double arrow

Диавол как главная причина падения. Соблазны врага и осквернение им всей человеческой природы


Диавол преследует нас с настойчивостью, постоянством, с насилием, всяким видом грехов и помыслами скверными, лукавыми и хульными, – и гордостью, и надмением, и озлоблением, и ненавистью к ближнему, или презорством и гнушением, лукавством, злорадством, завистью, жестокосердием, скупостью и сребролюбием, невоздержанием, пьянством и воровством, подобострастием, потворством и поблажкой грехам, леностью, унынием, неверием, маловерием, ропотом, отчаянием, неверностью, вероломством, изменою, клеветою и лжесвидетельством, поношением и ругательством, сквернословием кощунством, издевательством. Сколько христианину должно бороться со всеми грехами, возненавидеть их и стараться возлюбить Бога, Которому стал чуждым через повторение грехов, и возлюбить добродетель, которою прежде пренебрегал, презирал и делающих добро осмеивал! Уклонись от зла и со твори благо.

Все намерения супостата клонятся к тому, чтобы растлить естество человеческое различными похотями и страстями, осквернить, удалить от Бога – Источника жизни, умертвить и сделать вечной добычей ада, как и сам сделался его первым всельником. Так, заметьте, враг растлил человечество еще вначале, перед потопом, всяким блудом, всякими грехами, и Бог навел потоп на землю, чтобы избавить будущее потомство от большего разлияния блуда и всякого греха. Так и ныне диавол растлевает людей преимущест венно блудом всяческим.

Святые Божии человеки, отвергшись мира и всякого пристрастия, через то поругались миру и миродержцу диаволу, царствующему в сердцах людей, преданных плоти многострастной и миру прелюбодейному и грешному; ибо люди совратились с пути, ведущего к Царствию вечному, – через страсти. Аще кто восхощет друг быти миру, враг Божий бывает (Иак. 4, 4), – говорит апостол. Во время самой молитвы нашей часто враг низлагает людей помыслами и пожеланиями денег, сластей или почестей мира сего, разбивает молитву и ругается над человеком и Богом.

Диавол старается непрестанно хулить в наших помыслах и в грешных вожделениях все дела Божии, всю жизнь нашу из вратить, ниспровергнуть, поставить, так сказать, вверх дном, и все спасительные намерения Божии касательно нас не допустить до исполнения, и вообще всю жизнь нашу растлить, уничижить и сделать бездельною, скверною, достойною не Творца Бога, а диавола. Какое старание человек должен прилагать о себе и о заповедях Божиих на всякий день и час, чтобы низлагать ухищрения змия-человекоубийцы, чтобы усердно творить волю Божию и достигать своего великого назначения – соединения с Богом через правду и святыню и вечного блаженства! Потому тесен путь, вводящий в живот и мало тех, кто обретает его; и напротив, пространен путь и широки врата, вводящие в пагубу (см.: Mф. 7, 13–14). И кто о том из разумных и смысленных не восплачет и не окает жизнь свою? Сколько на земле неправды, жестокосердия, немилосердия, корыстолюбия, гордости, честолюбия, роскоши, тщеславия, презорства, несочувствия к горю, нужде, болезни, несчастию; сколько лукавства, подыскивания под ближнего, чтобы его стереть, уничтожить и стать самим на его место; сколько невоздержания, пьянства, измены семейной, блуда, лихоимства, лукавства, безверия, маловерия, ропота, отчаяния, крайней нищеты и бедности, самоубийств, убийства, хищения, татьбы, междоусобий и всякого греха! Земная жизнь иногда представляется адом. Вот что сделал и делает грех; как пакостят в мире диавол и повинующиеся ему! Царствие Божие силою берется, и усильные искатели только приобретают его (см.: Мф. 11, 12). Ищите же этих усильных искателей! Как их мало, мало!

Лукавый супостат наш ужасно извратил нашу природу через грех, дав человеку свой нечистый ум, нечистое сердце, и желания нечистые, и волю лукавую, злую, и очи лукавые, и слух лукавый, и все чувства, и всю душу одел своей нечистой, смрадной одеждой греха. Сколько нужно человеку труда над собою, внимания к себе постоянного, непрестанной молитвы, слез и рыданий самых искренних, и воздыханий из глубины души, и воплей пламенных, чтобы избавиться от такого состояния душевного! А между тем враг всячески старается затмить, ослепить зеницы душевные у человека, чтобы он не видел своего ужасного, плачевного состояния и продолжал беспечно творить всякое беззаконие, в котором человек грешный часто и умирает без покаяния, делаясь, таким образом, добычей врага и вечного огня.

Свойство греха (по намерению диавола) все извращать, понимать, представлять, воображать, предпринимать, говорить и делать превратно, вообще извращать по возможности нравственный порядок, или установленные Богом и Всетворцом законы. Так диавол извратил у людей понятие о Боге и научил их нелепому идолопоклонству, которое доселе еще существует у многих народов; так он ухитрился через лукавых и гордых людей извратить Богооткровенную веру Христову, породив многие ереси и расколы, разделив христиан на многие несогласные лагери, ненавидящие истинную в мире веру христианскую, православную, да и между самими православными произвел и производит маловерие, безверие, расколы и нелепые учения, вроде толстовщины, пашковщины, штунды, или холодность к вере и Церкви. Он, диавол, извратил понятие о назначении и цели жизни, отвратил взоры многих христиан от неба и вечной жизни и приковал взоры и сердца только к временной, испытательной, приготовительной жизни, которую многие считают единственной, а будущую как бы не существующей; а отсюда привязал взоры и сердца людей к временным благам – тленным и скоропреходящим – к пище, питию, одежде, к земным отличиям, к богатству тленному, к красоте вещественной, телесной; извратил в человеке назначение и цель пяти чувств телесных: зрения, слуха, вкуса, обоняния, осязания; научил смотреть соблазнительно на органы и члены тела и на чувства: извратил зрение – блазненно и прелюбодейно смотреть на многое; вкус научил чрезмерному лакомству и пьянству или бессмысленному, вредному курению табака; осязание сделал страстным, нечистым; слух приучил нежиться легкими светскими музыкальными звуками, расслабляющими душу; извратил отношения людей друг к другу, сделав многих скупыми относительно ближних, корыстолюбивыми, жестокосердыми, блудными, злыми, лукавыми, недоброжелательными, злорадными. А отсюда долг святой всякого христианина внимать непрестан но своим помыслам, чувствам или – обуздывать непрестанно свои суетные и грешные мысли, желания, намерения, обуздывать слух, осязание, вкус, зрение, обоняние, свои страсти и употреблять все свои чувства во славу Божию и во благо себе.

Чем только, каким созданием бесплотный враг наш и Божий не старается блазнить нас и представлять все твари Божии – чистые и прекрасные – в виде извращенном, нечистом и нелепом! Даже солнцу ясному, всерадостному, всеоживотворящему ругается; святых Божиих, сущих на небеси, хулит, как говорится в Апокалипсисе, и мысли человеческие извращает нередко до уродливости и безобразия – как, например, в Льве Толстом, извратившем совершенно смысл Евангелия; всякому животному ругается: птице, рыбе, четвероногим, насекомым, пресмыкающимся, всяким растениям, небу и земле. А как ругается одушевленному храму Божию – человеку, его душе и телу, в бесчисленных похотях и прихотях, особенно в бывающих тайно, о них же срамно есть глаголати! Как он ругается в помыслах, в чувствах, в вожделениях, в воспоминаниях, в воображении, в нелепых словоизвержениях и всяких нелепых и глупых поступках, в растлении всяческом, в убийстве и самоубийстве! И после всего этого вы грешите, вы шутите грехом, любите грех, предаетесь ему всем существом! Смотрите, как грех извратил весь смысл нашей жизни, цель всех вещей на свете, средства обратив в цели, естественные побуждения и стремления в цель! Каков же грех! Сколь безобразен, нелеп, смертоносен; как же его не возненавидеть и не омерзить и не отвращаться его всеми силами души и тела, – как не возлюбить и не исполнять всем сердцем закон Божий, все слово Божие, и стараться до йоты исполнять его во всей точности и умирать за него в случае нужды, как и делали мученики и все святые!

Бесплотные враги непрестанно научают людей растлению греховному, чтобы сквернить непрестанно душу и тело, – делают все то, что удаляет нас от Бога, от неба, от небесных благ и вечной жизни. Святые угодники, будучи мудры, прозорливы и внимательны к учению Господню, презрели страсти плоти своей и все плотское земное мудрование, все плотские страсти, и все внимание, созерцание устремили к Богу и к небесным, вечным благам, – и ум и сердце и волю свою сделали небесными, и тело свое заставили служить вполне душе разумной и бессмертной и Богу – Создателю своему. Чтобы взять в плен греха душу человеческую, диавол употребляет средством к тому прелесть, блазнение, мечтание греховное, сильное влечение, насилие ко греху. Человек должен взирать к Богу Спасителю, каяться, молиться и одолевать влечения, с первого же приражения греха к сердцу.

Нет нелепости, мерзости, гнусного безобразия, безумства, непотребства, хулы, из вращения естественного порядка, коих не вложил бы сатана в ум и сердце человека, чтобы его смутить, осквернить, устрашить, поразить унынием и отчаянием или побудить сделать всякий грех, самый нелепый и убийственный. Многие принуждены плакать от его хулений, назойливо лезущих в ум и в сердце. Понимающий, в чем дело, – дует и плюет на духов лукавых, внушающих ему нелепости, и победит их именем Иисусовым и силою Креста!

Нет ничего в мысли человеческой, в сердце и в воле или произволении человека столь нечистого, скверного, лукавого, безобразного, несмысленного, глупого, злого, завистливого, гордого, дерзкого, убийственного для души, чего не внушил и не вложил бы обезумевший от злобы, гордости, лукавства диавол; нет ничего самого святого, чего он не похулил бы, нет ни одного члена в теле человеческом, над которым он не поругался бы, не внушил бы о нем самых нелепых, скверных, хульных мыслей; нет предмета, животного, растения, ткани, металла или минерала, к которым он не породил бы пристрастия, самого нелепого, чтобы только отвлечь, отчуждить, удалить мысль и сердце человека от Бога и привлечь к себе – осквернить, растлить душу и тело человека! Примером тому служит древнее и новое идолопоклонство и идолопоклонствующее различно современное христианство, с его зрелищами, изящными искусствами, в которых нагота человеческая, особенно женская, пластическая, играет первую роль, – и чем богаче, выше, знатнее человек стоит в гражданском отношении, тем он больше ставит перед глазами своими и своих товарищей, друзей и домашних слуг этих идолов изящного и поклоняется им. О, блудное человечество, употребляющее изящество, красоту и совершенство творения Божия в повод к удовлет ворению своих страстей, а не во славу Бо жию! Увы, близорукость человеческая, не видящая дальше своего носа ничего! Ибо что сделается не сегодня, так завтра с этой кра со той человеческого тела? Она делается смрадным, безобразным трупом и пищею червей, землею и прахом. А где душа, служившая прелести, осквернившаяся прелестью?

Ничто ведь скверное и нечистое и не внидет в Царствие Божие.

Какими грехами не растлил, не обесчестил, не осквернил враг рода человеческого природы нашей, созданной по образу Божию, святой, прекрасной, целесообразной, чистой, неблазненной, достойной всякого удивления? И вот он продолжает доселе растлевать, обезображивать, искажать ее всякими грехами, скверными помыслами, невоздержанием, пьянством, блудом, заражать болезнями бесчисленными и делать наши души и тела орудиями своей нечистоты, мерзости, злобы, зависти, издевательства! Блажен, кто познал козни врага над собою и всячески противится ему, борясь со всеми страстями и побеждая их благодатью Божией!

Вместо любви взаимной враг посеял в людях неприязнь, ненависть, злобу, зависть, злорадство, злопамятство, или вместо чистой любви поселил в людях нечистую, плотскую любовь, страстную, растленную, богопротивную; все чувства сделал орудием греха, а не правды, зла, а не добра, лукавства, а не простоты и истины, а потому все мы долж ны стараться уподобляться благо му Богу, а не злому противнику Его и нашему.

Бесплотный враг в своих пагубных действиях на людей старается лукаво подражать Господу и заменить Его действия и блага своими мнимыми; так, вместо сладости Божией благодати он измыслил свои сласти – сласти плотские в самом усиленном виде, – или пресыщение житейскими сластями; вместо божественной, сладчайшей, нетленной, духовной любви измыслил плотскую, нечистую, растлевающую душу и тело и от Бога разлучающую, к Богу охлаждающую, какова блудная страсть, – так в бесконечность извратил все, чтобы во всем противиться Богу и держать людей в постоянной своей прелести и тьме.

Враг-губитель, пленив человека плотским вожделением, вожделением чрева и божеского знания, насадил в его душе и теле бесчисленные семена страстей, пленив сердце человека пристрастием к видимому миру, отвратив его сердечные очи от Бога и от созерцания красоты невидимого мира и разных добродетелей, так что человек как бы привязан к здешнему миру тысячами крепких вервей, или цепей, разорвать которые не может без особенного содействия благодати Божией, которая приобретается покаянием, молитвой веры и многими слезами.

Бесплотный злодей, лукавнейший, скверный и злосмрадный сатана, все вещи в мире – человека, всех животных, птиц, рыб, насекомых и пресмыкающихся – старается представить в извращенном виде, блазненном, искусительном, хульном, мерзком, отвратительном, между тем как все творение совершенно, чисто, прекрасно, целесообразно, безукоризненно.

Злоба дьявольская крайне хитра, придирчива и изобретает бесчисленные, ложные, несмысленные предлоги к ненависти ближнего. Тут все служит предлогом: и неблагообразие лица, и в частности носа, щек или подбородка, или кривота глаз; или выговор языка (картавость), например, неправильный выговор некоторых букв – «р», «л» и других или произношение в нос; или бедность и частое прошение о помощи; неправильный тон голоса; или национальность, например еврейская; вообще враг изобретает множество предлогов, которые все не могут служить действительной причиной к ненависти, а только мнимою, мечтательной. О, как нелеп и богопротивен грех, как возмутителен, гибелен! Избави мя, Господи, от всякия злобы бесовския и даруй мне любить нелицеприятно, богоугодно, нестрастно!

Как хитро, незаметно для весьма многих, постоянно и насильственно, гибельно действует в нас диавол, увлекая в различные страсти, прикрывая свой хобот и свой хвост нашим самолюбием, сластолюбием, саможалением, самобережением, обеспечением в будущем, бережливостью на черный день, на семейство, на старость, на немощи и разные случайности! Так, видим некрасивого, или больного, или грубо одетого человека – и отворачиваемся от него; или видим хорошо одетого, красивого, молодого, с правильными, изящными чертами человека – и увлекаемся им, располагаемся к нему. Что это такое, как не обман себя, как не вопиющая неправда наша относительно ближнего, душа которого одинаково равночестна с нашей душой по сотворению, искуплению, по образу Божию, начертанному в ней Творцом? Или видим бедного, нищего, голодного, нагого, нуждающегося в месте службы, и проходим мимо него, холодно относимся к его бедности, лишениям, скорбям и печалям, имея возможность материально помочь ему, или устроить на место службы, – и не помогаем ему жалеем для него и денег, и пищи, и одежды, и платы за помещение? Нормально ли, справедливо ли это? Если мы одно тело Христово, а порознь члены тела Христова, то как не сочувствуем друг другу, а жалеем материальных средств, которые ничто в сравнении с самим человеком!

Надобно всем нам уразуметь умыслы против нас врагов бесплотных, мудрых на зло и прельщение ко греху. Эти умыслы и вся цель непрестанных над нами козней вражьих таковы: осквернить человека, растлить душу и тело, охладить к Богу и ближнему или отчуждить от Бога и друг от друга, отвратить от любви святой и всякой добродетели, возмутить душу, связать ее и взять в плен; восстановить против Бога и Церкви, уподобить себе и навеки вринуть в ад, на вечное мучение, уготованное ему и аггелам его. Знают ли и помнят ли это христиане?

Крайне хитры и тонки козни всегубительных духов злобы и лукавства. Они всеми силами и хитростно прежде всего стараются разрушить в нас любовь и уважение к ближним, внушая нам лукавые и недостойные, презорливые и хульные мысли касательно ближних наших, с коими мы имеем так или иначе общение, представляют в ближнем какой-либо внешний или внутренний, духовный, недостаток и на основании его внушают к нему чувство нерасположения или отвращения, а если лицо, с коим мы имеем речь или дело, женское, молодое, красивое, то возбуждают к нему плотскую похоть и низводят его на степень лакомой вещи, которою можно насладиться, внушают замечать в ближних низших – сослуживцах – всякие неисправности и крайнюю к ним строгость и придирчивость; а к высшим и сильным внушают ласкательство и пресмыкательство. Избави, Господи, всех нас от прелести вражьей и научи победить все козни врагов бесплотных.

Сколько поводов мнимых или действительных представляет враг бесплотный в помыслах наших к неприязни против ближнего – нет числа, и всячески с нахальной неотвязностью нудит к огорчению, озлоблению и ненависти; все в мрачном и ненавистном виде старается представить в ином ближнем – и голос, и походку, и выражение лица, и недостатки физические. Любовь христианская все покрывает, на все смотрит снисходительно, с добрым расположением сердца, а вражда и гордость ко всему придирается, все извращает в человеке и представляет в отвратительном виде.

На грешниках, преданных различным страстям, очень заметно старание и усилие врага – диавола низвести их в глубину зол так, чтобы потом крайне трудно было им выйти из этой глубины на свет Божий. И всякий из нас, согрешая, замечал, что и нас враг усиливается ввергнуть в самую глубину зла; а пучина злобы беспредельно велика. Диавол ввергнул в пропасть злобы апостола Христова Иуду, одного из двенадцати. Какова же хитрость, лукавство и злоба врага! Так и ныне он ввергает тысячи людей во всех сословиях во всякое зло. Блюдите, како опасно ходите (Еф. 5, 15).

Ни на что так не нападает диавол, ничего так не хулит, не сквернит, ни над чем так не ругается, как над детородными членами мужчины и женщины; для этого существуют на языке человеческом особенные, скверные, поносные, непечатные имена, коими поносятся эти члены; для этого всякие скверные, лукавые, нечистые помыслы, вожделения, наг лые, лукавые, нечистые взгляды; для этого романы и всякие легкие чтения; для этого соблазнительные картины, статуи, представляющие обнаженных женщин; для этого театр, балет, для этого танцы с декольтированной грудью.

О, святейший закон чадородия, проявляющий безмерную премудрость и благость Божию! Сколь ты досточтим и достоин благоговения, удивления, благодарения и строгого к себе отношения! А между тем враг, растливший вначале род человеческий через вкушение запрещенного плода, усиливается с самой юности, едва не с младенчества, растлить нас именно через члены чадородные, и сколько несчастных, вкусивших этого греха в самой ранней юности и страдающих через всю жизнь, погибает от него!

Маленькое деревцо легко вырвать из земли, а большое трудно. Диавол в одном бесноватом, при изгнании его, кричал: «Не могу выйти, я вырос, большой стал», – однако же при усиленных молитвах вышел. Видите, и злые духи, вселившиеся в человека, от времени и навыка растут и укрепляются.


Сейчас читают про: