double arrow

Применение исковой давности к дополнительным требованиям


С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (статья 207 Гражданского кодекса Российской Федерации). Как указано в постановлении Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», «...при истечении срока исковой давности по требованию о возврате или уплате денежных средств истекает срок исковой давности по требованию об уплате процентов, начисляемых в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации; при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения (статьи 1104, 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации) истекает срок исковой давности по требованию о возмещении неполученных доходов (пункт 1 статьи 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации)».

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с продавца процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с неправомерным удержанием последним перечисленных в качестве предварительной оплаты по договору денежных средств. Истечение срока исковой давности по основному требованию о возврате задолженности установлено вступившими в законную силу судебными актами по другому делу. Приняв во внимание то, что расчет процентов произведен Предпринимателем на сумму долга, срок исковой давности по которому истек, суд правомерно в соответствии со статьями 199 и 207 Гражданского кодекса Российской Федерации отказал во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (дело № А82-4265/2006-2).

В пункте 25 названного постановления отмечается, что «исковая давность на взыскание процентов, уплачиваемых заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых пунктом 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, истекает в момент истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита). При этом, если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что указанные проценты подлежат уплате позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа (кредит), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).




Необходимо также отметить, что признание долга по основному обязательству в принципе не распространяется на дополнительные требования. По ним прерывание производится, если суд установит фактические обстоятельства, связанные с признанием долга по таким требованиям (в частности, по неустойке, процентам).

Предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к Обществу о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с непогашением задолженности по договорам на отпуск воды и прием сточных вод. Долг по оплате за оказанные услуги взыскан вступившими в законную силу судебными актами по другим делам. В процессе рассмотрения дела ответчик сослался на пропуск срока исковой давности, однако суд апелляционной инстанции не согласился с этим, посчитав его прерванным предъявлением иска о взыскании задолженности по указанным договорам. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям. В статье 200 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. В соответствии со статьей 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Суд апелляционной инстанции удовлетворил иск, но не принял во внимание, что требование об уплате процентов является дополнительным и срок исковой давности по нему истекает одновременно с истечением срока исковой давности по основному требованию. Предъявление иска о взыскании основного долга не могло повлиять на определение момента окончания срока исковой давности по дополнительным требованиям. Срок исковой давности по заявленным по данному иску требованиям истек через три года с момента, когда ответчик допустил просрочку исполнения денежного обязательства. Иной вывод противоречит положениям статей 200, 203, 207 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункту 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года № 15/18. Из материалов дела бесспорно следует, что к моменту обращения с исковым требованием о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, срок давности по данным дополнительным требованиям истек. Согласно пункту 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске (дело № А17-100/6-2004).



Неоднозначная ситуация создалась в отношении реальности осуществления прав кредитора на взыскание с должника процентов за пользование чужими денежными средствами.

Подход практиков к решению проблемного вопроса различен даже в пределах одной структурной единицы (одного окружного суда).

Ряд судей считают, что, в случае неисполнения либо частичного неисполнения должником решения суда о взыскании с него основного долга, кредитор вправе обратиться с иском о применении ответственности в виде начисления процентов за пользование чужими денежными средствами за последние три года, предшествующие предъявлению такого иска. Позиция при этом мотивирована длящимся характером процентов как меры гражданско-правовой ответственности.

Трактуя положения статей 200, 203, 207 Гражданского кодекса Российской Федерации, сторонники иного подхода настаивают на истечении срока исковой давности по требованиям о взыскании процентов через три года с момента, когда ответчик допустил просрочку исполнения денежного обязательства, и указывают, что предъявление иска о взыскании основного долга не может влиять на определение момента начала течения срока исковой давности по дополнительным требованиям.

С целью соблюдения принципа единообразия в толковании и применении арбитражными судами статей 200, 203, 207 и 395 Гражданского кодекса Российской Федерации хотелось бы услышать мнение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по разрешению названной проблемы.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: