double arrow

Вдохновение


Террор – моё призвание. Это я понял после общения с Димой Гангстером. С огнестрельным ранением он был приведён ко мне Бобом.

- Ты всё равно один живёшь, а ему надо в нормальных условиях побыть, подлечиться, - говорит Боб.

Гангстер вступил в перестрелку с мусорами и был ранен. Он использовал гранату, чтобы избавиться от погони. Вызвал Боба тайным сигналом, а тот привёл его ко мне. Здесь они принялись извлекать пулю из плеча Гангстера. Я предложил выпить разведённого спирта, чтобы ослабить боль, но Гангстер отказался.

- Чё я, слабак что ль по-твоему?! Физическая боль – это ерунда, тело же – это инструмент. Да и вообще я стрэйтэйджер.

Когда Боб извлекал пулю, Гангстер вцепился в спинку стула обоими руками и сжал зубы. Всё происходило несколько секунд, за которые он побледнел, даже позеленел, но не издал ни звука. Сразу после извлечения он лёг на диван и потребовал «грёбаного нашатыря». Ещё минут пять нюхал ватку и глубоко дышал, потом встал и заулыбался.

- Это из-за недоедания, - говорит. - Давай, Боб, перевязывай.

Боб перевязал и через некоторое время ушёл, а Гангстер остался у меня на четыре дня. Большую часть времени он молчал, о чём-то думая, но иногда вдруг начинал философствовать, рассуждать о жизни, о системе, вспоминать что-то. Увидев у меня альбом «Радикальный Голос» группы Коловрат он очень обрадовался, так как не слышал его раньше, и несколько раз внимательно прослушал его, держа в руках буклет.




Гангстер постоянно смотрел в окно через щёлочку между занавесками.

- Ну да, у меня что-то типа паранойи, - говорит. - В розыске находиться – это тебе не шутка. По улице идёшь и кажется, что каждый на тебя прыгнуть готов. В кармане палец на спусковом крючке постоянно держишь и надеешься, что если чё, успеешь нажать его первым. Другой рукой постоянно изображаешь, что сморкаешься, чтобы прикрыть лицо, когда мимо кто-то проходит или машина проезжает. И при этом ещё пытаешься выглядеть непринуждённо. Надо закалять не только тело, но и психику, к сожалению я этому как-то не уделял внимания. Вот ведь всяких шпионов и диверсантов, которых в тыл врага бросают, всяко обучают быть хладнокровными, вот и нам надо такой опыт.

В другой раз он говорил о движении скинхедов, к которому он примкнул ещё лет десять назад. Рассказал, как оно менялось с течением времени, о том, что субкультура уходит, остаётся идея.

- Если раньше я в каждом бритом парне подозревал скина, хотя многие были просто гопами, тогда вообще модно было очень коротко стричься, то теперь подозреваю фашиста в каждом нормально одетом. Все шифруются, но себя уважают и никогда не оденутся как дегенераты.

И конечно же разговоры про национал-социализм. Гангстер говорит:



- Ничуть не менее важной составляющей НС, чем национальная и социальная, является нравственность. Её упадок в современном мире – результат действий системы для превращения людей в стадо животных. Мы боремся за нравственность, и теперь показываем это на собственном примере. Прямая Линия – это тоже субкультурная заморочка, как и скинхеды, но это и ещё один шаг к настоящему национал-социализму!

- Да я именно из-за упадка нравственности и пришёл к национал-социализму, - говорю. - Гитлер – молодец, наверное единственная ошибка, которую он сделал – что напал на Россию.

- Да никакая это не ошибка, - говорит Гангстер. - Он был вынужден это сделать, иначе Советский Союз напал бы первым. «Ледокол» Суворова читал? Вот прочитай. Книжечка так себе правда, да и автор как против совка, так и против фашизма, как он сам дал понять, но там приведены интересные факты. Как бы там ни было, Гитлер поступил абсолютно правильно.

Потом он задумался и через пару минут вдруг сказал:

- Однажды мне было видение, что Адольф Гитлер пришёл ко мне и надел на меня каску…

Я подумал про встречу с самим собой, но не стал про это рассказывать. Разными путями, но все мы движемся к одному…



На третий день в дверь неожиданно позвонили. Мы с Гангстером дико напряглись, он даже достал пистолет. Я посмотрел в глазок и увидел какого-то парня. Потом посмотрел Гангстер, улыбнулся и открыл дверь, всё же держа пистолет направленным вперёд. Вошедший парень увидев направленное на него дуло посмеялся, но было видно, что он напряжён.

- Всё нормально, Диман, убери ствол, - говорит.

- Да я подумал, вдруг за тобой хвост, - говорит Гангстер.

- Ты же знаешь, я скорей умру, чем приведу кого-то!

- Ну, может тебя загипнотизировали, хе-хе! Осторожность никогда не помешает!

- Эйнхерий, - представился парень, протянув мне руку.

- Илья, - говорю я.

Услышав его прозвище я сразу понял, что это один из лидеров революционного НС Движения, как и Гангстер находящийся в розыске.

Гангстер сказал Эйнхерию, что от меня можно ничего не скрывать. После непродолжительного малопонятного мне разговора Эйнхерий сообщил, что взрывчатка уже в наличии.

- У меня даже есть идея на счёт первой цели, - говорит. – Скоро открывается новый элитный торгово-развлекательный комплекс. На открытии будет полно чинуш и жидов, которым он принадлежит. Вот тогда-то хорошо бы и взорвать!

- Отличная идея! – говорит Гангстер. - Торгово-развлекательный… Вы только вдумайтесь в это название! Потребительство и развлечения – это жиды и навязывают людям, чтобы те забыли о настоящих проблемах, превратились в скотов! Его не должно быть!

- Но кто осуществит? Ни я, ни ты, ни кто из парней туда попасть не сможет, щи сразу пропалят.

- Илюх, хочешь сделать благое дело? – вдруг спрашивает меня Гангстер.

Я словно был готов к этому.

- Да, - говорю.

Не задумываясь.

Потом последовало долгое обсуждение как это всё сделать. У Гангстера появилась хорошая идея. Раньше он работал в Корпорации, которая, как нам было известно, вложила свои средства в строительство этого комплекса, и часть площадей будет принадлежать ей.

- Короче, за день до открытия одеваешь костюм и галстук, идёшь туда под видом сотрудника Корпорации. Удостоверение никто не спросит, это стопудово… У тебя нет костюма?!! Ну, надо купить! В общем, говоришь, что пришёл на осмотр площадей Корпорации. В дипломате будешь нести бомбу. Скажи, что надо в туалет. Там постарайся запрятать её куда-нибудь. Сделаем часовой механизм или радиоуправление. Ходишь с умным видом, но не долго. И всё. Я думаю, камеры там ещё не будут работать, но на всякий случай надень кепку. А чё, я иногда носил бейсболку с костюмом, может и странно выглядит, но молодым простительно. Или усы приклеить… Парик! Да, надо поработать над твоей внешностью!

- Не проблема! – говорит Эйнхерий. - Загримируем его так, что сам себя не узнает!

Прошло несколько дней. Несколько человек приложили много усилий, чтобы теракт был реализован. Сделали бомбу на основе сотового телефона. Достаточно лишь позвонить на тот номер! Сделали так, чтобы на смс не реагировало, а то вдруг сотовая компания сообщение с предложением новой услуги пришлёт в самый неподходящий момент! Купили мне костюм, провели много бесед о том, как мне себя вести. Даже отрепетировали всё. Придумали такой грим, что я выглядел лет на десять старше.

И вот время пришло. Загримированный я вошёл в этот торгово-развлекательный комплекс. Охранник, услышав название Корпорации, без вопросов пропустил меня, сказав, что где-то там я найду человека, который мне всё покажет. Но я не стал искать человека, а сразу пошёл в туалет. Потолок там, как и ожидалось, навесной, состоящий из квадратных пластин. Встав на унитаз я сдвинул одну пластину и вложил туда бомбу. Тяжёлая, надеюсь, что не обрушит потолок! Поставил пластину на место. Вышел обратно с пустым дипломатом. Очень радостно!

В день открытия я был на той улице уже без грима, в неприметной одежде, наблюдая издалека. Я знал, в какое время это произойдёт, и хотел видеть.

Я задумался, когда вдруг произошёл мощный взрыв. Часть восьмиэтажного здания обрушивается, стена распадается на части, площадь покрывается дымом и пылью, сверху падают обломки. Куски бетона и стекла и части человеческих тел усеивают всю площадь. Когда грохот взрыва заканчивается, все начинают орать, те кто могут – бегать и звонить по мобилам, небо затягивается чёрным дымом. За дымом едва видно, что там стало со зданием, но очевидно, что разрушения серьёзнейшие. Перевёрнутые взрывом машины горят, добавляя ещё дыма.

Я иду и смотрю. Кровавый фарш. Оторванная рука. Оторванная нога. Истекающие кровью люди. Жид со стеклянным осколком, торчащим из груди. Ещё один с оторванными ногами орёт в диком страдании. Горящие куски мебели, куски штукатурки и теплоизоляции. Половина тела. Закопченная девушка без руки, ещё подающая признаки жизни. Жидовка идёт и вдруг падает, и под ней растекается лужа крови. Сотрудники Корпорации пытаются вытащить своего президента из под придавившей его бетонной плиты, но он уже мёртв. Кожа, сорванная с тел, валяется подобно тряпкам, пропитанным кровью. Дымящаяся модная одежда. Куски балок и вентиляционных труб. Мозги, вывалившиеся из отверстия в голове. Оторванные головы среди глянцевых журналов. Парень, зовущий маму. Тела с переломанными костями, разрезанные кусками стекла, обугленные, у некоторых даже невозможно определить пол, несмотря на то, что одежду с них сорвало взрывной волной. И повсюду тошнотворный запах. Горят тела и всё то дерьмо, которое в них было.

Я смотрю на дымящиеся развалины и думаю, что это свастика упала с неба и сокрушила этот комплекс. По небу ползут серые тучи как бетонные плиты скребут город. И в воздухе звучит хохот сверхчеловека.

Я мыслю другими категориями, чем обыватель, которого произошедшее шокировало до того, что ему дурно стало. Я для того и пришёл в этот мир, чтобы совершать такие акты. И они будут совершаться ещё и ещё!

Пророк Илия заколол четыреста лжепророков своими собственными руками. Его считают святым, несмотря на это. Он был фанатиком, такие нужны и нам, и они приходят!

Потом я взорвал ночной клуб. Про это я уже рассказывал.

И вот, сейчас я нахожусь в той точке, из которой веду рассказ. Я вспомнил некоторые события моей жизни, которые влияли на моё становление тем, кем я стал. Может я вспомнил и не всё, но это и не важно. У каждого свой путь и каждый может задуматься о нём после того, как услышит мою историю.

Я готовлюсь к переходу в другой мир. И я сделаю это так, что об этом услышат все как минимум в этом, материальном мире.

От знакомого попа я узнал, что в наш город приезжает президент, и он посетит в числе прочего главный храм города во время службы. Я упросил этого попа под благовидным предлогом и по старой дружбе, чтобы он разрешил мне участвовать в службе в качестве дьячка, благо службу я знаю. План действий ещё разрабатывается. Заранее бомбу там не положишь – сразу найдут. Надо нести на себе.

Перед столь ответственным делом я решил очиститься полностью от всего греховного через жёсткий пост.

Пост – средство возвышения духа над телом. Вообще надо всегда вести аскетический образ жизни.

Воздержание, притупление органов чувств, как например голодание, сексуальное воздержание, длительное бодрствование и пребывание в суровых условиях усиливают духовные силы. Жизненная сила переходит в духовную, а не в мышцы и пищеварение. А так как мы – проводники воли Богов в этот мир, то аскет является лучшим инструментом Бога!

В аскетизме самое главное – держать ум и мысли в чистоте, чтобы освободиться от влияния системы, приблизиться к Арийскому архетипу, богу. Чтобы через мысли и душа воспряла против жидовства, навязанного ей системой. Чтобы пробудился голос Крови.

И я ухожу в пост и молитву…







Сейчас читают про: