double arrow

РЕШИТЕЛЬНОСТЬ


Главнокомандующий Группой советских войск в Германии генерал армии В. Г. Куликов любил все контролировать лично. То он на вертолете летает, ловит советские военные машины, превышающие скорость, то, лежа в кустах, слушает, о чем офицеры в курилке говорят. Но самым его любимым занятием было, переодевшись в спортивный костюм, колесить по Вюнсдорфу на велосипеде.

Дело было в субботу вечером, когда офицеры получили долгожданную получку. Все пивные переполнены штабными офицерами. Каждый моментом пользуется – попить пивка вволю. А то вернешься в Союз – есть ли там хорошее пиво?

Главнокомандующий тенью скользит вдоль ярко освещенных окон «стекляшек», и кипучая злоба переполняет все его существо. Понять страсть советского офицера к немецкому пиву ему, конечно, не дано. Сытый голодного не разумеет. У него персональные повара, изысканные блюда и лучшие сорта вин вне зависимости от того, в Германии он или в Союзе. Как настоящий коммунист, Куликов решительно выступал против пьянства и настойчиво с ним боролся.

– Пьете! Вы у меня попьете! – Внезапно решение созрело в его голове. Он улыбается сам себе, разворачивает велосипед и катит к штабу Группы войск.

Не снимая спортивного костюма, он проходит в свой кабинет, думает еще мгновение и решительно придвигает к себе красный телефон без цифрового диска. Телефон отвечает мгновенно. Главком усаживается в кресло и приказывает властным тоном:

– 215-му отдельному саперному батальону – боевая тревога! Вариант 7. Шифр 2323777.

Трубка рявкнула «есть» и замерла.

* * *

Через час главнокомандующий прибыл на лесную просеку, куда по тревоге уже вышел саперный батальон.

Короткое совещание с офицерами главком завершил словами: «Перед сломом никого не предупреждать. Ломать, и точка! Время на совершение марша – 45 минут, на проведение операции – 45 минут. Вперед!»

* * *

Подвыпившие офицеры с диким ревом прыгали через окна. В темноте метались какие-то тени. Ревели танковые моторы. Грохот стоял ужасный. Единственная мысль завладела тысячами голов одновременно – «Война!».

– Я же говорил, – кричал охрипший подполковник с оторванным левым погоном, – что все будет, как в 41-м году!

* * *

Тяжелые армейские бульдозеры быстро разломали легкие стеклянные павильончики, и в одно мгновение чистенький городок пропитался пряным запахом доброго немецкого пива. К утру на местах «стекляшек» красовались мягкие лужайки из свежего дерна – маскировочная рота батальона поработала на славу. Теплый дождик прибил пыль, и больше ничто не напоминало о ночном налете саперного батальона на штабной городок. Так в Вюнсдорфе навеки было покончено с пьянством. Начальник политуправления с восторгом доложил в ГлавПУР и в ЦК партии о замечательной решительности нового главкома в борьбе с пьянством.

* * *

Ровно через месяц, в день следующей получки, начальник финансового управления Группы войск робко зашел в кабинет грозного генерала и доложил, что в кассе нет денег для выдачи денежного довольствия офицерскому составу.

– Что ж, – сказал генерал армии Куликов, – пиши рапорт, виновных предадим суду военного трибунала! А в чем, собственно, причина, кассиры проворовались?

– Нет, – объяснил финансист, – мы из Москвы только незначительную часть немецких денег получаем. А основные суммы идут из системы Военторга, из пивных то есть. Марки по кругу ходили, мы их офицерам даем, они их в нашу пивную несут, мы деньги забираем и снова даем. А пиво немцы поставляли по льготным ценам. Теперь в Вюнсдорфе советских пивных нет, поэтому все офицеры в немецкие пивные стали ездить. Туда все марки и уходят. Мы просили Москву, но Москва денег не дает дополнительных.

Главком заскрипел зубами так, что у финансиста сморщилось лицо. Затем он решительным жестом придвинул к себе красный телефон без цифрового диска.

К месту сосредоточения саперного батальона главком на этот раз не поехал, а послал адъютанта с приказом:

«Срочно восстановить все пивные в Вюнсдорфе. Срок 15 суток».


Сейчас читают про: