double arrow

Антуан перевел взгляд на небольшой черный чемоданчик из сверхпрочного пластика, который я сжимала в правой руке.


КЭТИ МАКАЛИСТЕР

ТЫ МЕНЯ ПРОСТО УБИВАЕШЬ

Глава первая

– Эзлинг.

– Нет, Эшлинг.

– Эжли?

– Эшлинг. Это ирландское имя.

Чиновник из Орли, сидевший по другую сторону стола с моим паспортом в руках, подозрительно уставился на меня:

– У вас американский паспорт.

Я, собравшись с силами, выдавила улыбку, хотя на самом деле мне хотелось визжать от раздражения.

– Да, я американка. Но моя мать была родом из Ирландии, поэтому меня назвали Эшлинг.

Он перевел сердитый взгляд на паспорт:

– А‑слинг.

Я изо всех сил постаралась подавить тяжелый вздох. Я была полным профаном в курьерском деле, но инстинктивно понимала, что, если продемонстрирую хоть малейшие признаки недовольства, чиновник Антуан продержит меня здесь еще дольше. Я улыбнулась как можно приторнее, отгоняя тревожные мысли о работе, и очень медленно проговорила:

– Оно произносится Эшлинг.

– Эшлиин, – повторил Антуан, сосредоточенно прищурившись.

Я кивнула. У него получилось похоже.

– Bon[1], идем дальше, – продолжал он, листая паспорт. – Ваш рост метр семьдесят пять, у вас серые глаза, вам тридцать один год, не замужем, живете в Сиэтле, штат Вашингтон, США. Все верно, так?

– Верно, кроме того, что мои глаза скорее карие, чем серые, но парень в посольстве велел мне написать «серые». Хотя «карие» звучит более интригующе, правда?

Антуан взглянул на меня, подняв бровь, быстро проверил визу, благодаря которой я могла выполнять работу курьера для фирмы «Белл и сыновья», затем перешел к документам на акваманил.

Я быстро огляделась по сторонам, вспоминая предупреждения дяди Дэмиена: «Ты сама отвечаешь за свою безопасность; твою безопасность не гарантирует ни полиция, ни правительство, ни чиновники. Твой первый и последний оплот – это ты сама. Будь начеку, следи за всем, что происходит вокруг. Ты должна просто излучать уверенность в себе. Ни словом, ни движением нельзя показывать, будто ты чего‑то опасаешься».

Легче сказать, чем сделать, размышляла я, разглядывая толпу людей, сновавших по аэропорту. К счастью, никто не обращал внимания ни на меня, ни на мой чемодан. Я едва слышно вздохнула с облегчением и вздернула подбородок, пытаясь выглядеть уверенной в себе и показать, что контролирую ситуацию. И что у меня нет при себе никаких ценностей вроде небольшого золотого кувшина в форме дракона, которому шесть веков от роду и который стоит больше, чем все, что я заработала за последние десять лет.

Антуан перевел взгляд на небольшой черный чемоданчик из сверхпрочного пластика, который я сжимала в правой руке.

– У вас есть Inventaire Detaille?

– Разумеется.

Я передала чиновнику несколько листов бумаги с описанием акваманила на французском языке. На документе стояла печать французского консульства в Сан‑Франциско, в папке также лежали сертификат оценщика и копия документа о продаже предмета некой мадам Авроре Довиль, гражданке Франции, жительнице Парижа.

Антуан постучал пальцем по верхнему документу:

– Акваманил… что это такое?


Сейчас читают про: