double arrow

ГЕТЕРОДИЕГЕТИЧЕСКОЕ И ГОМОДИЕГЕТИЧЕСКОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ


Франц. NARRATION HETERODIEGETIQUE ET NARRATION HOMODIEGETIQUE (от древнегреч. - «разнородный» и — «повествование» и от древнегреч. — «равный», «сходный»). Термины французской школы нарратологии, активно употребляются Ж. Женеттом, Цв. Тодоровым, Я. Линтвельтом, и многими другими. Линтвельт наиболее подробно обосновал эти понятия как две основные, базовые формы повествования. В гетеродиегетиче­ском повествовании рассказчик не фигурирует в истории (диегезисе) в качестве &&актора, т. е. рассказчик не выступает в функции действующего лица. Наоборот, в гомодиегетическом по­вествовании один и тот же персонаж выполняет двойную функ­цию: «В качестве нарратора (Я-рассказывающее) (je-narrant) он ответственен за организацию рассказа и одновременно в качестве актора (я-рассказываемое) (je-narre) играет роль в истории (персонаж-нарратор = персонажу-актору)» (Lintvelt:1981. с. 38).

Проблема, однако, не в позиции рассказчика, а в центре ори­ентации читателя, которая достигается посредством манипулиро­вания повествовательной точкой зрения. Собственно, и само вве­дение системы гетеро- и гомодиегетических форм было предпри­нято с целью свести к единому знаменателю различные &&нарративные типологии: «культурную типологию» Б. Успенского (Успенский: 1970), немецкую комбинаторную типо­логиюЭ. Лайбфрида, В. Фюгера и Ф. К. Штанцеля(Leibfried:1972; Fuger:1972; Stanzel:1964). Эту задачу Линтвельт попытался решить, сведя проблему «точки зрения» к типологии дискурсов (&&дискурс), или дискурсивной типологии. При этом исследователь соединил выделенные им две базовые повествова­тельные формы с тремя &&нарративными типами (акториальным, аукториальным, нейтральным), что все вме-


[39]

сте взятое и составило его схему повествовательных типов (также &&наративная типология).

В гетеродиегетическом повествовании, как правило, использу­ется грамматическая форма третьего лица, что, однако, по мнению Линтвельта, не исключает возможности применения в нем и дру­гих грамматических форм. В качестве примера приводятся романы М. Бютора «Изменение» и «В., или Воспоминание о детстве» Ж. Перека: «Если предположить, что кто-то другой рассказывает историю Леона Дельмона в специфическом жанре внутреннего монолога, то тогда следует считать «Изменение» Бютора гетеро­диегетическим рассказом во втором лице» (Lintvelt:1981, с.).

В другом романе повествователь по имени Перек (он же автор романа), вспоминая о своем детстве, описывает, как он выпал из бобслея, спускаясь с гор, и задается вопросом: «Я не знаю, дейст­вительно ли это произошло со мной, или, как уже было замечено в других случаях, я это придумал или позаимствовал» (Реrес:1975. с. 182). Если действительно имел место факт заимствования (однозначного ответа на этот вопрос роман не дает), то тогда речь может идти о «гетеродиегетическом эпизоде в первом лице» (Lintvelt:1981.c.56).

Подобно гетеродиегетическому повествованию, гомодиегети­ческое повествование также не обязательно ограничивается только употреблением одного, в данном случае первого лица. Линтвельт находит гомодиегетический рассказ в третьем лице в «Записках о галльской войне» «Цезаря, у Фукидида и Ксенофонта. У Цезаря рассказ в третьем лице «увеличивает впечатление исторической объективности и, кроме того, позволяет ему скрыть свою гордость таким образом, что он мог хвастаться своими великими подвигами, сохраняя при этом скромность» (там же, с. 94). Другим примером гомодиегетического повествования в третьем лице является «Чума» Камю, где рассказ демонстрирует видимость гетеродиеге­тической хроники вплоть до того момента, когда доктор Рье нако­нец признается, что он является ее автором.

Суммируя различие между гетеродиегетическим и гомодиеге­тическим аукториальными типами, Линтвельт выделяет три оппо­зиции.

1. В аукториальном гетеродиегетическом нарративном типе по­вествователь разъединен с акторами и внутренняя жизнь актора воспринимается читателем через рассказчика и им формулируется, что, в свою очередь, предполагает несовпадение его позиций и позиции актора (создает между ними напряженность). В противо­положность этому, в аукториальном гомодиегетическом нарратив-


[40]

ном типе персонаж-повествователь (я-рассказывающее) и персо­наж-актор (я-рассказываемое) соединены внутри одного и того же персонажа. В результате внутренняя жизнь персонажа не только воспринимается, но и формулируется самим персонажем, что не исключает существования возможной напряженности, ощущения внутреннего противоречия в его сознании между его функциями рассказчика и актора.

2. Первый тип повествования предполагает возможность внешнего и внутреннего всезнания рассказчика, который осущест­вляет объективный и безошибочный психологический анализ акто­ров. Таким образом, главное различие между гетеродиегетическим и гомодиегетическим повествованиями состоит в том, что в первом случае актор и нарратор разделены, разъединены, в то время как во втором соединены внутри одного и того же персонажа. Второй тип исключает всеведение, и персонаж-рассказчик лишь предпри­нимает попытку самоанализа, субъективную и ошибочную.

3. Последняя, третья оппозиция основана на возможности для первого типа и невозможности для второго эффекта «вездесущности» (omnipresence), когда безымянный рассказчик в третьем лице способен, не нарушая законов повествовательной достоверности, быть вездесущим, «присутствовать» во всех собы­тиях, происходящих одновременно или разделенных любой вре­менной и пространственной дистанцией, на что, естественно, не способен рассказчик-персонаж, ограниченный в своих простран­ственно-временных перемещениях.


Сейчас читают про: