double arrow

Баланс нервных процессов по силе


Что касается уравновешенности по силе нервной системы относительно возбуждения и торможения, т. е. соотношения двух видов выносливости нервных клеток, то первоначально, видимо, было принято считать, что изменения силы от индивида к индивиду и по возбуждению и по торможению происходят параллельно: если нервная система сильна или слаба по отношению к возбуждению, то она соответственно сильна или слаба и по отношению к торможению. Это и есть тот тип связи, который, очевидно, должен при ста тистическом измерении связи давать высокую положительную корреляцию. Этот тип связи означает также, что «неуравновешенности» по силе как таковой фактически не существует: у всех индивидов наблюдается уравновешенность в собственном смысле этого слова. Однако в целом ряде наблюдений, описанных в литературе, этот принцип связи совершенно явно не выдерживается, что было отмечено и неоднократно обсуждалось самим И.П. Павловым (см. об этом у Б.М. Теплова, 1956).

У отдельных животных были зарегистрированы настолько значительные различия по «абсолютной» силе, что даже при всей трудности сравнения индикаторов «возбудительной» и «тормозной» силы (Б.М. Теплов, 1956) эти различия не могли остаться незамеченными (В.П. Головина, 1938; Т.А. Тимофеева, 1948; Л.О. Зевальд и др., 1947). При этом расхождение по уровню силы имело, так сказать, односторонний характер: все описанные собаки (Трезор В.П. Головиной, Сатир А.А. Линдберга, Нимфа Г.А. Тимофеевой) обладали высокой силой по отношению к возбуждению и обнаруживали явную слабость при напряжении тормозного процесса. Вскоре, однако, в литературе появились указания на возможность силовых отношений и противоположного характера, т. е. высокой выносливости к действию тормозного процесса и низкой выносливости к действию возбуждения. Такие указания содержатся, в частности, в данных монографического описания нескольких собак, опубликованного М.С. Колесниковым (1963): две собаки (Мелина и Орт), выдержав соответственно только 0,3 и 0,1 г кофеина, показали тем самым отчетливую слабость по отношению к возбуждению, но удлинение дифференцировки, судя по приводимым М.С.Колесниковым данным, почти не вызвало у них эффекта растормаживания, что указывает на достаточную степень силы нервной системы относительно торможения.

Наличие случаев неуравновешенности по силе в смысле выносливости, работоспособности, очевидно, полностью опровергает мнение о существовании положительной связи между силовыми параметрами, характеризующими оба нервных процесса. Окончательные штрихи в эту картину вносит исследование Е.Ф. Мелиховой (1964), подвергшей статистической обработке архивные данные Колтушей и подсчитавшей в ряду прочих показателей коэффициент корреляции между кофеиновой пробой и результатами удлинения дифференцировки. Коэффициент корреляции, вычисленный для 66 животных, оказался равен только 0,131, т. е. мало отличался от нуля. Это означает, что любому уровню силы нервной системы относительно возбуждения может соответствовать практически любой уровень силы нервной системы относительно торможения и что, таким образом, эти два свойства представляют собой два независимых параметра, два ортогональных фактора деятельности нервной системы. Если бы имелась хотя бы частичная зависимость между этими свойствами в том духе, который предполагался прежними авторами, например, если бы данному уровню силы относительно возбуждения всегда соответствовал только равный или меньший (но не больший) уровень силы относительно торможения, тогда коэффициент корреляции, возможно, достигал бы уровня статистической значимости.

Следует, правда, заметить, что Е.Ф. Мелихова, вслед за В.К. Красуским (1964), высказывает определенные сомнения в адекватности удлинения дифференцировки как теста на силу нервной системы относительно торможения. Эти сомнения основаны на том, что удлинение дифференцировки не коррелировало ни с одним из прочих взятых для сопоставления показателей. Но ведь эти остальные показатели, вероятно, потому не коррелируют с удлинением дифференцировки, что они отражают совсем другие свойства нервной системы, которые с силой относительно торможения могут быть вовсе не связаны. Если бы в таблице интеркорреляций был представлен показатель, аналогичный по функциональному смыслу удлинению дифференцировки, то тогда, вероятно, и корреляция имела бы место. Но раз такого показателя нет, удлинение дифференцировки, естественно, остается в одиночестве.

Подытоживая имеющиеся материалы о соотношении двух видов нервной работоспособности, мы вправе сделать заключение о самостоятельности и независимости свойств нервной системы, характеризующих выносливость нервных клеток относительно возбудительного и относительно тормозного процессов. Баланс нервных процессов по свойству силы есть, таким образом, вариативный параметр, требующий для своего определения предварительного измерения обоих видов нервной выносливости.


Сейчас читают про: