double arrow

В. Человек — образ Божий


1. Значение выражения «образ Божий». Из всего созданного Богом творе-ния только о человеке сказано, что он сотворен «по образу Божию»6. Что это означает? Мы можем использовать следующее определение: тот факт, что человек сотворен по образу Божьему, означает, что человек подобен Богу и оли-цетворяет Бога.

6Латинское выражение imago Dei, означающее «образ Божий», иногда применяется в богословских дискуссиях. В настоящей книге я его не использую.

7 Слово «образ» (צלם) обозначает предмет, похожий на что-то иное и часто оли-цетворяющий это иное. Это слово используется для обозначения изваяний наростов и мышей (1 Цар. 6:5,11), изображения воинов на стене (Иез. 23:14) и языческих идолов или статуй, которые олицетворяли божеств (Чис. 33:42;4Цар. 11:18; Иез. 7:27; 16:17; и др.).

Слово «подобие» (דמות) также означает предмет, похожий на что-то иное, но чаще это слово употребляется в таких контекстах, где идея схожести подчеркивается в боль-шей степени, чем идея олицетворения или замещения (напр., бога). В еврейском тексте «подобием» названы, напр., модель или чертеж, который царь Ахаз увидел в Дамаске (4 Цар. 16:10), фигуры волов над бронзовым жертвенником (2 Пар. 4:3,4) и настен-ные росписи, изображавшие вавилонян на колесницах (Иез. 23:15). В еврейском тек-сте Пс. 57:5 яд нечестивых — это «подобие» яда змеи: мысль заключается в том, что они очень похожи по своим свойствам, однако не возникает никаких сомнений в том, что речь идет об олицетворении или замещении.

Когда Бог говорит «Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт. 1:26), это означает, что Бог собирается создать творение, ко-торое будет похоже на Него. Как еврейское слово «образ»(7(צלם, так и ев-рейское слово «подобие» (гя?эт)обозначают нечто похожее, но не идентич-ное тому, что оно олицетворяет, «образом» чего является. Слово «образ» мо-жет быть использовано также для обозначения чего-либо, олицетворяющего что-то другое.

Богословы приложили огромные усилия к тому, чтобы установить хотя бы один признак или небольшое количество признаков, в которых можно было бы ясно различить образ Божий8. Одни полагали, что образ Божий в человеке заключается в его способности мыслить, другие — что он виден в способное-ти человека совершать моральный выбор и принимать собственные решения. Кто-то считал, что образ Божий заключался в первоначальной моральной чи-стоте человека, в его сотворении как мужчины и женщины (см.: Быт. 1:27) или в его владычестве над землей.

В этой дискуссии правильнее было бы сосредоточиться прежде всего на значении слов «образ» и «подобие». Как мы уже видели, эти слова обладали для первых читателей четким и ясным значением. Когда мы осознаем, что ев-рейские слова «образ» и «подобие» просто уведомляли читателя отом, что че-ловек подобен Богу и во многом олицетворяет Бога, дискуссия о значении «об-раза Божия» представляется во многом лишь поиском слишком узкого и кон-кретного значения. Когда Писание повествует о том, что Бог сказал: «Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт. 1:26), для первого читателя это означало: «Сотворим человека, подобного Нам, и чтобы он оли-цетворял нас».

Поскольку «образ» и «подобие» обладали этими значениями, Писанию не было необходимости говорить, например: «Тот факт, что человек сотворен по образу Божьему, означает, что человек подобен Богу в следующем: в его интеллекте, моральной чистоте, духовной природе, власти над землей, твор-ческих способностях, способности к этическому выбору и бессмертии» (или нечто подобное).

8 С кратким обзором различных точек зрения можно ознакомиться в работе: D. J. A. Clines, "The Image of God in Man", 77?(1968), pp. 54—61. Миллард Эриксон (Millard Erickson, Christian Theology, pp. 498—510) следующим образом систематизирует основные пути решения этого вопроса, предложенные в истории церкви: 1) субстанциальная точ-ка зрения (Лютер, Кальвин, многие ранние христианские писатели), которая в качестве отражения образа Божьего предполагает некоторые особые свойства человека (такие, как разум или духовность); 2) реляционистская точка зрения, которая подразумевает, что образ Божий в человеке связан со сферой межличностных отношений (Эмиль Брун-нер; также Карл Барт, который считал, что образ Божий в человеке заключается именно в том, что он был сотворен как мужчина и женщина); 3) функциональный подход, с позиции которого образ Божий в нас связан с исполняемыми нами функциями; обычно подразумевается наше владычество над землей (социнианский взгляд, которого придер-живаются многие современные писатели, такие, как Норман Снейт [Norman Snaith] или Ленард Вердуин [Leonard Verduin]).

В таком объяснении нет необходимости, и не только потому, что у исполь-зованных терминов было ясное значение, но и потому, что подобный список просто не отвечал бы поставленной задаче: текст здесь просто утверждает, что человек подобен Богу, а все остальное Писание дает этому утверждению под-робные пояснения. Читая Писание, мы понимаем, что нельзя составить себе полного представления о богоподобии человека, не осознав до конца, Кто есть Бог в Его существе и в Его деяниях, а также кто есть человек и что он делает. Чем больше мы узнаем о Боге и человеке, тем больше схожих черт мы видим и тем полнее мы понимаем, что Писание имеет в виду, когда оно говорит, что человек сотворен по образу Божьему. Эти слова означают все то, в чем человек схож с Богом.

Понимание слов о том, что человек сотворен по образу Божьему, вытекает также из сходства между текстом Быт. 1:26,где Бог объявляет о Своем намере-нии сотворить человека по Своему образу и подобию, и текстом Быт. 5:3:«Адам жил сто тридцать лет, и родил сына по подобию (דמות) своему, по образу (צלם) своему, и нарек ему имя: Сиф» (курсив мой. — У. Г.). Сиф не был идентичен Адаму, но во многом был подобен ему, как сын бывает подобен своему отцу. Этот текст означает просто, что Сиф был похож на Адама. Здесь не уточняет-ся, в чем конкретно Сиф был похож на Адама, и с нашей стороны неверно было бы рассуждать о том, что только лишь какая-то одна конкретная черта определяла суть того, в чем Сиф был подобен Адаму. Может быть, это были его карие глаза? Или курчавые волосы? Может, речь идет об атлетическом телосложении, серьезности или вспыльчивости? Все эти предположения бес-смысленны. Очевидно, что все, в чем Сиф был подобен Адаму, является частью его схожести с Адамом, его бытия «по образу» Адама. Точно также все, в чем человек подобен Богу, — это часть его схожести с Богом, часть того феномена, который называют «богоподобием» человека или его сотворенностью «по об-разу Божию».

9 Подробный анализ этого отрывка см.: John Murray, Principles of Conduct (Grand Rapids: Eerdmans, 1957), pp. 109-113.

2. Грехопадение: образ Божий искажен, но не утрачен. Возможно, нам еле-дуетспроситьсебя, можно ли о человеке мыслить како существе, подобномБогу, после того как человек согрешил? На этот вопрос мы быстро находим ответ в Книге Бытие, где Бог сразу после потопа дает Ною власть установить смерт-ную казнь за убийство человека: «Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт. 9:6,кур-сив мой. — У. Г.). Несмотря на то что люди грешны, в них остается еще доста-точно подобия Богу, так что убийство другого человека («пролитие крови» в тер-минологии Ветхого Завета означает акт взятия человеческой жизни) является нападением на ту часть творения, которая в наибольшей степени похожа на Бога, и такие действия можно оценить как попытку ил и стремление (если бы это было возможно) нападения на Самого Бога9. Человек все еще богоподобен. В Новом

Завете мы видим подтверждение этому, когда в Иак. 3:9 читаем о том, что все люди, а не только верующие, «сотворены по подобию Божию».

Однако после грехопадения человек уже не в такой степени подобен Богу, как прежде. Его моральная чистота была утрачена, и его греховность, безус-ловно, не отражает Божьей святости. Его интеллект заражен ложью и непони-манием; его речь не прославляет непрестанно Бога; его социальные отноше-ния управляются эгоизмом, а не любовью, и т. д. Несмотря на то что человек и сейчас богоподобен, в каждом аспекте своей жизни он исказил или утратил часть своего подобия Богу. Иными словами, «Бог сотворил человека правым, а люди пустились во многие помыслы» (Еккл. 7:29). Таким образом, мы и после грехопадения остаемся подобными Богу — мы и сейчас похожи на Бога и оли-цетворяем Его, — но образ Божий в нас искажен; мы менее богоподобны, чем до прихода греха в мир.

Поэтому очень важно, чтобы мы черпали свое понимание сути образа Божьего, не просто наблюдая за современными человеческими существами, а из библейских указаний на природу Адама и Евы, какими их сотворил Бог и когда все, сотворенное Богом, было «хорошо весьма» (Быт. 1:31). Подлинная природа богоподобия человека проявлялась также в земной жизни Христа. Совершенство нашей человеческой природы не проявится на земле до тех пор, пока Христос не возвратится и мы не обретем все те блага спасения, которые Он заслужил для нас.

10 В этом стихе Павел прямо говорит, что мы изменяемся в образ Христа, а четырьмя стихами ниже говорит, что Христос — образ Бога (2 Кор. 4:4; в обоих стихах слово έικών).

3. Искупление во Христе: постепенное открытие богоподобия. Новый Завет показывает нам, что наше искупление во Христе означает, что даже в этой жизни мы можем постепенно возрастать в нашем подобии Богу. На-пример, Павел говорит, что, как христиане, мы облеклись в нового челове-ка, «который обновляется в познании по образу Создавшего его» (Кол. 3:10). Возрастая в понимании Бога, Его Слова и Его мира, мы все в большей сте-пени уподобляем наше мышление Богу. Таким образом мы «обновляемся в познании» и становимся все более подобными Богу в нашем мышлении. Так развивается жизнь каждого христианина. Поэтому Павел также мо-жет сказать, что мы «преображаемся в тот же образ [греч. εϊκάν] от славы в славу» (2 Кор. 3:18)10. В течение всей нашей жизни, возрастая в христиан-ской зрелости, мы возрастаем в подобии Богу. В частности, мы возрастаем в подобии Христу в нашей жизни и в нашем характере. Ведь это та цель, ради которой Бог искупил нас — «быть подобными образу Сына» Божьего (Рим. 8:29) и, таким образом, в моральных качествах стать совершенным подобием Христа.

4. Возвращение Христа: полное восстановление образа Божьего. Новый Завет дает нам обетование, что подобно тому, как мы были подобны Адаму (подвержены смерти и греху), мы уподобимся и Христу (будем морально чис-ты и никогда более не подвергнемся смерти): «И как мы носили образ перст-ного, будем носить и образ небесного» (1 Кор. 15:49)'1. Полная мера нашей сотворенности по образу Божьему не видна ни в жизни Адама, который со-грешил, ни в нашей жизни, так как мы несовершенны. Но в Новом Завете подчеркивается мысль, что Божий план сотворения человека по Его образу полностью реализовался в личности Иисуса Христа. Он есть «образ Бога» (2 Кор. 4:4); «образ Боганевидимого,рожденныйпреждевсякойтвари» (Кол. 1:15). В Иисусе мы видим подобие человека Богу в первозданном виде, и мы испы-тываем радость от того, что Бог предназначил нас «быть подобными образу Сына Своего» (Рим. 8:29; ср.: 1 Кор. 15:49, курсив мой. — У. Г.): «Когда откро-ется, будем подобны Ему» (1 Ин. 3:2, курсив мой. — У. Г.).

5. Конкретные аспекты нашего подобия Богу. Хотя выше мы говорили о том, что очень трудно определить все аспекты, в которых мы подобны Богу, тем не менее мы можем упомянуть о многих аспектах нашего существования, которые свидетельствуют о том, что мы в большей степени, чем прочее творе-ние, подобны Богу12.

11 Новозаветное слово «образ» (έικάιν) имеет значение, сходное со своим ветхозавет-
ным соответствием (см. выше). Оно обозначает нечто подобное или очень похожее на
нечто олицетворяемое. Один из любопытных случаев его употребления — это обозначе-
ние изображения кесаря на римской монете. Иисус спросил фарисеев: «Чье это изобра-
жение (מצקכךיי) и надпись?» Те ответили: «Кесаревы» (Мф. 22:20,21). Образ здесь по-
хож на кесаря и олицетворяет его. (Греческое слово homoioma, «подобие», не употребля-
ется в Новом Завете для обозначения подобия человека Богу.)

12 Однако ангелы также в значительной степени подобны Богу в этих аспектах.

1) Моральные аспекты: 1) Мы — творения, несущие моральную ответ-ственность перед Богом за наши действия. 2) Мы обладаем внутренним пони-манием добра и зла, что отличает нас от животных (которые обладают в очень незначительной степени или вообще не обладают чувством морали или спра-ведливости, но просто движимы страхом наказания или надеждой на поощ-рение). Когда мы действуем в соответствии с моральными стандартами Бога, наше подобие Богу отражается 3) в нашей святости и праведности перед ним, но, напротив, наше неподобие Богу проявляется каждый раз, когда мы согре-шаем.

2) Духовные аспекты. 4) Мы обладаем не только физическим телом, но и нематериальным духом, и потому мы можем совершать действия, значимые в нематериальной — духовной — сфере бытия. Это означает, что мы облада-ем 5)духовной жизнью, которая дает нам возможность общаться с Богом на личностном уровне, молиться Ему, прославлять Его и слышать Его13. Ни одно животное никогда не сможет молиться о спасении родственника или друга! С тем, что мы обладаем духовной жизнью, связан и тот факт, что мы облада-ем 6)бессмертием; мы не прекратим существовать, но будем жить вечно.

3)Интеллектуальные аспекты. 7)Мы обладаем способностью рассуждать, логически мыслить и учиться. Это отделяет нас от животного мира. Иногда животные обнаруживают поведение, которое говорит о том, что в физическом мире они способны решать определенные задачи, но они, несомненно, не об-ладают абстрактным мышлением — не существует ничего подобного «исто-рии философской мысли собак», и ни одно из животных со времен творения не преуспело в решении этических или философских проблем. Шимпанзе не сядут за стол и не станут спорить о Троице или о преимуществах кальви-низма или арминианского учения! Даже в развитии наших физических и тех-нических навыков мы сильно отличаемся от животных. Бобры сегодня строят те же самые дамбы, которые они строили тысячи поколений назад, птицы стро-ят в точности такие же гнезда, а пчелы строят все такие же ульи. Мы же посто-янно совершенствуем нашу технологию как в сельском хозяйстве, так и в на-уке, и вообще во всякой отрасли знания.

13 Следует сказать и еще об одном факте. Хотя это и не один из признаков нашего подобия Богу, но то, что Христос искупил нас, отделяет нас от любого другого творения Божьего. Это скорее следствие нашего подобия Богу и любви Бога к нам, чем один из аспектов богоподобности.

8) От животных нас отличает то, что мы используем сложный, абстракт-ный язык. Когда моему сыну было только четыре года, я мог попросить его пой-ти и принести из подвала большую красную дрель. Если даже он никогда ее прежде не видел, он легко мог осуществить эту задачу, потому что он знал зна-чение слов «пойти», «принести», «большая», «красная» и «дрель». Он мог бы принести и маленький коричневый молоток, и черное ведро, которое стояло за верстаком, или любой другой из десятков предметов, которые он, может быть, никогда прежде не видел, но мог представить себе, когда я называл их несколь-кими короткими словами. Ни одно шимпанзе за всю историю не было способ-но выполнить подобную задачу — не путем поощрения и повторения, а через словесное описание предмета, которое животное прежде не видело. А вот четы-рехлетние малыши вполне на это способны, и мы даже не обращаем на это вни-мания. Большинство восьмилетних детей могут самостоятельно написать де-душке и бабушке письмо отом, как они ходили в зоопарк, или переехать вдру-гую страну и выучить любой иностранный язык, и мы считаем это совершенно нормальным явлением. Но ни одно животное не сможет написать письма своим дедушке и бабушке, или назвать настоящее, прошедшее и будущее время хоть одного французского глагола, или прочесть детектив и понять, о чем в нем вдет речь, или понять значение хотя бы одного стиха Библии. Дети могут проде-лывать все это, и тем самым они показывают, что они настолько более развиты, чем весь животный мир, что просто начинаешь изумляться, как можно было подумать, что люди — это лишь одна из разновидностей животных.

9) Еще один аспект, отличающий людей от животных, заключается в том,
что мы осознаем далекое будущее, и даже обладаем внутренним пониманием,
что мы будем жить и после нашей физической смерти, и это чувство многих
людей подталкивает к покаянию перед смертью (Бог «вложил мир [עלם, „веч-
ность" или „будущее". — Примеч. пер.] в сердце их», Еккл. 3:11).

10) Наше сходство с Богом проявляется также в том, что человек обладает способностью к творчеству в таких сферах, как живопись, музыка, л итерату-ра, и к исследовательской изобретательности — в науке и технологии. Не еле-дует думать, что творчество — это лишь произведения всемирно известных музыкантов или артистов; оно находит свое выражение также в сценках, ко-торые разыгрывают дети, в мастерстве, с которым приготовлен обед, украшен дом, устроен сад, или в изобретательности, которую обнаруживает каждый человек, который чинит какой-нибудь сломавшийся прибор.

Перечисленные выше аспекты нашей схожести с Богом — это аспекты, в которых мы отличаемся от животных абсолютно, а не просто отчасти. Но есть и другие сферы, в которых мы отличаемся от животных в значительной степе-ни, и они также могут служить примером нашей схожести с Богом.

11) В эмоциональной сфере наше подобие Богу видно в огромном разно-образии эмоций, в их силе и сложности. Конечно, животные проявляют ка-кие-то эмоции (каждый человек, когда-нибудь державший в доме собаку, мо-жет вспомнить очевидные проявления радости, печали, страха наказания, если животное совершило что-то неправильное, злобы, если на «ее» территорию вторгается другое животное, или ласки). Однако в разнообразии эмоций, ко-торые мы испытываем, мы резко отличаемся от остальной части творения. Например, после бейсбольного матча, в котором участвовал мой сын, я одно-временно могу испытывать грусть от того, что его команда проиграла, радость от того, что мой сын играл хорошо, гордость от того, что он хороший спорт-смен, благодарность Богу за то, что Он даровал мне сына, веселье от песни хвалы, которая весь день звучит в моей голове, и тревогу по поводу того, что мы опаздываем на обед! Очень сомнительно, чтобы животные могли испыты-вать столь сложные эмоции.

4) Социальные аспекты. В дополнение к нашей уникальной способности общаться с Богом (о которой мы говорили выше), в сфере социальных отно-шений существуют и другие аспекты, которые свидетельствуют о нашем подобии Богу.

12) Хотя животные, несомненно, обладают определенным чувством общ-ности, все же глубина межличностной гармонии, которая проявляется у лю-дей в браке и в семье, если они построены в соответствии с божественными принципами, и в церкви, если ее члены пребывают в общении с Господом и друг с другом, гораздо более велика, чем межличностная гармония, которую мы можем наблюдать у животных. В семье и в церкви мы также превосходим ангелов, которые не вступают в брак, не рождают детей и не живут совместно с возрожденными в Боге сыновьями и дочерями.

13) В самом браке мы отражаем природу Бога тем фактом, что, какмужчи-ный женщины, мы обладаем равной степенью значимости, но различными ро-лями, которые установлены с того времени, как Бог сотворил нас (см. гл. 21).

14) Человек также подобен Богу в своем отношении к прочему творению. Человеку дано право властвовать над творением, а когда возвратится Христос — даже участвовать в суде над ангелами (1 Кор. 6:3; Быт. 1:26,28; Пс. 8:6—8).

5) Физические аспекты. Заключена ли в наших человеческих телах хотя бы какая-то часть богоподобия? Нам не следует думать, что наличие у нас физических тел подразумевает, что и Бог обладает телом; ведь «Бог есть дух» (Ин. 4:24), и мыслить о Нем или изображать Его в материальном или физи-ческом теле — грех (см.: Исх. 20:4; Пс. 115:3—8; Рим. 1:23)14. Но существуют ли такие черты, в которых наши физические тела отражают часть свойств Бога и тем самым показывают, что значит быть сотворенным по образу Божьему? В определенном смысле это, безусловно, так. Например, наши физические тела дают нам способность видеть с помощью глаз. Это качество богоподобно, так как Сам Бог видит, и видит гораздо дальше, чем мы, хотя зрение Бога не свя-зано с физическими глазами, подобными нашим. Наши уши дают нам спо-собность слышать, и это качество богоподобно, хотя у Бога нет физических ушей. Наши уста дают нам способность говорить, в отражение того факта, что Бог есть Бог говорящий. Наши чувства вкуса, осязания и обоняния дают нам способность понимать Божье творение и наслаждаться им, и это являет-ся отражением того факта, что Бог понимает Свое творение и наслаждается им, хотя и иным, великим образом.