double arrow

Декабря, воскресенье


Утром встречали тетю Веру. Как только она приезжает из своего маленького уральского городка, мама впадает в детство, потому что тетя Вера старше ее на десять лет и называет маму «моя маленькая сестричка». Тетя Вера – герой. Они с моей четырехлетней мамой во время войны остались одни, и тетя Вера заменила моей маме мать, хотя одиннадцатилетней тете Вере самой еще очень была нужна мама. Мне, например, тридцать шесть, а как я без мамы?

Отвезли тетю Веру домой отдыхать, а мне после долгой торговли удалось заманить Мурку в Русский музей (Мура мне час в Русском музее, а я Муре тоже что‑нибудь приятное, например, двойную пиццу в пиццерии).

Войдя в вестибюль музея. Мура крайне недоброжелательно поглядела по сторонам и сказала:

– Вот ты – считаешь себя культурной женщиной, а у тебя ребенок ни разу не был в Русском музее!

Это ужасно несправедливо с Муриной стороны – за время ее детства только у картины «Последний день Помпеи» мы провели в общей сложности дня два или даже больше.

– А ослик. Мура, как же ослик на картине Поленова, который всегда следит за тобой взглядом? Неужели забыла?

Как обычно, много времени провели у ослика. Следит, куда бы не встали, следит!!!




Мура гнала меня по залам, как будто мы с ней два бешеных кролика и улепетываем от лисицы, и через сорок минут мы уже были совершенно свободны от искусства. За неплохое поведение в музее я отвела Муру в пиццерию.

Потом мы забрали маму с тетей Верой и отправились в Павловск. Золотая осень, листики и др. уже закончились, но кафе в Павловском дворце замечательное в любое время года.

– Первый раз в жизни как белый человек: и погуляла, и в кафе зашла, – сказала тетя Вера.

Черт! Черт! Черт! Мне ужасно жалко тетю Веру! Уверена, что Богу некогда заниматься всякими мелочами, но должен же быть какой‑нибудь Организатор, Менеджер по Персоналу, Небесный Диспетчер или еще кто‑нибудь, для того, чтобы все в нашей жизни было по справедливости.

Тетя Вера – врач, акушер‑гинеколог, нет, не врач, она ДОКТОР. В своем городке приняла три поколения уральских детей. Поколением считается десять лет, а она тридцать лет принимала роды… Сейчас она на пенсии, а одна из ее дочерей, Жанна, директор школы, председатель их местной Городской думы, в общем, Депутат Балтики. Депутат Балтики на свою зарплату вместе со своей семьей питалась бы одними макаронами, а пенсия тети Веры позволяет им посыпать макароны сыром.

Тетю Веру все‑все помнят как самого лучшего, самого душевного доктора. Так вот, я спрашиваю – ГДЕ СПРАВЕДЛИВОСТЬ?! ЕСЛИ НЕ ЕЙ, ТО КОМУ ЖЕ ХОДИТЬ В КАФЕ?! В 70 ЛЕТ!!

Вечером по телефону высказала Роману свои соображения по поводу социальной справедливости, а он въедливо так спросил:



– Ты что же, считаешь, что каждому воздается по заслугам?

Я не собиралась заводить с ним теологическую дискуссию и обсуждать, КАК ИМЕННО Бог может догадаться, что с тетей Верой он недоглядел, а просто хотела ее жалеть и плакать от общей неправильности нашей жизни, но мужчины, разве они понимают?…

Роман привел еще один пример жуткого недосмотра за справедливостью: один из тех людей, рядом с которыми я мучилась за столом в клубе «Тадж‑Махал», украл у него идею программы. Только что появилась похожая передача… Роман говорит, что теперь все, тема уже окучена…

Бедный Роман совершенно убит, но в целом держится очень мужественно. Я его понимаю, меня только что постиг такой же удар – я приглядела пальто в одном магазине на Суворовском, и вот, пока я сомневалась и ходила к пальто в гости, его купили, и теперь все – оно ушло от меня навсегда.

Пока я разговаривала с Романом по телефону, мама с тетей Верой произвели полную ревизию нашего с Мурой хозяйства, очень пристрастную. Был очень большой скандал, и меня называли разными неприятными словами: неряха, плохой пример для Муры… дальше продолжать не хочу.

Считаю, они несправедливы, потому что я занята с утра до вечера. Утром лекции, днем и вечером консультации, а также другая профессиональная и личная жизнь (научная – собираюсь писать статью на очень интересную тему, есть кое‑какие мысли. Литературная – кто пишет книжку и уже почти что придумал сюжет? А?!).

…Обидно, очень обидно, когда меня несправедливо ругают ни за что.







Сейчас читают про: