Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Гражданская война и политика «военного коммунизма»




1. Когда и почему началась гражданская война и военная интервенция?

Историки до сих пор спорят о времени начала гражданской вой­ны в России, иначе говоря — вступления российского общества в состояние непримиримой вооруженной борьбы за государственную власть больших, относящихся к различным классам и соци­альным группам, масс людей.

Грозные зарницы гражданской войны обоснованно усматрива­ются в февральских уличных боях 1917 г., в событиях, знаменовав­ших все больший раскол общества на сторонников и противников революции, в лавинообразно нараставшей их взаимной нетерпи­мости (июльские дни, корниловское выступление, крестьянские погромы помещичьих имений осенью 1917 г.).

Формальной гранью начала гражданской войны можно считать насильственное смещение Временного правительства и захват го­сударственной власти большевистской партией, а также последо­вавший вскоре разгон всенародно избранного Учредительного со­брания. Но и после этого вооруженные столкновения носили ло­кальный характер.

Общенациональный масштаб вооруженная борьба приобрела лишь с середины 1918 г., когда ряд действий, с одной стороны. Со­ветской власти (неуклонно набиравшая силу кампания по «экс­проприации экспроприаторов», заключение «похабного», по выра­жению самого В. И. Ленина, Брестского мира, чрезвычайные декреты по организации хлебозаготовок), с другой стороны — ее противников (мятеж Чехословацкого корпуса) ввергли в брато­убийственную войну новые миллионы людей. Именно это время традиционно считается началом особого периода в истории Отече­ства — периода гражданской войны, когда военный вопрос имел определяющее значение для судьбы Советской власти и противо­стоящего ей блока антибольшевистских сил. В целом этот период завершился с ликвидацией в ноябре 1920 г. последнего белого фронта в европейской части России (в Крыму).

Особенностью гражданской войны в России было ее тесное пе­реплетение с антисоветской военной интервенцией держав Антан­ты. Она выступила главным фактором затягивания и обострения кровавой «русской смуты».

В основе военного вмешательства западных держал во внутрен­ние дела России лежало стремление предотвратить расползание со­циалистической революции по всему миру, не допустить многомиллиардных потерь от проведенной Советской властью национа­лизации имущества иностранных граждан и ее отказа выплачивать государствам-кредиторам долги. Определенные и достаточно влия­тельные круги Антанты вынашивали еще одну, негласную, цель:

по возможности ослабить Россию как своего будущего политиче­ского и экономического конкурента в послевоенном мире, раздро­бить ее, оторвав окраинные территории.




Первый шаг на этом пути был сделан уже в конце 1917 г. Союз­ники России по мировой войне, Англия и Франция, заключили 10 декабря секретное соглашение о разделе европейской части на­шей страны на «зоны действия». Несколько позже была достигнута • договоренность, что Сибирь и Дальний Восток являются «зонами действия» США и Японии. Генерал Д. Л. Хорват, один из руководителей белого движения на Востоке страны, хорошо знавший заку­лисную сторону интервенции, позже с горечью признавал: «Все наши бывшие союзники преследовали в борьбе с большевиками собственные эгоистические пели. Но никто не помогал России. Сильная, единая Россия никому, кроме русских, не нужна».

В периоде гражданской войны и интервенции достаточно четко выделяются четыре этапа. Первый из них охватывает время с кон­ца мая до ноября 1918г., второй—с ноября 1918г. по февраль 1919 г., третий — с марта 1919 г. до весны 1920 г. и четвертый — с весны 1920 г. по ноябрь 1920 г.

Рассмотрим теперь каждый из этапов войны в отдельности.

В январе 1918-г. Румыния, пользуясь слабостью советского пра­вительства. захватила Бессарабию. В марте-апреле. 1918 г. на терри­тории России появились первые контингента войск Англии. Франции, США и Японии (в Мурманске и Архангельске, во Владивосто­ке, в Средней Азии). Они были невелики и не могли заметно влиять на военную и политическую ситуацию в стране. В то же вре­мя противник Антанты — Германия —оккупировала Прибалтику, часть Белоруссии. Закавказья и Северного Кавказа. Немцы факти­чески господствовали и на Украине: здесь они свергли буржуазно-демократическую Центральную Раду, помощью /которой вос­пользовались при оккупации украинских земель, и в апреле 1918 г. поставили у власти гетмана П. П. Скоропадского.



В этих условиях Верховный совет Антанты решил использовать 45-тысячный Чехословацкий корпус, находящийся (по согласова­нию с Москвой) в его подчинении. Он состоял из пленных солдат-славян австро-венгерской армии и следовал по железной дороге во Владивосток для последующей переброски во Францию.

Согласно договору, заключенному 26 марта 1918 г. с советским правительством, чехословацкие легионеры должны были продвигаться «не как боевые подразделения, а как группа граждан, распо­лагающая оружием, чтобы отражать вооруженные нападения контрреволюционеров». Однако во время продвижения участились их конфликты с местными властями. Поскольку боевого оружия у чехов и словаков было больше, чем предусматривалось соглаше­нием, власти решили его конфисковать. 26 мая в Челябинске кон­фликты перешли в настоящие сражения, и легионеры заняли го­род. Их вооруженное выступление было тут же поддержано военны­ми миссиями Антанты в России и антибольшевистскими силами. В результате в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Восто­ке — везде, где находились эшелоны с чехословацкими легионера­ми — была свергнута Советская власть. Одновременно во многих центральных губерниях России крестьяне, недовольные продоволь­ственной политикой большевиков, подняли бунт (по официальным данным, только крупных антисоветских крестьянских восстаний было не менее 130).

Социалистические партии (главным образом, правые эсеры), опираясь на десанты интервентов, чехословацкий корпус и кресть­янские повстанческие отряды, образовали ряд правительств: в Архангельске, Самаре, Томске, Ашхабаде и др. В своей деятельности они пытались дать «демократическую альтернативу» как большеви­стской диктатуре, так и буржуазно-монархической контрреволю­ции. Их программы включали требования созыва Учредительного собрания, восстановления политических прав всех без исключения граждан, свободы торговли и отказа от жесткой государственной регламентации хозяйственной деятельности крестьян с сохранени­ем ряда важных положений советского Декрета о земле, налажива­ния «социального партнерства» рабочих и капиталистов при дена­ционализации промышленных предприятий и т. д.

Правое, буржуазно-монархическое, крыло противостоящего большевикам лагеря в то время еще не оправилось от разгрома своего первого послеоктябрьского вооруженного натиска на них (чем во многом и объяснялась «демократическая окраска* на­чального этапа гражданской войны со стороны антисоветских сил). Белая Добровольческая армия, которую после гибели генерала Л. Г. Корнилова в марте 1918 г. возглавил генерал А. И. Деникин, оперировала на ограниченной территории Дона и Кубани. Лишь казачьей армии атамана П.Н.Краснова удалось продвинуться к Царицыну и отрезать хлебные районы Северного Кавказа от цен­тральных областей России, а атаману А. И. Дутову—захватить Оренбург.

Положение Советской власти к исходу лета 1918 г. стало кри­тическим. Свыше трех четвертей территории бывшей Россий­ской империи находилось под контролем различных антиболь­шевистских сил, а также оккупационных австро-германских войск.

Вскоре, однако, на главном фронте — Восточном — происходит перелом. Советские войска под командованием И.И..Вацетиса и С. С. Каменева в сентябре 1918г. перешли там в наступление". Первой пала Казань, затем Симбирск, в октябре — Самара. К зиме красные подошли к Уралу. Были отражены и неоднократные по­пытки генерала П. Н. Краснова овладеть Царицыном.

Для того, чтобы понять причины этого перелома, обратимся к анализу действий большевистской власти — как всегда решитель­ных и целенаправленных.

Советский тыл. Политика «военного коммунизма».

Еще в январе 1918 г. Совнарком принял декреты об организа­ции на добровольческих началах Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота. Но с развертыванием боевых Действий все очевиднее становилась необходимость массовой, а главное — регулярной, строго дисциплинированной армии. К ее формированию присту­пили с конца мая 1918 г., когда было принято решение о первой мобилизации призывных возрастов рабочих и крестьян. На основе регулярно проводившихся в дальнейшем мобилизации числен­ность армии быстро росла. Если в добровольческий период в рядах Красной Армии сражалось до 300 тыс. человек, то к концу 1918 г. — свыше 1млн., а осенью 1920г.—уже около 5,5 млн. человек (из них свыше 3 млн. находилось во внутренних военных округах" и За­пасных частях).

С июня 1918,г. стала проводиться мобилизация военных специалистов, без которых невозможно было создать современную регулярную армию. Это позволило привлечь в Советские Воору­женные силы до 75 тыс. бывших генералов и офицеров, лишь немногим меньше, чем было их в рядах белых формирований (около 100 тыс. человек). Остальные офицеры из 250-тысячного офицерского корпуса царской армии вовсе не приняли участия в вооруженной борьбе: обратились, как тогда говорили, в «перво­бытное состояние», рассеявшись по всей территории страны, или эмигрировали.

Переход от добровольческого принципа к мобилизации заметно усилил политическую неустойчивость командного состава Красной Армии, опасность измены «пролетарскому делу» со стороны быв­ших офицеров. В связи с этим расширяются права военных комис­саров. назначаемых в войсковые части уже с весны '1918 г. — обычно из числа профессиональных революционеров и рабочих-комму­нистов с дооктябрьским партийным стажем. Без их подписи приказы командиров не имели силы; при отказе от выполнения распоряжений вышестоящих штабов военспецы тут же подлежали аресту. Семьи офицеров были превращены в заложников. «Каждый комиссар должен точно знать семейное положение командного состава вверенной ему части для того, чтобы немедленно арестовать членов семьи в случае измены или предательства командира»,— говорилось в одном из директивных документов того времени. Специальным постановлением ЦК большевистской партии опре­деляется и строгая ответственность комиссаров (вплоть до расстре­ла) в случае перехода на сторону противника опекаемых ими офи­церов.

Большевики, следуя проверенной тактике концентрации в ре­шающий момент и на решающем направлении максимума сил своих сторонников, систематически проводили в годы гражданской войны массовые коммунистические, комсомольские и профсоюз­ные мобилизации, умело маневрировали войсковыми резервами. Здесь на руку им сыграло то обстоятельство, что Советская власть прочно укрепилась в центральных районах страны — т. е. в единст­венной ее части, где существовала довольно густая сеть железных и прочих дорог. Это позволяло оперативно перемещать войска и подкрепления на любой участок фронта и достигать там времен­ного, но подавляющего перевеса в силах.

Стремясь сцементировать тыл и парализовать политических противников, большевики еще в конце февраля 1918 г. восстанавливают смертную казнь, отмененную II съездом Советов, значи­тельно расширяют полномочия карательного органа — ВЧК. В сентябре 1918 г., после покушения на жизнь Ленина и убийства руко­водителя петроградских чекистов М. С. Урицкого, СНК объявил о красном терроре против лиц, «прикосновенных к белогвардей­ским организациям, заговорам и мятежам». Власти а массовом по­рядке стали брать заложников из среды дворянства, буржуазии ., и интеллигенции. Многие из них были затем расстреляны. В том же году в республике начинает развертываться сеть концлагерей, По официальным данным, к 1921 г. туда было брошено около 80 тыс. человек.

2 сентября 1918 г. ВЦИК объявил Советскую республику «единым военным лагерем». Был создан ^Реввоенсовет во главе с Л. Д. Троцким, осуществлявший непосредственное руководство армией и флотом, а также всеми учреждениями военного и морско­го ведомств. В ноябре создается Совет рабочей и крестьянской обо­роны под председательством В.И.Ленина. Он сконцентрировал в своих руках всю полноту государственной власти. Осенью 1919 г. Советы во фронтовых и прифронтовых районах были подчинены чрезвычайным органам—революционным комитетам, в июне 1919 г. существовавшие тогда советские республики — Россия, Ук­раина, Белоруссия, Литва, Латвия и Эстония—заключили воен­ный союз, предусматривавший единое военное командование, уп­равление финансами, промышленностью, транспортом.

Социально-экономическая политика большевистской власти в годы войны, имевшая своей целью сосредоточение всех трудовых

и материальных ресурсов в руках государства, привела к складыва­нию своеобразной системы «военного коммунизма». Ее характери­зовали следующие основные черты:

—Широкая национализация промышленных предприя­тий, включая мелкие («с числом рабочих более десяти или более пяти, но использующих механический двигатель»); перевод на во­енное положение оборонных заводов и железнодорожного транспорта.

—.Сверхцентрализация, управления промышленностью (через ВСНХ и его главки), не допускавшая какой-либо хозяйственной самостоятельности на местах.

— Дальнейшее развитие принципа продовольственной диктату-ры и полное официальное запрещение свободы торговли (хотя на деле она продолжала существовать в виде «мешочничества» и «черных рынков»). В январе 1919 г. вводится продразверстка, по которой государство фактически бесплатно изымало у крестьян все излишки хлеба (а зачастую — и необходимые запасы). В 1920 г. разверстка распространяется на картофель, овощи и другие сель­скохозяйственные культуры.

— Натурализация хозяйственных отношений в условиях прак­тически полного обесценивания денег, выдача рабочим и служа­щим наряду с потерявшей значение денежной зарплатой продо­вольственных и промтоварных пайков; бесплатное пользование жильем, транспортом, коммунальными и прочими услугами.

— Введение трудовой повинности: в 1918 г. — для представите­лей «эксплуататорских классов», в 1920 г. — всеобщей; создание трудовых армий.

Некоторыми чертами «военный коммунизм», сложившийся в основном под давлением чрезвычайной обстановки гражданской войны, напоминал то бесклассовое, свободное от товарно-денежных отношений общество будущего, которое большевики считали сво­им идеалом — отсюда и его название. При этом важно подчеркнуть:

многими большевиками, включая партийное руководство, «воен­но-коммунистические» меры воспринимались в качестве не столь­ко вынужденных, сколько закономерных шагов в верном направле­нии — к социализму и коммунизму. Недаром немалая часть таких мер была принята в 1920 г., когда война уже затихала.

B марте 1918 г. на своем VII съезде Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков) официально сменила название—она стала называться Российской коммунистической партией (большевиков). На VIII съезде РКП (6) в марте 1919 г была одобрена новая программа партии, в которой главной целью провозглашалось построение социалистического общества в России.

Вернемся теперь к освещению событий на фронтах граждан­ской войны.

Боевые действия в конце 1918 — начале 1919 годов.

Осенью 1918 г. серьезно изменилась международная обстанов­ка. Германия и ее союзники потерпели полное поражение в миро­вой войне и в ноябре сложили оружие перед Антантой. В Германии и Австро-Венгрии произошли революции. Руководство РСФСР 13 ноября аннулировало Брестский мирный договор, и новое гер­манское правительство было вынуждено эвакуировать свои войска из России. В Польше, Прибалтике, Белоруссии, на Украине воз-• никли буржуазно-национальные правительства, которые тут же приняли сторону Антанты.

Поражение Германии высвободило значительные боевые кон тингенты Антанты и одновременно открыло для нее удобную и ко­роткую дорогу к Москве из южных районов. В этих условиях в антантовском руководстве возобладало намерение разгромить Советскую Россию силами собственных армий. «Если вы хотите подчинить своей власти бывшую русскую империю, — воинствен­но заявлял в обращении к правительствам союзных стран верхов­ный главнокомандующий войсками Антанты маршал Ф.Фош,— вам нужно дать мне соответствующий приказ, особых трудностей нам не представится и вряд ли придется долго воевать. Несколько сот тысяч американцев, действуя совместно с добровольческими отрядами британских и французских армий, с помощью современ­ных железных дорог могут легко захватить Москву».

В конце ноября 1918 г. объединенная англо-франпузская эскад­ра в 32 вымпела (12 линкоров, 10 крейсеров и 10 миноносцев) поя­вилась у черноморских берегов. России. В Батуме и Новороссийске высадились английские десанты, в Одессе и Севастополе — фран­цузские. Общая численность сосредоточенных на юге России бое­вых сил интервентов была доведена к февралю 1919 г. до 130 тыс. человек. Значительно увеличились контингента Антанты на Даль­нем Востоке и Сибири (до 150 тыс. человек), а также на Севере (до 20 тыс. человек).

Не без давления Антанты одновременно происходит и пере­группировка сил в стане российских противников большевизма. К исходу осени 1918 г. вполне выявилась неспособность умеренных социалистов провести в обстановке острейшего гражданского про­тивостояния провозглашенные ими демократические реформы. На практике их правительства оказывались под все большим конт­ролем консервативных, правых сил, утрачивали поддержку трудя­щихся и в конечном счете вынуждены были уступить свое место — где мирно, а где в результате военного переворота — открытой бе­логвардейской диктатуре.

В Сибири 18 ноября 1918 г. к власти пришел адмирал А.В. Колчак провозгласивший себя Верховным правителем России. (О подчинении ему вскоре заявили остальные руководители белого движения.) На Севере с января 1919 г. главенствующую роль начал играть генерал Е.К. Миллер, на Северо-Западе - генерал Н.Н. Юденич. На Юге укрепляется диктатура командующего Добровольческой армией А.И. Деникина, который в январе 1919 г. подчинил себе Донскую армию генерала П.Н. Краснова и создал Объединенные вооруженные силы Юга России.

Красная армия отбила предпринятые тогда же наступления белогвардейцев на Восточном и Южном фронтах. В начале 1919 г. Советская власть утвердилась га большей части территории Прибалтики и Украины.

Ряды Антанты дрогнули. Оттуда стали раздаваться предложения о созыве мирной конференции с приглашением на нее белогвардейских лидеров и представителей советского правительства.

Решающие сражения гражданской войны.

Весной 1919 г Россия вступает в третий, самый тяжелый этап гражданской войны. Командование Антанты разработало план очередного военного похода. На сей раз. как отмечалось в одном из его секретных документов, интервенция должна была «выражаться в комбинированных военных действиях русских антиболыпевистских сил и армий соседних союзных государств»

Ведущая роль в предстоящем наступлении отводилась белым ар­миям, а вспомогательная—войскам малых пограничных госу­дарств — Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши. Все они получили щедрую экономическую и военную помощь Англии, Франции и США. Только колчаковцам и деникинцам было передано за зиму 1918/1919 гг. около миллиона винтовок,, несколько тысяч пулеметов, около 1200 орудий, танки и самолеты, боеприпасы и об­мундирование на несколько сотен тысяч человек. Руководитель снабжения колчаковской армии английский генерал А. Нокс имел все основания заявлять, что «каждый патрон, выстреленный рус­ским солдатом в большевиков, сделан в Англии». Да и как могло быть иначе, если другой подданный британской короны, военный министр У. Черчилль, без обиняков разъяснял: «Ошибочно думать, что мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам рус­ских. Напротив, русские белогвардейцы сражались за наше дело».

Военно-стратегическая обстановка заметно обострилась на всех фронтах.

Буржуазные правительства Эстонии, Латвии и Литвы, удержи­вавшие к началу года лишь незначительные территории, быстро реорганизовали свои армии и перешли к активным наступатель­ным действиям. В течение 1919 г. Советская власть в Прибалтике была ликвидирована. 18-тысячная армия Н. Н. Юденича обрела на­дежный тыл для операций против Петрограда. Но это не помогло генералу. Юденич дважды (весной и осенью) пытался овладеть го­родом, но всякий раз неудачно.

В марте 1919 г. хорошо вооруженная 300-тысячная армия А. В. Колчака развернула наступление с Востока, намереваясь сое­диниться с деникинцами для совместного удара на Москву. Захва­тив Уфу, колчаковцы с боями пробивались к Симбирску и Самаре, но были вскоре остановлены Красной Армией. В конце апреля советские войска под командованием С.С. Каменева и М.В.Фрунзе перешли в наступление и летом продвинулись вглубь Сибири. К началу 1920 г. колчаковцы были окончательно разбиты сам адмирал арестован и расстрелян по приговору Ир­кутского ревкома.

Летом 1919 г. центр вооруженной борьбы переместился на Южный фронт. 3 июля генерал А. И. Деникин издал свою известную «московскую директиву», и его армия в 100 тыс. штыков и сабель начала движение к центру страны. К середине осени она захватила Курск и Орел. Но уже к концу октября войска Южного фронта (ко­мандующий А. И. Егоров) разгромили белые полки, а затем стали теснить их по всей линии фронта. Остатки деникинской армии, во главе которых в апреле 1920 г. встал генерал П. Н. Врангель, ук­репились в Крыму.

Завершающий этап гражданской войны.

25 апреля польская армия. снаряженная на средства Антанты, вторглась в пределы Советской Украины и 6 мая захватила Киев. 14 мая началось успешное контрнаступление красных войск. К се редине июля они вышли на границу с Польшей.

Политбюро ЦК РКП(б), явно переоценив собственные силы и недооценив силы противника, поставило перед главным коман­дованием Красной Армии стратегическую задачу, с боями войти на территорию Польши, взять ее столицу и создать все необходи­мые военно-политические условия для провозглашения в стране власти Советов. По заявлению самих большевистских вождей, это была попытка продвинуть «красный штык» вглубь Европы и тем самым «расшевелить западноевропейский пролетариат», подтолк­нуть его на мировую революцию.

Попытка эта закончилась катастрофой. Войска Западного фрон­та (командующий М. Н. .Тухачевский) в августе 1920 г. были наго­лову разбиты и откатились назад. В октябре воюющие стороны за­ключили перемирие, а в марте 1921 г. — мирный договор. По его условиям к Польше отошла значительная часть исконных земель Украины и Белоруссии.

Завершающим событием периода гражданской войны явился разгром русской армии генерала П, Н Врангеля. В ходе боевой опе­рации с 28 октября по 16 ноября войска Южного фронта под ко­мандованием М. В. Фрунзе овладели Крымом.

* * *

Политика «советизации», провалившаяся в Польше, с успехом была проведена — при опоре на полки Красной Армии и вооружен­ные формирования местных коммунистов — в буржуазных респуб­ликах Закавказья: в Азербайджане (апрель 1920 г.), Армении (но­ябрь 1920г.), Грузии (март 1921г.). К осени 1920г. в Средней Азии были провозглашены Хорезмская (г. Хива) и Бухарская на­родные республики.

Красная, Армия, разгромив Колчака, вышла весной 1920 г. к За­байкалью. Дальний Восток находился в это время в руках Японии. Чтобы избежать столкновения с ней, правительство Советской-Рос сии способствовало образованию в апреле 1920 г. формально неза-висимого «буферного» государства — Дальневоосточной республики (ДВР) со столицей в г.Чите. Вскоре армия ДВР начала военные действия против белогвардейцев, поддерживаемых японцами, и в октябре 1922 г. заняла Владивосток, полностью очистив Даль­ний Восток от белых сил и интервентов. После этого было принято решение о ликвидации ДВР и вхождении ее в состав территории СССР.

Почему победили большевики.

Ключевой внутренней причиной победы большевиков стало то, что они в конечном счете получили поддержку преобладающей час­ти населения России — мелкого и среднего крестьянства, а также трудящихся национальных окраин.

Последних притягивала национальная политика Советской вла­сти с ее официально провозглашенным принципом «самоопределе­ния наций вплоть до образования самостоятельных государств» (подробнее о ней см. на стр. 49), На этом фоне выдвинутый вождя­ми «белого дела» лозунг «единой и неделимой России» рассматри­вался народами распавшейся Российской империи как сугубо великодержавный и вызывал их активный протест.

Нельзя попутно не отметить и того, что жесткая «единодержав­ная» позиция белых лидеров в огромной степени ослабила их соб­ственные силы. Руководители Антанты неоднократно предлагали им признать независимость Польши, Финляндии, республик При­балтики. Но белые упорно отказывались и как следствие — потеря­ли поддержку этих пограничных государств и их армий в решаю­щие моменты борьбы с большевизмом. Нежелание А. И.Деникина и П. Н. Врангеля удовлетворить автономистские требования Вой­сковых кругов Дона, Терека и Кубанской Рады лишили Доброволь­ческую армию доверия и ее самого верного союзника — казачества.

Что касается трудового крестьянства России, то оно, резко вы­ступив против большевиков в конце весны и летом 1918 г, вскоре столкнулось с совершенно неприемлемой для себя аграрной поли­тикой белых правительств: все они пытались, по откровенному признанию кадетского лидера П.Н.Милюкова, «перерешить зе­мельный вопрос в интересах помещичьего класса».

Позднее белые генералы и политики резко критиковали «клас­совый эгоизм помещиков». Крупные землевладельцы, как писал в своих воспоминаниях А. И. Деникин, насильно восстанавливали «при поддержке воинских команд свои имущественные права, сво­дя личные счеты и мстя крестьянам», до предела накалив тем са­мым обстановку в деревне. Но фактически вся вина помещиков за­ключалась лишь в .одном: они слишком торопились провести в жизнь то, что провозглашено было самим Деникиным. Достаточ­но указать на его декларацию по аграрному вопросу (апрель 1919 г.), где признавалась необходимость «сохранения за собствен­никами их прав на землю» и допускалось предоставление крестья­нам лишь малой части помещичьих земель и то «обязательно за выкуп». В том или ином виде этот главный тезис присутствовал в аграрных документах всех белых правительств, включая врангелевское. П. Н. Врангель стремился в максимальной степени учесть печальный опыт социально-экономической политики А. В. Колча­ка и А. И. Деникина. Но и он все же не решился серьезно затронуть помещичье землевладение. В его «Земельном указе» (май 1920 г.) за прежними владельцами сохранялась «часть земли», однако ее точный размер не устанавливался, а должен был «в каждом отдель­ном случае» определяться «местными земельными учреждениями», фактически находившимися в руках тех же помещиков.

Оказавшись на своеобразном историческом перепутье, в по­длинном смысле судьбоносном для России, крестьянские массы после колебаний предпочли из двух зол (продразверстки и запре­щения свободы торговли — со стороны Советской власти, и факти­ческой реставрации помещичьего землевладения — со стороны бе­лых) выбрать меньшее.

К этому выбору крестьян, да и остальные слои трудящихся, подталкивали и другие действия белых вождей. В своих деклараци­ях они много говорили о «соборной воле народа» в определении государственного устройства страны после свержения Советской власти, о своей «непредрешенческой» (т. е. не провозглашенной за­ранее и не навязываемой) позиции в этом вопросе. Но на деле по­всеместно шло восстановление прежних бюрократических струк­тур, действовавших на базе царского законодательства. К власти возвращались политики, уже давно доказавшие свою полную несо­стоятельность. Заводы и фабрики переходили в руки прежних владельцев. Были запрещены профсоюзы и социалистические пар­тии. Проводился массовый террор в отношении всех несогласных с действиями белых правительств, устраивались карательные экс­педиции и антиеврейские погромы. «Жестокости были такого рода, — констатировал командующий американскими экспедици­онными войсками в Сибири генерал Гревс, — что они, несомненно, долго будут вспоминаться и пересказываться среди русского на­рода».

Белые генералы заключали кабальные финансовые и политиче­ские договоры с державами Антанты. Под их покровительством энергично действовали западные торгово-экономические миссии. Предприимчивые иностранцы за бесценок скупали промышлен­ные объекты, в огромных размерах вывозили зерно, пушнину, шерсть, соль, рыбу. Интервенты широко воспользовались также зо­лотым запасом России, который был захвачен в Казани эсерами, а затем «наследован» А. В. Колчаком (по неуточненным данным, он равнялся 40 тысячам пудов золота и платины). В обеспечение по­ставок и займов Верховный правитель официально передал амери­канцам, англичанам, французам и японцам около 9 тыс. пудов золота в монетах и слитках. Много золота бесследно исчезло в кар­манах белых деятелей и находящихся в Сибири иностранцев. А в сумятице колчаковского разгрома главный представитель Ан­танты в Сибири генерал М. Жанен попытался наложить руку сразу на весь еще внушительный остаток государственного запаса (21422 пуда золота) и вывезти его из пределов России. Лишь действия красноармейских частей сорвали этот замысел интервентов и белогвардейцев.

Как видим, ни в официальных документах, ни тем более на практике военные буржуазно-помещичьи диктатуры были не в состоянии утаить свои реставраторские цели, скрыть унизи­тельную для национального самосознания зависимость от корыст­ных иноземных пришельцев. Этим и объяснялась главная причина провала белого дела, которое вызвало противодействие народ­ных масс.

К весне 1919 г., т. е. к моменту решающих событий на фронтах гражданской войны, в деревне уже преобладали просоветские на­строения, что, однако, не исключало существования там и немалого числа активных противников Советской власти — участников по­встанческого, так называемого «зеленого» движения. Крупнейшим его проявлением было крестьянское движение на Украине под ру­ководством анархиста Нестора Махно.

Чутко уловив назревавший в деревне политический перелом, большевики на своем VIII съезде (март 1919 г.) меняют крестьян­скую политику: от «нейтрализации» середняка, которая на практике сплошь и рядом выливалась в откровенное насилие, переходят к поиску союза с ним. Замирение с трудовым крестьянством дает Советской власти ряд стратегических преимуществ. Она смогла:

—Развернуть самую многочисленную, крестьянскую в своей преобладающей части, армию. Несмотря на огромное дезертирство Советские Вооруженные Силы отличались большей стойкостью и дисциплинированностью по сравнению с белыми армиями, где дезертирство принудительно мобилизованного рядового состава из рабочих и крестьян было еще масштабнее.

— Организовать, опираясь на сеть подпольных большевистских комитетов, массовое партизанское движение в тылу противника, • что резко ослабляло боеспособность белых армий.

— Обеспечить прочность своего собственного тыла. Это дости­галось за счет не только жестких мер по поддержанию «революци­онного порядка», но и отсутствия массового сопротивления рабо­чих и крестьян действиям Советской власти.

Относительная стабильность внутриполитической ситуации позволила большевикам сконцентрировать все имеющиеся трудо­вые я материальные ресурсы в руках государства для эффективного использования их в интересах обороны.

Не менее важную роль играли внешние причины победы боль­шевиков.

Под влиянием идей и опыта Октября быстро нарастало револю­ционное движение в капиталистических странах. Вслед за провозг­лашением в январе 1919 г. Бременской советской республики воз­никли Баварская, Венгерская и Словацкая советские республи­ки. Весной 1919 г. премьер-министр Великобритании Д. Ллойд

Джордж в секретном меморандуме с тревогой признавал: «Народ­ные массы Европы, от края до края, подвергают сомнению весь су­ществующий порядок, все нынешнее политическое, социальное и экономическое устройство».

Правящим кругам удалось подавить революционные очаги в Западной Европе и тем самым сорвать надежды Москвы на миро­вую революцию, на захват государственной власти рабочими раз­витых стран. Но они были не в состоянии помешать косвенной поддержке большевизма. Она выражалась в массовых выступлени­ях трудящихся зарубежных стран против интервенции под лозун­гом «Руки прочь от Советской России!». Последняя тогда вполне искренне рассматривалась ими как «общая родина социализма», как страна, открывшая новую, более справедливую для простых людей эру мировой истории. Международная солидарность с рус­ской революцией стала главным фактором, подорвавшим единство действий держав Антанты, ослабившим силу их военного натиска на большевизм.

Для самой России гражданская война и интервенция явились величайшей трагедией. Ущерб, нанесенный народному хозяйству, превысил 50 млрд. золотых рублей. Промышленное производство сократилось в 1920 г. по сравнению с 1913 г. в 7 раз, сельскохозяй­ственное — на 40%. Почти вдвое уменьшилась численность рабоче­го класса. В боях, а также от голода, болезней, белого и красного террора погибло 8 млн. человек. Около 2 млн. человек — почти вся политическая, финансово-промышленная, в меньшей степени на­учно-художественная элита дореволюционной России — были вы­нуждены эмигрировать. Под воздействием небывалой жестокости братоубийственной войны деформировалось общественное созна­ние. В нем удивительным образом уживались вера в светлые идеа­лы и во всемогущество насилия, революционный романтизм и пренебрежение человеческой жизнью.

Большевизм победил, сохранил государственность и суверени­тет России. Однако поддержка, полученная им со стороны непроле­тарских слоев населения и определенной части рабочего кла ., но­сила ограниченный, условный характер (выбор из двух зол мень­шего), что предвещало новые великие потрясения.





Дата добавления: 2015-06-05; просмотров: 801; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10186 - | 7576 - или читать все...

Читайте также:

 

18.207.255.49 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.012 сек.