double arrow

Общество и индивид


Каждый человек по своей природе является существом индивидуальным, конкретным и некоммуникабельным в самой своей индивидуальности; так мы утверждали сначала, приступая к исследованию личности. Но мы только что заявили, что по своей природе человек общителен. Нет ли в этом противоречия? Отнюдь: индивидуальный и социальный аспекты - это экзистенциальные составляющие, укоренившиеся в личности.

Общество нужно строить исходя из человека, а не как нечто предварительно устроенное и навязанное ему извне. Общительность рождается из самой индивидуальности, поэтому она нисколько не противостоит ей, а, напротив, дополняет и совершенствует ее в силу своих возможностей.

Таким образом, мы не сталкиваемся с явной антиномией. Беря начало в личности, любое общество несет на себе отпечаток личного: оно, так сказать, персонализировано в своей основе. Оба аспекта - социальный и индивидуальный - обусловливают и ограничивают друг друга.

Нашей умеренной концепции противостоят как индивидуализм, так и коллективизм. Ни один из них не представляет нам человеческую личность в целом. Индивидуализм видит человека только в отношениях к самому себе. Коллективизм, со своей стороны, не видит человека, он видит лишь "общество". Первый искажает лицо человека, второй скрывает его.




Основным фактом человеческой экзистенции является не индивид как таковой и не коллектив как таковой. Оба они, рассматриваемые сами по себе, не более, чем абстракции. Индивид является фактором экзистенции в той мере, в которой он связан живыми отношениям с другими индивидами; коллектив является фактом экзистенции в той мере, в которой живые отношения сочетаются с живыми единствами отношений. Основным фактом человеческой экзистенции является человек вместе с другим человеком.

"Я" и "ты"

Итак, именно здесь и заключено ядро экзистенциального определения человека: человек есть индивид, который в глубине своего существа чувствует необходимость свободных отношений с другими подобными ему существами. Посредством этих межличностных отношений человек учится познавать себя и других. Мы бы сказали, что основой человеческой экзистенции является отношение "я" и "ты". В свете этого межличностного отношения "я" к "ты" бледнеет устаревшая концепция человека как существа, изолированного в своей имманентности, или как "я", видящего в других противопоставленные ему объекты или другой чуждый субъект, познать который можно при помощи аналогии, сравнений и т.д. Таким образом, "другой" уже не выступает здесь только как "другой", а скорее является эмпирическим проявлением самого субъекта.

Из основ отношений "ты - я" категорически и четко следует, что они ограничены пространственно - временными координатами "здесь и теперь". Об этих ограничениях и пойдет речь в следующей главе.



"...Которое через свои пространственно –

временные измерения..."

Если в конце предыдущей главы мы заявили, что человека можно в основном рассматривать как "существование с кем-то", то в главе пойдет речь о другой экзистенциальной характеристике человеческой личности: "существование в чем-то".

Мы имеем дело не просто с игрой слов. Эти два выражения в обобщенной, но верной форме, представляют нам бытие человека. Из глубин человеческого существа слышится голос, призывающий другого; и оттуда же доносятся требования того "где", в котором эти личные отношения станут возможны.

Это "существование в чем-то" может рассматриваться как "существование в пространстве" и "существование во времени".

Итак, пространство и время будут двумя факторами, обуславливающими как существование, так и деятельность экзистенциального человека.







Сейчас читают про: