double arrow

Византийское влияние. Еремин


Литература Древней Руси росла и созидалась в сфере византийского литературного влияния. Но Древней Руси 11-12 веков современная ей византийская литература была почти неизвестна. А в Византии возрождался интерес к античности, была эпоха византийского Ренессанса. Отсутствие интереса к современной византийской литературе нельзя объяснить отдаленностью культурных центров или недостаточным знанием языка. Были политические, церковные, торговые, культурные связи. Однако современная византийская литература предполагала знание своего предшествующего развития. Нелья было начинать с конца, надо было обратиться к первоисточникам, освоить путь, византийской литературой уже пройденный.

Древнерусские и болгарские книжники, отбирая для перевода материал, ориентировались на авторов 4-6 веков, классиков греческой церковной литературы: Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Назианзина. Наряду с классиками, переводили и произведения массовой литературы. Из богатейшего фонда византийской литературы они отобрали только то, чего не сумели найти у писателей 2-6 веков: например, «Синайский патерик», «Девгениево деяние».




Но роль византийской литературы в процессе становления литератур веже была достаточно велика. Византийская книжность сильно облегчила древнерусским литераторам решение их основной задачи – освоения древнехристианского литературного наследства. Её основное значение в том, что она была посредницей.

Сборники-антологии дополняли материалом из других антологий, исключали ненужное, дополняли вставками собственного сочинения.

Ориентация на классиков стала проявляться в местном оригинальном творчестве и особенно ярко сказалась в агиографии. Относительная историчность, простота изложения, внимание к бытовым реалиям. Ориентация на классиков сказалась и в ораторской прозе. В Византии эта область творчества пришла в упадок, а на Руси возродились все жанры греческой ораторской прозы. Ориентация на классиков сказалась и в летописании. Оно по своему строю типологически ближе к хронографии, чем к историографии в византийском смысле этого термина.







Сейчас читают про: