double arrow

Наука как особая форма общественного сознания


Современная наука — сложное, многоплановое социальное явление. В эпоху научно-технической революции она активно вторгается во все сферы жизни общества. Идет интенсивный процесс «онаучивания» всей общественной жизни, превращения науки в непосредственную производительную силу. Однако этот процесс в различных социально-экономических системах напол­няется конкретным социальным содержанием.

При всей многоплановости содержания понятия науки нужно помнить, что наука — явление духовного характера. Когда гово­рят о науке, то обычно имеют в виду определенную систему зна­ний о природной и социальной действительности, о внутреннем мире самого человека.

Разумеется, не всякое знание может быть отнесено к науч­ному знанию. Не считаются научными так называемые житей­ские сведения, без которых, однако, невозможно обойтись в пов­седневной жизни, или религиозные идеи, основанные на вере в сверхъестественное. Под наукой понимается прежде всего зна­ние законов, действующих в объективном мире и познании.

Научное знание есть продукт, результат интеллектуальной деятельности человека или, говоря словами К. Маркса, «духов­ного по природе своей оно идеально. Однако со­держание возникающих в головах людей теоретико-познаватель­ных образов, в которых воспроизводятся законы действитель­ности, невозможно передать от человека к человеку, от поко­ления к поколению непосредственно. Для того чтобы результаты науки могли быть использованы в обществе и сами развиты да­лее усилиями других людей, они должны получить предметное воплощение в виде определенной знаковой системы. В настоящее время все большее распространение получают символические язы­ки, прежде всего математическая, химическая, графическая сим­волика.

О содержании научной теории можно говорить только в том случае, когда эта теория понята, осмыслена. Иными словами,

когда в сознании человека возникает идеальный образ, в котором воспроизводятся законы определенной сферы действительности, нашедшие ранее свое предметное воплощение в знаковой форме. Поэтому умелое применение научного знания в интересах чело­века, предвидение ближайших и отдаленных последствий актив­ного вмешательства в природу или общественную жизнь в значи­тельной мере зависит от глубины постижения заключенного в нем объективного содержания.

Научно-теоретическое знание лишено личностной окраски. Судьбы многих идей и их творцов, о чем свидетельствует мно­говековая история науки, складывались драматическим, а порой и трагическим образом. Однако собственно теория в любой сфере научного знания никакой информации об этом не содержит.

Наука, как и все другие формы освоения человеком действи­тельности, возникает и развивается из необходимости удовлет­ворения потребностей общества. Роль и социальное значение нау­ки не ограничиваются ее объяснительной функцией, констата­цией существа тех или иных природных или социальных явле­ний. Конечная цель познания — практическое применение науч­ных достижений.

Между науками о природе и науками об обществе имеются су­щественные различия. Науки о природе, разумеется, не носят классового характера. Было бы нелепо говорить о пролетарской биологии, математике, астрономии и т. п. Однако чем более ши­рокий характер носит отдельная частная естественная наука, тем многограннее ее связи с философскими принципами и обобщения­ми, тем сильнее они оказывают влияние друг на друга. Отсюда становятся понятными попытки, совершаемые буржуазными идео­логами, использовать достижения естествознания для обоснова­ния своих философских доктрин. Конечная цель последних — защита тем или иным способом интересов эксплуататорского класса. Нельзя не указать здесь и на стремление, ставшее в последние годы особенно явным в странах империализма, откро­венно навязать естественным наукам (в первую очередь ядерной физике, генетике, психологии и др.) преступные цели и принудить ученых к их осуществлению. В этом таится огромная опасность, грозящая неисчислимыми бедствиями для всего человечества. На­против, в условиях социализма гуманистическая сущность естест­венных наук раскрывается зримо и убедительно.

Науки об обществе в своей совокупности представляют собой теоретически осмысленное выражение коренных интересов опреде­ленных классов и потому носят партийный характер. Вместе с тем в них нашли глубокое и всестороннее отражение ведущие тенден­ции исторического развития. Они не только объясняют широким трудящимся массам прошлое и настоящее человеческого общест-

ва, но и научно, достоверно предсказывают неотвратимость коренных социальных перемен в будущем, грядущую победу со­циализма и коммунизма во всемирном масштабе, намечают пути и средства, ведущие к достижению этой цели. Отсюда та постоян­но растущая революционно-практическая значимость наук об об­ществе в современную эпоху.

Определяющее влияние насущных потребностей общества на прогресс научного знания бесспорно. Однако эту связь нельзя понимать вульгарно, то есть выводить каждую возникшую в науке идею прямо и непосредственно из нужд материального произ­водства, состояния классовой борьбы и т. п. В развитии науки, понимаемой как производство человеческим разумом духовных, идеальных продуктов, познавательных образов, имеет место отно­сительная самостоятельность. Внутренняя логика знания в какой-то отдельной научной дисциплине может увести далеко за пре­делы сегодняшних потребностей.

Наука и техника относятся к величайшим достижениям че­ловечества. Они постоянно находятся в развитии, которое, прав­да, протекает неравномерно. Анализ показывает, что закономер­ная связь непрерывности и прерывности, единство эволюции и революции проявляется в процессе развития как науки, так и тех­ники. В науке и технике на определенных исторических этапах эволюционные процессы уступают место коренным качественным изменениям, революционным переворотам.

Сегодня стало обычным называть революционными такие фазы в научном развитии, когда происходит решительная и ра­дикальная ломка устаревших взглядов и теорий. Открытие прин­ципиально новых явлений, закономерностей влечет за собой не просто совершенствование, но коренное изменение всей системы научных знаний. Именно такая ситуация имела место, например, в физике после открытия частной и общей теории относитель­ности. Подобного рода перемены в развитии науки могут быть вызваны и благодаря использованию новых средств познания. Это, в свою очередь, способствует появлению, с одной стороны, новых эмпирических фактов, которые вызывают потребность в их теоретическом осмыслении, а с другой стороны, перед наукой открываются новые области практического применения ее дости­жений.

В развитии техники мы имеем дело с революцией, если опре­деленное техническое средство, не способное больше удовлет­ворять быстро растущим общественным потребностям, заменяет­ся другим техническим средством, действие которого основыва­ется на другом принципе, радикально меняющем ситуацию в данной сфере (например, передача функции управления произ­водственным процессом машине). Нужно отличать научные рево-

люции в отдельных областях от революций, охватывающих це­лые области науки или науку как целое. В области техники так­же нужно отделять революции в развитии отдельных средств или областей техники от тех, в ходе которых техника эпохи преоб­разуется коренным образом.

В отличие от революционных преобразований в науке и тех­нике в прошлом, когда они лишь частично совпадали по времени и сравнительно слабо влияли друг на друга, теперь перевороты в науке и технике сливаются в единый процесс и взаимно обу­словливают друг друга.

Наука и техника в течение длительного периода в истории человечества развивались в значительной мере изолированно друг от друга. Конечно, люди уже на ранних этапах своего развития использовали законы и явления природы для производства про­стейших технических средств, но это происходило стихийно, не­осознанно. Техника ремесленного производства, а тем более про­стые сельскохозяйственные орудия не вызывали необходимость в систематическом изучении законов природы. И потому эта тех­ника не оказала заметного влияния на ход развития естество­знания.

В позднее средневековье начинается уже целенаправленное применение теоретического знания для создания первых механиз­мов, например для создания часов, водяных и ветряных мель­ниц, действие которых основывалось на познанных законах ме­ханики и гидравлики. Лишь переход к машинной фабрике при­вел к возникновению объективной потребности в сознательном применении науки для развития техники. Машинный способ из­готовления материальных средств достигает такой степени слож­ности, что умение, мастерство отдельного рабочего оказывается уже недостаточным для успешного выполнения всего комплекса работ. «Только при этом способе производства впервые возника­ют такие практические проблемы, которые могут быть разреше­ны лишь научным путем. Только теперь опыт и наблюдения — и настоятельные потребности самого процесса производства — впервые достигли такого масштаба, который допускает и делает необходимым применение науки» '.

Начавшись в XVIII веке, этот процесс особенно быстро стал развиваться в XIX веке, но взаимодействие науки и техники в то время было таково, что наука в основном следовала за требо­ваниями техники и при этом получала от последней больше, чем могла дать ей.

На более высокой стадии развития как науки, так и техники складывается органическое их единство. Появившаяся во второй

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 47, с. 554,

половине XIX века тесная связь между ними стала в XX веке, осо­бенно в последние годы, одной из самых существенных черт всего прогрессивного движения и науки и техники. Поэтому мы назы­ваем прогресс на этой стадии научно-техническим прогрессом.

Коренное изменение взаимосвязи техники и науки имеет ряд причин. Важнейшие из них такие: 1) повысилась степень слож­ности технических средств; 2) происходит все большее внедре­ние технических средств в повседневную жизнь человека; 3) кро­ме традиционных физико-механических закономерностей все больше используются нефизические (например, биологические за­кономерности) для создания современной техники. В области науки также произошли значительные изменения. Она достигла нового уровня понимания природы и усовершенствовала техниче­скую и методологическую стороны познания. Она приняла ясно выраженную социальную ориентацию и все более осуществля­ет свою функцию производительной силы.

Наука сама по себе не выступает как производительная сила. Она, естественно, является и будет оставаться относительно са­мостоятельной сферой духовной деятельности человека. Но сов­ременные средства труда и технологические процессы представ­ляют собой материализацию, опредмечивание научных знаний. В свою очередь, научные знания во все возрастающей мере ста­новятся необходимыми условиями успешной деятельности каждо­го человека, занятого на производстве, и эти знания оказываются также воплощенными в создаваемых им материальных ценностях.

К преимуществам социализма относится, в частности, то, что здесь устраняется антагонизм между физическим и умственным трудом и создаются условия для постепенного преодоления су­щественных различий между ними. Тем самым реализуется це­левая установка на все большее приобщение к науке всех тру­дящихся, непосредственно занятых в сфере материального про­изводства.


Сейчас читают про: