять холодность и безразличие к Хэнку. Это единственный путь. Все-таки ей ужасно неудобно из-за всего случившегося.

Весь день Саманта сидела в стороне от Хэнка, не разговаривала с ним и даже не смотрела в его сторону. Настроение у Эдриена явно улучшилось, и он даже время от времени стал разговаривать с ней. Однако чаще он обращался к Хэнку.

Когда вечером они прибыли на очередную почтовую станцию, Саманта продолжала не замечать Хэнка. За ужином она как можно ближе подсела к Эдриену и разговорила его. Они расстались только, когда подошло время ложиться спать.



Ночью она не сомкнула глаз, чувствуя себя ужасно. Она заметила, что Хэнк смотрит на нее удивленным, почти умоляющим взглядом. Сотни раз проклинала она себя ночью за то, что так обошлась с ним. Он этого не заслужил. Но несмотря на запоздалые сожаления, дело было сделано.

Утром она была так измучена, что едва добрела до дилижанса. Саманта проспала весь день, изредка» просыпаясь от тряски и снова проваливаясь в сон. К вечеру она проснулась окончательно. В отель она в городе не пойдет, а останется рядом с Эдриеном, решила она. Хэнк ожидал ее, но увидев, что она остается, схватил ее за руку и оттащил в сторону, заставив заговорить с ним.

– Почему вы не замечаете меня, Сэмми?

– Не замечаю? Что вы имеете в виду? Глаза у него сузились.

– Вы так стараетесь держаться поближе к своему другу Эдриену, словно боитесь меня.

– Эдриен для меня больше, чем друг! – резко сказала она и пошла прочь. Глаза у нее наполнились слезами. Она не могла оставаться далее суровой. Должен он наконец понять.

Хэнк, нахмурившись, смотрел ей вслед. Ему хотелось схватить ее и хорошенько тряхнуть. Что она делает? Почему не замечает его и так внимательна к Эдриену?

Наконец смысл происходящего дошел до него, и Хэнк едва не расхохотался. Идиот! Она хочет заставить его ревновать! Но разве она не понимает, что это излишне? Он и так полностью пленен. Вовсе не надо вызывать его ревность.

Впрочем, пусть играет в свою игру, решил он. Ему придется проявить терпение. Для нее он готов на все.



Хэнк был поражен случившимся. Сумеет ли он покорить эту женщину? Она заставила забыть о Пэте, о Мексике. Все улетучилось из головы, кроме Саманты.

Это смутило его. Самой близкой женщиной для него была Анджела. Прошло не так много времени, чтобы он мог позабыть горечь потери. Но теперь история с Анджелой казалась мелкой и неважной. Саманта заставила забыть о ней.

Пока он не любит ее. Так быстро полюбить невозможно. Свое сердце он отдал бы легко, но только в обмен на ее.

Но в одном Хэнк был уверен полностью – такого желания он еще не испытывал. Сомнений здесь не было. Стоило только взглянуть на нее – как вся кровь закипала. Но она – леди, ему не надо торопиться, Кажется, ей хочется поиграть в свои женские игры.

Раздумывая о них, Хэнк потряс головой от абсурдности происходящего. Неужели Саманта не понимает, что за человек Эдриен Элстон? Он же hombres puta! Хэнк не понимал таких людей. Тот уже дважды делал двусмысленные намеки Хэнку, причем во второй раз Хэнк схватился за револьвер, показав все свое отвращение.

Саманта с Эдриеном в безопасности, но она, очевидно, не думает, что Хэнк обо всем знает. Он позволит ей остаться с ним еще раз и подождет, пока она не устанет от этой шарады, а затем серьезно поговорит с ней. И больше этого абсурда не будет! Он не допустит. Придет время, и он предложит ей выйти за него замуж. Dios! Он в первый раз подумал о женитьбе.







Сейчас читают про: