double arrow

Глава 44. – Вы очень соблазнительно выглядите, – заметила Фролиана, принеся Саманте розовую шаль, прекрасно подходившую к платью


– Вы очень соблазнительно выглядите, – заметила Фролиана, принеся Саманте розовую шаль, прекрасно подходившую к платью.

– Надеюсь, что нет.

– Но платье такое короткое…

– Просто так модно, Лана, вот и все, – оборвала ее Саманта. – И перестань дразнить меня. Сегодня очень важный бал. Ты ведь хочешь, чтобы я выглядела красивой, не правда ли?

– Красивой? Я думала, вы одеваетесь для него.

– А я думаю, что ты позволяешь себе слишком много! – решительно заявила Саманта, отхода от зеркала. Она была полностью одета и выглядела великолепно. – Кстати, его не будет.

– Он всегда отказывается сопровождать вас и вашего брата, потому что знает, что вы не хотите его общества. Но он часто появляется там, где можете оказаться вы.

– Чепуха! Хэнка не занимает, что я делаю. Ему только хочется побыть с Джеймсом.

– Как вы обманываете себя, Сэм.

– Прекрати. Я устала выслушивать твои сказки, Лана. У Хэнка один интерес – его сын.

– Когда вы входите в комнату, его глаза не отрываются от вас. Что это, как не…

– Ты не понимаешь, о чем говоришь!

– А вы отказываетесь понимать то, что очевидно! – выкрикнула Фролиана.




Не слушая ее, Саманта с достоинством вышла из комнаты. Они постоянно спорили, и всегда предметом спора был Хэнк. И нет сомнений, что он слышал большинство этих пререканий, поскольку его комната была напротив. Какое удовольствие ему это доставляет! Как печально то, что ее собственная служанка – его союзник.

Саманта отдавала себе отчет в том, почему Хэнк так поступает. Это был человек, который привык добиваться своего. А теперь он добивался сына. Зачем? Она окончательно запуталась. Тогда, в Мексике, Хэнк издевался над ней, рассуждая о ребенке, которого не было. Хэнк говорил, что это будет ее дитя, что Саманте придется самой воспитывать его. Она будет любить ребенка, а ему не будет до него дела. Как неожиданно все изменилось! С той ночи, когда Джейми родился, она боялась, что Хэнк отнимет его. Она не доверяла ни поступкам Хэнка, ни его словам.

Саманта ощущала себя как бы в глубокой обороне, надежно перекрыв свои чувства. Да, намного проще ненавидеть Хэнка, чем разбираться в своей собственной душе.

Они стояли в стороне, наблюдая за танцующими парами. Зал был залит светом, еще больше ослепляли бальные туалеты. Тереза была необычно, подчеркнуто спокойна. Жан Мериме отсутствовал, и Саманта подумала, не было ли это причиной некоторой подавленности Терезы, обычно оживленной в его обществе. Она не могла не отметить того особого внимания, которое Тереза уделяла Жану. Шелдон, казалось, не понимал, что его обманывают. Саманта знала. Она пыталась оправдать Терезу, но у нее не получилось.

Шелдон отправился чего-нибудь выпить. И Саманта осталась с Терезой в напряженном ожидании. Ей не хотелось обмениваться ударами с испанкой. С самого начала она была в плохом настроении и, начав разговор, не удержалась бы, чтобы не обвинить Терезу в неверности. Этого нельзя допустить. У нее не было доказательств, а враждебности между ними и так хватало.



Некоторые из знакомых Шелдона звали Саманту танцевать, но она отклоняла их приглашения. Она бы соглашалась, если бы рядом был Хэнк, но он отсутствовал. Ей хотелось, чтобы он так и не появился. Насколько лучше быть дома вдвоем с Джейми! Единственной причиной, по которой она ходила вместе с Шелдоном на приемы, была возможность показать Хэнку, что она может выходить в свет и веселиться, не вспоминая о нем. Но если Хэнка не оказывалось рядом, то веселье пропадало. Все надоедало и утомляло, и она часто выплескивала свою неудовлетворенность на Терезу. Не то чтобы она этого не заслуживала, просто Саманте порой совсем не хотелось казаться стервой…

Шелдон вернулся и принес им лимонад. Его сопровождали друзья, которых Саманта раньше не встречала. Она не очень прислушивалась, когда их представляли друг другу, потому что не могла оторвать глаз от высокого мужчины и его красивой жены. Они составляли прекрасную пару, и, заметив из близость, Саманта прониклась завистью. Внимание ее вдруг привлекло упоминание в разговоре Техаса.

–..Там был участок земли, принадлежащий Мэйтлендам, и мы с Энджел решили сделать его своим домом.



– Какое совпадение, – отметила Тереза. – Саманта тоже из Техаса. Вы часом не знакомы? Мужчина ухмыльнулся.

– Боюсь, что нет, мисс Паласио. Техас не такой уж маленький штат.

– Что привело вас в Англию, Брэдфорд? – спросил Шелдон. – Решили путешествовать?

– Отложенный медовый месяц. Я хотел показать Энджел Англию весной, но были слишком заняты в прошлом году постройкой нового дома.

– Ты не говорил мне, Шелдон, что у тебя есть друзья в Америке. – Саманта не могла не упрекнуть брата. Она хорошо знала его неприязнь к тому, что он называл «американскими привычками», и была удивлена дружескому обращению с американцем. – Ты ведь никогда не был в Техасе, не так ли?

– Нет, дорогая. Я познакомился с Брэдфордом здесь несколько лет назад. Его семья владеет поместьем недалеко от Блэкстоуна.

– Как вам понравилась Англия? – спросила Саманта красивую брюнетку с глазами цвета фиалки.

– Здесь холоднее, чем я думала. – Энджел широко улыбнулась.

– Я хорошо вас понимаю. Я так замерзла здесь, что стала похожа на обмороженную…

– Саманта! – предупреждающе воскликнул Шелдон.

А Брэдфорд Мэйтленд весело расхохотался, его золотистые глаза засияли.

– Эта девушка мне нравится, старина. Вам бы следовало сказать мне, что у вас такая замечательная сестра. Я приглашу ее, когда вернусь в Америку.

Энджел толкнула его локтем.

– Запомни, что ты теперь женатый мужчина, Брэдфорд Мэйтленд, – сказала она сурово. Тот привлек жену к себе и вызвал ее улыбку, что-то прошептав на ухо.

Саманта усмехнулась. Эти двое ей понравились. Они были открыты, дружелюбны и не стеснялись показывать свои чувства. Должно быть, прекрасно чувствовать себя счастливой, с тоской подумала она.

– Посмотрите, кто к нам идет, – промурлыкала Тереза.

Саманта обернулась, ожидая увидеть Жана Мериме. Но это оказался Хэнк. Она покраснела, вспомнив о своем вызывающе коротком платье.

Хэнк шел к ним, не спуская глаз с Брэдфорда и Энджел, которые, в свою очередь, смотрели на него, причем Энджел с радостным изумлением, а муж – сердито.

– Не верю глазам! – воскликнула Энджел с явным удовольствием. – Хэнк Чавес!

– Анджелина. – Хэнк заулыбался, взяв ее за обе руки. – Все такая же красивая. И все еще с ним? – кивком головы он указал на ее мужа.

– Черт побери, а с кем же еще! – жестко сказал Брэдфорд. – Теперь она моя жена.

– Я и не думал иначе, mi amigo, – мягко сказал Хэнк, глаза его смеялись. – Хотя до сих пор не понимаю, что она в тебе нашла.

– Держись от нее подальше, – предупредил Брэдфорд.

Саманта была поражена категоричностью его тона.

– Перестаньте вы, оба, – решительно сказала Энджел, и мужчины посмотрели на нее. – Разве так встречаются старые друзья?

– Он все так же ревнив? – спросил Хэнк, и Брэдфорд нахмурился. – Расслабься, дружище. Ты познакомился с моей женой. Как ты думаешь, могу ли я засматриваться на других женщин, если женат на такой красавице, как Саманта?

– Она твоя жена? Ну и ну, будь я проклят. – Брэдфорд начал успокаиваться. – Прими мои поздравления.

– Я так рада за тебя, Хэнк, – добавила Энджел.

– Я был бы и сам счастлив, если бы она не смотрела на меня как тигрица, – произнес Хэнк с мрачной серьезностью. – Кажется, у нас обоих ревнивые супруги, а? – Он подмигнул Энджел. – Я лучше пойду к ней, а то она подумает, что я слишком долго не уделяю ей внимания.

Саманта пришла в ярость, краска выступила у нее на лице. Энджел… Анджелина… Это была любовь Хэнка, та самая женщина, о которой он часто рассказывал и чье имя произнес в бреду, избитый. И Саманта теперь стояла рядом с ней и разговаривала, даже любовалась…

– Потанцуем, querida?

– Нет, – прошипела она, но Хэнк не обратил на ее слова внимания и увлек к танцующим.

– Думаю, наш друг сам создал себе проблемы, – заметил Брэдфорд, последовав примеру Хэнка.

– Не больше, чем я, – многозначительно ответила Энджел. Брэдфорд заворчал при упоминании своей ревности. Женщина, которую он любил, была дорога ему. – Все же он счастлив Она красива.

– Думаю, она тоже счастлива.

– А ты?

– Ей далеко до меня.

Брэдфорд с гордостью посмотрел на жену и привлек ее ближе.

– Как я люблю тебя, Энджел. Саманта посмотрела на танцующих Брэдфорда и Энджел, и глаза ее заблистали зелеными огнями.

– Уйди, Хэнк. Предупреждаю тебя. – Она попыталась вырваться от него, но не сумела.

– Не собираешься ли ты устроить сцену? Твой брат наблюдает за тобой.

– Наплевать!

– Почему ты сердишься?

– Я не сержусь! – парировала она яростно и прошипела:

– Как ты посмел поставить меня в такое неловкое положение, назвав ревнивой?

– А разве это не так?

– Нет!

– Тогда почему ты убиваешь меня взглядом?

– Ты поставил меня в идиотское положение, черт тебя возьми! – Ее громкий голос вызвал любопытствующие взгляды, но Саманта не обратила на них внимания, настолько ослепила ее ярость. – Что подумает Тереза, увидев, как ты любезничаешь с этой женщиной, в то время как ее муж стоит рядом?

– Глупости, я только приветствовал старых друзей, Сэм. Ты придаешь слишком много значения пустякам.

– Старый друг? Думаешь, я не знаю, кто она? Это твоя Анджелина! Ты любил ее!

– Хотел.

– Как и теперь!

– Нет, Самина, теперь я хочу тебя.

– Ха-ха!

– Самое время доказать тебе это. Вечером, когда все улягутся, я приду к тебе.

У Саманты захватило дыхание.

– Только попробуй – наткнешься на ствол моего пистолета.

Хэнк удивился.

– Ты привезла в эту цивилизованную страну оружие?

– Куда бы я ни поехала, пистолет всегда со мной.

Он вздохнул.

– Ты разочаровала меня, Саманта. Что же, ты изрешетишь меня, как того парня из Денвера?

Она споткнулась, услышав его слова, и Хэнк поддержал ее.

– Откуда ты знаешь о нем?

– Я был там. Я всегда хотел знать, почему ты сделала в нем столько дырок?

– Потому что он не хотел уйти, – ответила она и добавила:

– Как ты.

– Это угроза?

– Понимай, как знаешь, – жестко сказала Саманта.

Хэнк наклонился к ней и прошептал:

– Я бы не возражал получить парочку пуль, если ты вновь станешь моей.

Нежность его голоса расслабила Саманту. Близость Хэнка всегда подавляла ее волю. Энджел была позабыта.

– Хэнк…

– Прошло столько времени, querida.

– Не надо, Хэнк.

– Ты забыла обо всем?

– Прекрати! Неужели я не понимаю, чего ты добиваешься. Ты просто используешь меня, чтобы заполучить Джеймса. Ты говорил, что у нас никогда не будет нормального супружества.

– Я был очень сердит, когда сказал такое.

– Да, сердит, потому что не хотел жениться на мне. Никогда не хотел. Ты, может быть, и хочешь меня, но вместе с тем ненавидишь.

– Сэм…

– Оставь меня!

Саманта вырвалась из его объятий и быстро пошла к брату, мечтая уехать домой. Но было слишком рано. Хэнк больше не подходил к ней. Она говорила себе, что чувствует облегчение. Это именно то, что ей хотелось, разве нет?







Сейчас читают про: