double arrow

В. О.Ключевский


Моя соседка Юля вздрагивает и вопит по любому поводу. Она терпеть ненавидит крапиву; она, как заранее ужаленная, отпрыгивает даже от упоминания змеи, ужа и готова плакать лишь от мысли, что ее любимая подруга Алиса уедет от нее на три дня раньше.

Мама у нее такая же дерганая. Невроз.

Для нее вздрагивать и ужасаться – естественно, и чем удобнее для этого повод, тем с большим воодушевлением она это делает. А теперь догадайтесь, как она относится к смерти?

– Очень относится. Относится с интересом. Относится с мечтательным ужасом.

И бережностью, как к любимой игрушке. Она даже старается эту игрушку пореже доставать – потому что оттуда, из‑за прозрачной занавески, смерть выглядит еще более зловеще и привлекательнее.

Будет смерть – здесь будет плач и крик. Но смерть в данном случае просто удобный повод проорать свои неврозы. Орет – невроз, неблагополучие, несчастье, а смерть – лишь зацепка, которой так удобно воспользоваться.

…Бабушка Лены умерла уже много лет назад, но Лена плачет каждый раз, когда вспоминает об этом. О чем плачет Лена? О бабушке? – Нет, о той любви, которую ей бабушка давала, о той любви, на которой она была воспитана, которую она запечатлела как Любовь и которую теперь не получит ни от кого другого.

Хороший человек Лена. Но если бы она не так нуждалась в подкармливании любовью, если бы она умела усваивать любовь любую, идущую от такого множества людей в ее сторону, если бы она раздавала любовь, а не ждала ее – плакала бы она?

Сенека в подобной ситуации реагировал резко:

«Так что же, – спросишь ты, – неужели я забуду друга?» – Недолгую память обещаешь ты ему, если она минет вместе со скорбью!!!! Скорбь кончается быстро – но память пусть будет долгой. А самая долгая – память, связанная с приятными чувствами. Поэтому, если хочешь об умершем друге помнить долго, пусть твои мысли о нем будут приятны. Совершенно верно, но как‑то цинично. Для меня думать об умерших друзьях отрадно и сладко. Когда они были со мной, я знал, что их утрачу. Когда я их утратил, я знаю, что они были со мной».

А это просто мудро.

Смерть и Спектакли

Все формы проходят.


Сейчас читают про: