double arrow

Глава 47. Обратный путь занял много времени


Обратный путь занял много времени.

В Жана стрелял Шелдон, этот выстрел и слышала Саманта. Он был ранен, Шелдон привязал его к лошади Хэнка и решил сам отвезти в полицию, не желая ни на секунду терять его из вида.

Наконец-то Шелдон проявил свои характер. Он пришел в ярость, когда Саман га рассказала о страшном замысле Жана и Терезы. Она вспомнила, что давно мечтала увидеть его по-настоящему разгневанным. Саманта была довольна, что он не обвинял Терезу, а негодовал на себя за то, что оказался простофилей.

Питере бежал. Много времени ушло на поиски Фролианы. Сейчас она спала в экипаже, которым правил Хэнк. Саманта прижимала к себе Джейми. Она была так близка к тому, чтобы потерять его. И свою жизнь тоже. Не дай Бог пережить еще одну такую ночь.

Уже светало, когда они приехали домой. Шелдон отправился дальше с Жаном. Саманта почти пожалела Терезу, когда Шелдон сказал, что решил задержать и ее.

Фролиана унесла Джейми в детскую, а Хэнк проводил Саманту в ее комнату и плотно закрыл за собой дверь. Она обернулась и пристально посмотрела на него. Она была глубоко благодарна ему. Если бы Хэнк не нашел ее пистолета и не поднял тревогу, поняв, что с ней что-то случилось, ее уже не было бы в живых. Между ними, кажется, заключено перемирие. Но ненадолго, подумала она.




– Чего ты хочешь, Хэнк?

Он не ответил. Саманта увидела, что глаза у него потемнели. Он кипел от ярости, и она напряглась, готовая к отпору.

– Ответь мне. – Тон у нее был агрессивный. Хэнк взорвался.

– Ты даже представить себе не можешь, как я перепугался за тебя. Рог Dios! Тебя едва не убили!

Она упрямо подняла подбородок.

– Перестань так разговаривать со мной! Это не моя вина.

– Какого черта! – заорал он. – Если бы ты не гнала меня из своей комнаты, этот француз никогда бы не добрался до тебя. Вначале ему пришлось бы убить меня!

– Прекрасно. Все вообще бы шло хорошо, если бы тебя не было в живых!

Они зло смотрели друг на друга, затем внезапно Саманта усмехнулась, оценив глупость спора, а Хэнк расхохотался.

– Ты видел моего брата? – Саманта захихикала. – Клянусь, он хотел разрядить в Жана весь барабан, когда узнал правду.

– А ты? Завалила меня на землю, как бычка.

– Плохо, что у меня не было веревки.

– А тебе этого бы хотелось? Связать и укротить?

– Ты слишком плохо обо мне думаешь.

– Однако ты проиграла.

– Да ну? – Она ухмыльнулась. – Что-то ты недолго держал меня, мистер Победитель. На тебя это не похоже… обычно ты…

Саманта поперхнулась. Зачем она так сказала?

Воспоминания о прошедших днях нарушили хрупкое перемирие.

Хэнк тоже понял. Но он не мог допустить обострения. Ночью, больше чем когда-либо, он понял, как любит Саманту. Когда он несся во весь опор на лошади, разыскивая ее, он гнал из головы мысль, что может опоздать. Они должны наконец поговорить начистоту!



– Саманта! Она отвернулась.

– Нет, Хэнк, я думаю, будет лучше… Хэнк привлек ее к себе и заглушил протест поцелуем. Саманта уперлась ему руками в грудь, чтобы оттолкнуть, но ее сопротивление быстро иссякло. Ее руки обвили ему шею. После стольких месяцев разлуки, месяцев воспоминаний о том, что было между ними, наступили воспламеняющее колдовство, невероятный восторг.

Саманта хотела этого, пусть даже в последний раз. Не было больше места сомнениям. Ни тогда, когда ее опаляли его поцелуи, ни тогда, когда он поднял ее и отнес на постель.

Платье было сброшено, за ним последовала ночная рубашка. Губы Хэнка блуждали по ее телу, разжигая в ней страсть. Когда он на несколько секунд поднялся, чтобы сбросить одежду, Саманта, затаив дыхание, ждала вновь его прикосновений. И они быстро последовали. Она обвила Хэнка и вся изогнулась, чтобы встретить его первый толчок.

Она едва могла перенести взрыв, который пришел несколькими мгновениями позже. Потом он повторялся, следуя его движениям в ней, пока Хэнк не достиг своей вершины.

Когда он, обессиленный, затих, Саманту внезапно наполнила нежность. Его желание было сильным и подлинным, даже если других чувств у него к ней не было. С этой мыслью она уснула.

Проснувшись, Хэнк увидел Саманту, стоявшую у изголовья кровати. В руке она держала пистолет, направленный ему в грудь. Она была одета во фланелевый белый халат, ее волосы в беспорядке были разбросаны по плечам и спине. Если бы не гневные глаза, вид у нее был вполне мирный и домашний. Она чуть качнула стволом, приказывая ему выйти, и он выругался про себя. У него была возможность объясниться с ней, а он упустил ее, после того как Саманта ответила на его поцелуй. В порыве страсти о разговоре было забыто. Удастся ему все-таки поговорить с ней?



Рассерженный, он оделся.

– Ты нечестно играешь, Саманта.

– Не тебе говорить о честности, – отпарировала она. – Ты воспользовался моей слабостью.

– Нет, я только поцеловал тебя. Все остальное мы делали вместе.

– Не собираюсь вдаваться в обсуждение, – жестко ответила она. – Уходи, Хэнк.

Его глаза сузились при виде такой враждебности.

– Черт возьми. Сэм, нам необходимо поговорить.

– Нет.

– Так не может продолжаться!

– Мы не можем жить под одной крышей, иначе это случится опять.

– Разве тебе было плохо? – нежно спросил он.

– Да, – ровно ответила она. Он покачал головой.

– Мы постоянно сражаемся друг с другом, хотя теперь для этого нет повода.

– У меня есть. – ответила она. – Я не доверяю тебе Хэнк. Я собираюсь уехать домой. Нет сомнений, что ты вернешься на гасиенду, за которую ты так долго боролся. Там все может начаться сначала.

– Но ты моя жена.

– Формально. Ведь это был твой замысел, разве ты не помнишь? Ты женился из-за земли и больше не хотел меня видеть. Тебе было наплевать на меня. Помнишь, Хэнк?

– Я наговорил тогда много такого, чего не было в действительности, Сэм. Кстати, ты тоже, – напомнил он. – Ты клялась, что разведешься со мной, но ведь ты так не сделала.

– Если тебя беспокоит, что женитьба связывает тебя, то могу заверить, что это не так. Я в конечном счете обязательно разведусь с тобой.

– Я вовсе не хочу этого.

– Я знаю, чего ты хочешь, Хэнк. – Ее голос поднялся. – Но Джеймса ты не получишь.

– Сэм…

– Нет! Уходи!

– Ты боишься того, что я могу сказать? – спросил он мягко. – Поэтому ты постоянно обрываешь меня?

– Я не слабоумная, Хэнк. Я хорошо знаю, что ты задумал. Ты скажешь, что любишь меня, скажешь, что мы должны жить вместе ради Джеймса. Но это будет ложь, Хэнк.

– Я действительно люблю тебя. Сэм. Она вздрогнула, услышав признание. Нет, ей нельзя доверять ему.

– Не верю. Я знаю тебя, Хэнк. Ты что-нибудь придумаешь, чтобы добиться того, чего хочешь. А тебе нужен Джеймс. Я не виню тебя. Но ты отдал его мне. Он только мой.

– Как мне убедить тебя в своей любви?

– Никак, – ответила она упорно. – Ты давно проявил свои настоящие чувства.

– Это только гнев и гордость, клянусь, Сэм.

– О Боже! – закричала она. – Уходи. – Она подняла пистолет. – Довольно!

Хэнк пристально посмотрел на нее, затем вышел из комнаты, хлопнув дверью. Этот звук больше, чем что-либо, говорил о том, что все кончено, и Саманта подумала, что больше его никогда не увидит. Он уедет сейчас же, и это будет концом всему.

Слезы навернулись ей на глаза, и она яростно их вытерла.







Сейчас читают про: