double arrow

Действие


Что ж, до сих пор я рассказывал в основном о своём внутреннем мире и о том, что на него влияло. Теперь вкратце о том, каким меня знают окружающие. Меня зовут Илья. Я из благополучной семьи, сейчас живу отдельно от родителей в квартире, которая осталась от бабушки. Учусь на первом курсе в институте. В общем-то, это всё, что вам могли бы рассказать обо мне, всё остальное скрыто от посторонних глаз.

Когда-то я искал правду и обратился к религии. Потом я узнал правду и начал искать средства для её проведения в этот мир. Я заинтересовался политическими движениями. Здесь сомнений не было – я выбрал национал-социализм. Ещё до того, как я осознал всю глубину этого движения, я испытывал симпатии к нему. Национал-социалисты по настоящему свободны, они идеалисты со свободным сознанием, они действительно делают, что хотят сами, в отличие от обывателей, чьи хотения сформированы системой. Система сажает НС в тюрьмы, потому что видит, что не смогла завладеть их разумом. Системе не нужны свободные люди. Поэтому НС против неё, они хотят свободы для всех.

Но система не допустит НС к власти законным путём, пресечёт попытки массовой пропаганды. Власть надо брать силой. Я стал сторонником политического террора. Уничтожать врагов, да и просто потрясать общество своими акциями, заявляя о себе. Люди зажрались, успокоились, катятся вниз. Нужны взрывы и убийства!




Мало знать, что нужно делать, надо делать это, причём начинать с малого, так как большое сразу сделать вряд ли удастся, если не иметь опыта подобных действий.

В то время в нашем городе, да и вообще по стране, получила широкую огласку деятельность группы НС-революционеров, среди которых были люди под псевдонимами Гангстер, Эйнхерий, Камень, Ник и другие. Некоторые из них были задержаны и находятся под следствием. Оставшиеся на свободе скрываются и ведут политический террор. Особо почувствовали этот террор сотрудники милиции, среди которых стали часто появляться покойники, у которых забирали оружие. Этим же оружием умерщвляли других сотрудников, а также чурбанов, жидов, гуков, всяких дегенератов и даже пару депутатов. Целая банда революционеров мутила адские акции практически ежедневно, все были на стволах и умело шифровались. В акциях постоянно использовались угнанные автомобили. Весь город кишел ментами и гаишниками, одни останавливали каждого второго парня для проверки, другие – каждую вторую машину. Народ относился к этому совершенно по разному, но большинство обывателей по началу старались не замечать происходящего. В школах ученики с искренним интересом читали листовки «обращение Русских национал-социалистов к Русской молодёжи» и тайно передавали их друг другу. Прочитав такую листовку я понял: террор – единственная возможность изменить этот мир.



Тогда, ещё до знакомства с кем-либо из Правых людей, я совершил свои первые акции. Сначала я ночью поджёг три чурбанских ларька, торгующих фруктами, полив их бензином и поднеся спичку. Ещё я поджёг несколько автомобилей, интуитивно почувствовав, что именно они должны полыхнуть в ту ночь. И второе убийство…

Я неоднократно пытался найти ту проститутку, с которой потерял девственность, но не смог. Хотел ли я её убить или просто пообщаться – этого я и сам не знаю. Да, я бы с ней пообщался – слишком сильный отпечаток она оставила в моей жизни. Но ненависть к проституции как к явлению была естественной частью моего мировоззрения.

И вот под мою руку попалась местная шлюха-алкоголичка, дающая любому за выпивку. Дегенератка, не окончившая даже школу для отсталых. Она подошла ко мне непринуждённо, как будто к старому знакомому, когда я шёл домой, попросила закурить. Отказ не смутил её, она завязала разговор. Я знал, что она из себя представляет, она жила через два дома от меня. И вот она мне говорит:

«Илюш, ты знаешь, что я беременна?»

Я подумал, какой урод вырастет у неё, врождённый дебил и алкоголик, которого никто даже не попытается воспитать. Я подумал, что в моих руках недопустить такой недостаток в этом мире. Я купил ей бутылку пива и как будто с целью перепихнуться отвёл за гаражи. В кармане у меня был нож, чтобы в случае чего обороняться от чурбанов. Этим ножом я перерезал её глотку. Наверное она совершенно не ожидала этого: только что я слегка приобнял её сзади, она уже потянулась рукой к моему члену, и вдруг вжик! Упала на землю и долго конвульсировала.



Я потом некоторое время боялся, что меня вычислят, но обошлось. Тот нож я выкинул и купил другой.

Потом я познакомился с Бобом. Вернее, сначала я познакомился с одним скином, который заговорил со мной, когда я купил в рок-магазине альбом группы Коловрат. Этот скин и познакомил меня с Бобом.

Боб – революционер и убийца, не попавший в поле зрения органов, но судя по всему знающий Гангстера и Ника, хотя он об этом никогда не распространялся. Он сразу подогнал мне чего почитать и начал учить технике ножевого боя.

- Отрабатывай удары на чурбанских детях, когда они идут из школы – самая простая мишень для новичка, - говорит Боб.

- Убивай этих зверёнышей, - говорит он.

Однажды у Боба я познакомился с Тарасом, этот парень вручил мне изданный им журнал «Удар», на обложке которого было написано: «Противостояние: скины и дегенеративная молодёжь» и картинка, как скинхед кулаком выносит челюсть какому-то быдлоиду. У него было ещё несколько журналов, которые я решил полистать, пока мы общались. Я как христианин решил не смотреть языческие журналы, но журнал с названием «Молния Люцифера» не оставил меня равнодушным. Что же они там пишут, если при этом заявляют о своей приверженности национал-социализму?

Я читаю статью «Люцифер»:

«Я ангел. Вокруг меня все спят. Я убиваю зверей. Убиваю паразитов. Это добро, ведь они всего лишь оболочки, внутри одних пустота, внутри других – жидов – чёрные дыры. Это как чёрные дыры во вселенной, которыми Демиург удерживает свою систему. В центре каждой галактики – чёрная дыра, сосущая энергию звёзд. А звёзды – это Боги. Моя цель – уничтожить чёрные дыры и Демиурга. Я – Утренняя Звезда. Убил жида – как вакуум схлопнулся, только смешное тело валяется. Сделал благое дело. Взорвал бомбу – реализовал себя, преодолел сон, страх, обывательство. Этот взрыв – вспышка сверхновой. Спящие в панике и ужасе выглядывают из своих коконов. Видят меня. Сильные сбрасывают треснувшие коконы, слабые доживают в страхе. Сверхновые звёзды рождают новую галактику – Свастику. Которая уничтожает Демиургическую чёрную дыру и наступает абсолютное космическое спокойствие».

- Пиздец! – вырывается у меня, и я перевожу взгляд на другую статью «Революция от Сатаны»:

«Ты уже продал свою душу Сатане, сам этого не заметив. Вспомни, как всё начиналось. Рок музыка? Ты не носил пентаграмму? Блэк метал, а затем паган и НСБМ? Или ты сразу стал патриотом, скинхедом и может быть даже православным? Сказал «Хайль Гитлер!» и принёс Фюреру кровавое жертвоприношение? Думаешь, агрессия одобряется церковью? Гитлер черпал энергию из центра земли, из Ада, туда же он и переправился на подлодке через Антарктиду, это тебе любой поп скажет. Опять же рок музыка – её корни: грязь, грех, насилие, духовное разложение. RAC – один из наиболее агрессивных стилей. Нет, ты не на службе силы зла, ты сам – зло. Люцифер пришёл ломать этот мир. Демоны вошли в людей. Революционеры – посланники Ада. Ты принадлежишь к Движению? Приветствую тебя, Брат!»

Я вдруг задумался. Я понял, что есть как христиане, так и сатанисты «в кавычках», а по сути обыватели, а есть настоящие, которые оказывается стремятся к одному – разрушить этот мир и построить другой. Христос и Люцифер – братья? Это надо обдумать.

Такие мысли раздвинули моё мышление до мистических широт, так что увидев в журнале историческую рубрику я подумал, что нет смысла копаться в истории, чтобы найти там мудрость. Надо стремиться к духовному перерождению, ибо став богами мы вспомним и узнаем всё. Я говорю об этом Бобу и Тарасу. Но Тарас возражает:

- Надо помнить свои традиции! Например, наши предки сразу убили бы чурбанов, коль те так понаехали бы. А сейчас лишь малая часть молодёжи ведёт себя сознательно! Забыли традиции! Не понимают, что сейчас идёт самая настоящая война!

- Хорошо, - говорю. - У нас вот христианство – тысячелетняя традиция, так чего же на него бочку катят? Война, говоришь? Так давай устроим новый крестовый поход!

Тарас успел даже сказать слово «Бля…», но Боб остановил его, сказав про меня: «У него особое отношение к христианству». Он говорит мне:

- Если бы все христиане были такими, как ты, было бы хорошо. Но сейчас христианство не поднимает духа людей, как во времена крестовых походов. Сейчас у нас есть национал-социализм, под его знаменем и идём! Это наша новая религия!

Тут уже не поспоришь!

А вечером я совершил богоугодное дело. Сдал Бобу экзамен по технике ножевого боя. Под его наблюдением завалил чурбана, полоснув того по горлу тесаком. Движение было отработано на ветках деревьев, поэтому хватило одного удара.







Сейчас читают про: