double arrow

Тема 4. Внедрение идеи социального партнерства в Украине


Формирование и внедрение «системы» социального партнерства в Украине происходило по аналогии с большин­ством стран СНГ - «сверху». Новым для независимой Ук­раины, как и для большинства стран СНГ, социально-трудо­вым отношениям необходима была новая идеология, позволяющая локализовать нарастающее массовое рабочее движение.

Социальное партнерство, как идеология, наиболее под­ходила, с одной стороны, для «обеспечения» псевдорыноч­ных преобразований, а с другой, для завуалирования послед­ствий первичной фазы накопления капитала властной элитой стран СНГ, которую также сопровождала «удобная» теория либерализации экономики.

Ирония судьбы состоит в том, что к власти в большин­стве из этих стран пришли выходцы именно из той компартийной верхушки, по заказу которой на протяжении 60 - 80-х годов XX ст., проводились критические теоретические исследования проблемы социального партнерства.

Следует отметить, что Украина в начале 90-х годов, в отличие от России и Беларуси (в конституциях этих стран идеология социального партнерства заняла достойное место) «не бросилась сломя голову», в эту идеологию. Однако, это произошло скорее от большей консервативности украинской власти и более глубоких генотипов ее коммунистической культуры, нежели от действительного переживания за инте­ресы наёмных работников в условиях капитализации трудовых отношений.

Сказанное очевидно хотя бы из того, что первый и по­следний импульс, который был дан социальному партнерству на уровне государственной власти, содержал Указ Прези­дента Украины еще в 1993 г.

Отсутствие законодательной базы для социального партнерства сторон социально-трудовых отношений, систе­матическое игнорирование обязательств представителями правительства, а вслед за ними и работодателями на всех уровнях коллективно-договорных отношений, лишь доказы­вает декларативность социально-экономических реформ в стране.

Таким образом, по истечении первых десяти лет суще­ствования независимой Украины стало ясно, что для того, чтобы социальное партнерство, как принцип производствен­ной демократии, «заработало» одной вертикали исполни­тельной (административно-командной) власти, выжидатель­ной позиции профсоюзов и неинституализированных организаций работодателей недостаточно.

Проблеме внедрения властными структурами социаль­ного партнерства в Украине посвящены работы ученых и практиков Арсеенко А.Г., Буздугана Ю.А., Гейца В.М., Дубров­ского М.Л., Дубровского И.М., Жукова В.И., Еханурова Ю.М., Ляшенко Т.М., Колота A.M., Особого Г.В., Рыбака А.Е., Садовенко А.П., Стояна А.Н., Украинца С.Я., Хмелевского В.М. и ДР-

Десятилетняя практика социально-трудовых отношений в стране доказала, что сверхважной и только зарождающейся в Украине, является демократическая тенденция (свойствен­ная для постиндустриальных стран) к смещению центра тяже­сти политики социального партнерства: от национального уровня к регионально-отраслевому и производственному. Лишь это может дать возможность более адекватного учета как отраслевых, так и региональных особенностей социально-экономического развития страны.

Однако, следует отметить, что диверсификация эконо­мической деятельности предприятий, которую лишь «начинают замечать» как организации работодателей, так и соответствующие отраслевые профсоюзы, уже породила проблемы выполнения обязательств коллективно-договорных отношений. В качестве примера для сравнения можно привести не соответствующую друг другу, как количественно, так и качественно, структуру сторон Генерального соглашения - профсоюзов и работодателей.

Историческое развитие предпринимательства и профсоюзов в Украине детерминировалось соответствующими социально-экономическими условиями. На территории страны (принадлежащей в свое время Австро-Венгрии, и затем Польше, Румынии, Венгрии и Чехословакии) рыночные отношения развивались по образцу стран Западной Европы. Однако, отсутствие в Западной Украине развитой промышленной индустрии не способствовало развитию аналогичных этим странам социально-трудовых отношений. В части Украины, принадлежащей Российской империи, не­смотря на социально-экономическое отставание почти на сто лет от Европы, промышленное развитие социально-трудовых отношений в последнюю четверть XІX ст. носило стремительный характер.

В первом десятилетии XX ст. профсоюзное движение в Украине формировалось, в основном, в двух направлениях. Первое направление - социал-демократическое. Профсоюзы реформаторского типа провозглашали независимость от го­сударства, влияние на рынок труда мирным путем, социаль­ный диалог с предпринимателями. Второе направление - большевистское, профсоюзы становились на путь неприми­римой классовой борьбы.

Падение российского самодержавия создало в Украине определенные предпосылки демократизации социально-тру­довых отношений. Появились первые попытки образования примирительных институтов для решения трудовых конфлик­тов между предпринимателями и наемными работниками на основе социального партнерства. К таким институтам относи­лись комиссариаты труда Временного правительства, «при­мирительные камеры», третейские суды, профсоюзы, отделы труда советов рабочих депутатов.

Во времена Центральной Рады в Украине был образо­ван Генеральный секретариат труда, в программной деклара­ции которого определялись направления деятельности, базирующиеся на принципах свободы коалиций, примирения сторон и обеспечения коллективных условий труда. При Ге­неральном секретариате (который со временем был преобра­зован в Министерство труда) был создан департамент взаи­моотношений между трудом и капиталом, который должен был непосредственно разрешать конфликты, возникающие между предпринимателями и наемными работниками в госу­дарственных и негосударственных предприятиях и организа­циях. Регулирование социально-трудовых отношений проис­ходило благодаря коллективным договорам между предпринимателями и профсоюзами.

С целью предотвращения трудовых конфликтов и обсу­ждения законопроектов при Министерстве труда был органи­зован комитет труда, выполняющий функции совещательного органа. Последний состоял из представителей министерств (торговли и промышленности, юстиции, путей сообщения, на­родного здоровья, внутренних дел - по одному представи­телю от каждого) и восьми представителей от промышленни­ков и рабочих.

История развития социально-экономических отношений времен Украинской Народной Республики представляет собой наиболее трагичные и поучительные примеры взаимоотно­шений между рабочими и собственниками. На протяжении десяти месяцев (с марта по декабрь 1918 г.) происходила трансформация социально-экономических отношений, во время которой как профессиональные союзы, так и объеди­нения собственников последовательно прошли практически все фазы своего развития, предшествующие образованию системы социального партнерства.

С приходом к власти большевиков решение вопросов социально- экономических отношений вменялось Народному секретариату труда и его подразделениям. При этом в особом положении находились национализированные предприятия как будущий фундамент государства диктатуры пролетариата, начала формироваться административно-командная система управления. «Регулирование» социально-трудовых отноше­ний (в условиях диктатуры пролетариата) вооруженным путем (а затем административно-уголовными средствами) практиче­ски «отбросило» не только возможность, но и необходимость переговорных процессов.

Однако, с переходом к новой экономической политике (НЭП), продвижение по пути рыночных отношений оживило процесс коллективно-договорного регулирования трудовых отношений. Необходимость разрешения трудовых конфликтов вынуждала собственников и профсоюзы садиться за стол переговоров. НЭП, базирующаяся на разгосударствлении предприятий, способствовала подъему экономики и, вместе с этим, возрождению некоторых демократических принципов в общественной жизни. Происходило возрождение профсоюзов, как профессиональных самодеятельных организаций. Член­ство в последних становилось добровольным, в их состав могли входить лишь наемные работники. Лица, имеющие право найма и увольнения (работодатели), собственники, их доверенные представители (выполняющие административ­ные функции), работники, имеющие акции в уставном капи­тале, не могли состоять членами профсоюза. Такие жесткие условия позволяли профсоюзам (практически беспрепятст­венно со стороны администрации) выполнять свои защитные функции, вести переговоры.

В период НЭПа, регулирование социально-трудовых от­ношений в Украине происходило благодаря элементам соци­ального партнерства. На уровне государства профсоюзы взаимодействовали с Народным комиссариатом труда (НКТ), который в то время решал вопросы регулирования оплаты труда, контроля за соблюдением законодательства о труде, охраны труда и техники безопасности, использования рабо­чей силы, социального страхования. Профсоюзы имели влия­ние на инспекцию труда НКТ и Биржу труда. В связи с тем, что объединений предпринимателей на национальном и отрасле­вом уровнях не существовало. Поэтому можно говорить лишь о внедрении определенных элементов социального партнер­ства в социально-трудовые отношения на этих уровнях.

Становление в СССР командно-административной сис­темы управления, внедрение в жизнь лозунга «профсоюзы -школа коммунизма» привело к «огосударствлению» профсою­зов. В начале 30-х годов главной целью профсоюзов (вместо защитной) становится производственная деятельность. Профсоюзы все в большей степени начинают дублировать хозяйственные функции администрации, исполнять роль «приводного ремня» между государством и трудящимися. Речь идет об организации коммунистических субботников, со­циалистических соревнований, производственных совещаний, проведения культурно-массовой и физкультурной работы. Ре­зультатом этого процесса стала бюрократизация советских профсоюзов. Государство вначале 30-х годов взяло на себя роль единоличного собственника и работодателя. Подобная практика (без особых изменений) продолжалась в Советской Украине практически до 90-х годов XX ст.

Профсоюзы Украинской ССР (как общественные органи­зации) были составной частью государственного механизма управления. Свою деятельность они (профсоюзы) строили на основе так называемого принципа демократического центра­лизма. Профсоюзам были делегированы государственные функции управления процессом социального страхования, санаторно-курортными, спортивными и другими оздорови­тельными учреждениями. Государственность «советских» профсоюзов отложила неизгладимый отпечаток на поведение лидеров, вскормленных системой. Подтверждением чему служит позиция с противоположной от бастующих шахтеров стороны баррикад, которую тогда заняли руководители проф­союзов - председатели ВЦСПС и Укрсовпрофа в июльских событиях 1989 г., поддержав соответственно правительствен­ные стороны.

Необходимо отметить, что наряду с обозначенными выше несвойственными для профсоюзов функциями, совет­ские профсоюзы были наделены правами, о которых и меч­тать не могли профсоюзы, существующие в рыночных усло­виях, например, контроль за соблюдением трудового законодательства с помощью технических и правовых ин­спекций, имеющих право административного воздействия на должностные лица, право законодательной инициативы.

В независимой Украине традиционные (старые) проф­союзы постепенно избавляются от несвойственных им черт, мешающих по-настоящему защищать социально-экономиче­ские интересы наемных работников. В содержании программ­ных документов они отошли от патроната государства, про­должили процесс заключения коллективных договоров и тарифных соглашений, хотя и не выполняемых полностью как работодателями, так и правительственной стороной.

В определенной степени можно утверждать, что на про­тяжении 90-х годов продолжался новый для украинского об­щества многомерный процесс образования социально-трудо­вых отношений, характерный для первичной фазы накопления капитала и поэтому неадекватный социальной рыночной экономике.

Начали появляться слои предпринимателей с их органи­зациями, возникли определенные условия «внедрения» в жизнь одного из важнейших институтов демократического об­щества - социального партнерства.

Всплеск развития профсоюзного движения в Украине в первой половине 90-х годов (кроме действительно рабочего) носил больше политический и частично коммерческий (ис­пользование не по назначению средств социального страхо­вания, сдача в аренду профсобственности и пр.) характер.

Институализация социального партнерства началась с образованием в 1991 г. первого его органа, которым стал Ук­раинский координационный комитет содействия занятости населения (УККСЗН). Деятельность последнего регламенти­руется Законом Украины «О занятости населения» (ст. 17). Принятие в 1992 г. этого закона ознаменовало начало по­строения правовых основ социального партнерства в стране. Согласно положению о УККСЗН, он является постоянно дей­ствующим трехсторонним органом, созданным на обществен­ных основаниях с целью подготовки и принятия согласован­ных решений относительно осуществления политики занятости.

Главной целью комитета является:

• разработка и совершенствование правовой и норма­тивной базы функционирования рынка труда и peaлизация государственных и региональных программ занятости;

• координация усилий хозяйственных, профсоюзных и государственных органов относительно поиска путей предотвращения безработицы и обеспечения социальной защиты работников наемного труда;

• разработка предложений для органов исполнитель­ной власти в плане экономической заинтересованности предприятий и организаций в создании дополнительных рабочих мест;

• профессиональная ориентация населения, профес­сиональная подготовка, обучение и переобучение безработных новым профессиям в соответствии со структурными изменениями в отраслях народного хозяйства;

• регулирование межтерриториального перераспреде­ления трудовых ресурсов, способствующего занято­сти населения Украины.

Следующим важным шагом в развитии социального партнерства было создание на национальном уровне (Указ Президента Украины № 342 от 8 февраля 1993г.) Нацио­нального Совета Социального Партнерства (НССП). Следует заметить, что созданию этого органа предшествовала встреча профсоюзных лидеров с Президентом страны.

Этот постоянно действующий трехсторонний орган на национальном, отраслевом и территориальном уровнях рас­сматривает проекты законов, постановлений Кабинета Мини­стров по вопросам социально-трудовых отношений, предло­жения относительно ратификации Украиной конвенций Международной организации труда (МОТ). В состав НССП входят на паритетных основаниях по 22 представителя от правительства, объединений работодателей и профсоюзов Украины.

В своей деятельности НССП руководствуется такими принципами: добровольность, равноправие, паритетность представительства, взаимопомощь, взаимоуважение, приори­тетность примирительных процедур. Из этих принципов вытекают следующие правила, обязательные для сторон:

1. Обоснованность и реальность требований и взаимных обязательств;

2. Независимое определение порядка выбора своих представителей;

3. Поиск компромиссных решений;

4. Стремление избежать конфронтации;

5. Ответственность за выполнение договоренностей и принятых обязательств;

6. Обязательность рассмотрения центральными и местными органами исполнительной власти и исполнительными органами сельских, поселковых и городских советов ре­комендаций институтов социального партнерства соответствующего уровня;

7. Обязательность рассмотрения каждой стороной социального партнерства обращений других сторон;

8. Взаимное информирование сторон социального партнерства касательно их намерений.

Главной целью НССП является разработка основ фор­мирования «нового» менталитета и поведения социальных партнеров на всех уровнях - от производственного до нацио­нального. Речь идет о социальном диалоге, консультациях, переговорах, предотвращении социально-трудовых споров и конфликтов, правовой регуляции последних. Этой целью ут­верждалась целесообразность трансформации понимания каждым гражданином государства (в начале от наемного ра­ботника до работодателя) консенсусной идеологии, «замене» психологии классовой борьбы на социальное партнерство.

Лишь к концу 90-х годов актуализировалась проблема регионализации социального партнерства, поиска путей со­гласования интересов социальных партнеров на промежуточ­ном регионально-отраслевом и местном уровнях.

В социологическом исследовании практики ведения кол­лективных переговоров в 1997г., которое про­водилось в четырех областях Украины: Донецкой, Житомир­ской, Одесской и Харьковской, в рамках Тасис - проекта «Со­циальная защита в Украине», 70% опрошенных респондентов акцентировали внимание на недостаточной вовлеченности НССП в разработку политики по вопросам труда и социальной защиты на территориальном уровне. При этом были названы основные причины:

• отсутствие механизмов взаимодействия между НССП, органами исполнительной власти и администрацией Президента;

• монополией правительства в области политики соци­ально-трудовых отношений;

• отсутствием государственной поддержки социаль­ного партнерства на всех уровнях власти.

Это подтверждалось и тем, что опыт проведения кол­лективных трудовых споров (конфликтов) в первой половине 90-х годов свидетельствовал о том, что их участники, как пра­вило, не могли решить проблему совместно с местными органами власти и, не доверяя последним, обращались со своими требованиями к центральным органам, которые также про­блему не решали.

Результаты зкспертного опроса, который проводился в том же году по заказу МОТ и Министерства труда и социальной политики Украины, подтверждают сказанное выше. При возникновении коллективного трудового спора (конфликта) лишь 4% экспертов считали эффективным обра­щение к высшей инстанции (министерство, правительство), 48% затруднились с ответом и столько же ответили отрица­тельно. Лишь 15,4% из опрошенных экспертов считали эф­фективным обращение к отраслевым и территориальным профсоюзным объединениям, 38,5% затруднились ответить на этот вопрос, а 46,2% дали негативный ответ. Подобное не­доверие подтверждается практическим отсутствием общих интересов у работников предприятий и представителями ме­стной власти - 57,9%.

До конца 90-х годов региональные отделения НССП были созданы во всех областных центрах страны. Однако ра­бота отделений стала невозможной при отсутствии правовой базы их деятельности и «неопределенностью» соответствующего инструментария реализации задекларированных ими прав.

Отсутствие в то время законодательных актов о пред­ставительстве стороны работодателей усложняло процесс структурирования самой системы регионального социального партнерства. Вследствие этого работодатели как игнориро­вали, так и продолжают игнорировать взятые на себя обяза­тельства, сводя к нулевому результату соглашения по реше­нию конкретных экономических и социальных проблем. Например, в 2000 г. из 70 отраслевых соглашений лишь во­семь были подписаны объединениями работодателей.

Несмотря на это, у инициаторов внедрения идеи соци­ального партнерства, среди которых большинство - предста­вители профсоюзов, существовала надежда, что региональ­ные органы социального партнерства станут помощниками местной власти, занимаясь отслеживанием социально-эконо­мической ситуации в регионе будут предотвращать возникно­вение трудовых конфликтов, способствовать сбалансирова­нию интересов и возможностей всех сторон социально-трудовых отношений. Однако, этой надежде не суждено было сбыться.

Международный опыт социальных государств доказал, что достоинством системы социального партнерства является способность регулировать отношения между трудом и капи­талом, снижать уровень конфликтов между различными груп­пами общества, повышать ответственность работников за эффективность производства, результаты труда.

Социальное партнерство суть эффективный механизм поддержки политической стабильности. Вместе с тем, анализ результатов, проведенных в данной области исследований, свидетельствует о том, что социальные условия в «деятель­ности» системы факторов политической стабильности оце­нены в недостаточной степени. И особенно это касается Ук­раины, реформаторские процессы в которой происходят без учета приоритетов социальной сферы. Это, по сути, делает весьма проблематичным успех реформаторских деяний.

Украинские профсоюзы ставят себе в заслугу, что именно им принадлежит почин идеи социального партнерства в стране. Действительно, они инициировали проведение круг­лого стола с первым Президентом Украины Л.М.Кравчуком, по результатам которого был создан консультативный орган как инструмент согласования интересов трудящихся, государства и «негосударственных» работодателей - Национальная рада социального партнерства (НРСП).

Концепция социального партнерства украинскими проф­союзами, следует отметить как традиционными, так и новыми - альтернативными, была воспринята не критично, очевидно не нашлось времени на изучение вопроса и осмысление опыта мирового профсоюзного движения. Из практики известно, что инициация концепции социального партнерства свойственна обычно «жёлтым профсоюзам».

Так, Международная конфедерация свободных проф­союзов (МКСП) достаточно сдержанно относится к данному понятию как идеологии профсоюзов. В своей «Азбуке проф­союзника» термин «социальные партнеры» она употребляет лишь для обозначения сторон переговорного процесса (проф­союзов и работодателей). Сам же процесс регулирования со­циально-трудовых отношений трактуется как социальный диалог.

В содержании документов МОТ вообще отсутствует по­нятие «социальное партнерство», вместо него употребляются такие понятия как «трипартизм» или «социальный диалог». Это нашло своё отражение в Резолюции о трипартизме и со­циальном диалоге, принятой на 90-й сессии Международной конференции труда в Женеве в июне 2002 г.

Однако в особых случаях, в условиях экономических кризисов или мобилизационных ситуациях, международный опыт развития социально-трудовых отношений подтверждает возможность и целесообразность партнерских отношений. Существует множество примеров социальных пактов, прини­маемых сторонами социально-трудовых отношений.

По своему содержанию социальное партнерство может рассматриваться как система социально-трудовых отношений между работодателем и наёмными работниками (профсою­зом), основанная на принципе тарифной автономии, при уча­стии государства, как арбитра, третейского судьи, в процессе реализации социально-экономических прав и интересов тру­дящихся.

Если феномен социального партнерства в Украине ана­лизировать сквозь призму этого основополагающего прин­ципа, который декларируется МОТ в соответствующей Кон­венции № 87 «О свободе ассоциации и защите права на организацию» (ратифицирована Украиной в 1956г.), то всплы­вает факт его нарушения уже на законодательном уровне. Верховной Радой Украины 8 апреля 1999 г. был принят Закон Украины «О профессиональных союзах, их правах и гаран­тиях деятельности», подписанный Президентом Украины лишь15 сентября 1999 г.

Уже в следующем году в соответствиями с требова­ниями Конфедерации свободных профсоюзов и Конституци­онного представления ряда народных депутатов Украины (от 21.01.2000г.) о нарушении профсоюзных прав в новом законе, Конституционный суд Украины вынес соответствующее по­становление от 18.10.2000 г., в котором признано не отвечаю­щими Конституции Украины положения ст. 11 и 16.

Своеобразие десятилетнего украинского опыта внедре­ния идеи «социального партнерства» в сфере социально-тру­довых отношений проявилось в следующих нарушениях кон­ституционных прав граждан страны:

• с 21.11.1995 г. необлагаемый налогом минимальный доход граждан (17 грн.) почти в 10 раз меньше мини­мальной заработной платы, утвержденной в текущем году165 грн.;

• с июня 2002 г. минимальная заработная плата 165 грн. в месяц ниже установленной правительством черты бедности 175 грн.;

• с 07.11.2000 г. в соответствии с Законом Украины «О государственных социальных стандартах и государ­ственных социальных гарантиях» необлагаемый на­логом минимальный доход граждан определен как государственная социальная гарантия, обеспечи­вающая основной источник существования, который в соответствии с законом не может быть ниже про­житочного минимума из расчета на трудоспособного работника, установленного Законом Украины «Об оп­лате труда» (365 грн.);

• с 1998 г. по мнению специалистов ФПУ осуществля­ется незаконное изымание подоходного налога с за­работной платы работников, которое осуществляется согласно действующему законодательству на осно­вании Декрета Кабинета Министров Украины, в п.1 ст. 7 которого определено, что ставки налогообложе­ния устанавливаются исходя из минимальной зара­ботной платы. Названный декрет имеет силу закона, так как к моменту его принятия полномочия по осу­ществлению законодательного регулирования нало­гообложения Верховным Советом Украины в соот­ветствии с Законом № 2796-ХП от 18.11.1992 г. были возложены на Кабинет Министров Украины. При этом на практике подоходный налог с физических лиц взимается согласно Инструкции «О подоходном на­логе с граждан», утвержденной Приказом Главной государственной налоговой инспекцией Украины от 21.04.1993 г. № 12 (с дальнейшими изменениями и дополнениями). Эта инструкция для исчисления подоходного налога использует норму Указа Президента Украины от 13.09.1994 г. № 519/04 « Об увеличении необлагаемого минимума и ставки прогрессивного налогообложения доходов граждан» (в редакции Указа Президента Украины от 21.11.1995 г. № 1082/95), которым установлено, что ставки обложения подоходным налогом исчисляются исходя из минимального необлагаемого дохода граждан. Таким образом, начиная с 1998 г. размер минимальной заработной платы постоянно превышает размер необлагаемого минимума и по состоянию на 01.06.2002 г. это превышение составляет почти 10 раз (размер минимальной заработной платы - 165 грн., а размер необлагаемого минимума - 17 грн.).

В экономической сфере социальное партнерство должно способствовать улучшению экономических показателей, сба­лансированности бюджета, снижению уровня инфляции. Со­циальная сфера «благодарна» социальному партнерству за «стремление» к сокращению безработицы, предотвращению маргинализации населения, эффективным формам и методам социальной защиты, повышению мотивации трудовой деятельности.

Все перечисленное возможно лишь при условии кон­троля и обеспечения прозрачности финансовых потоков, на­пример, фондов государственного социального страхования представителями социальных партнеров, что все же получило свое теоретическое отражение в законодательстве о государ­ственном социальном страховании.

Существующее объединения работодателей - Конфедерация работодателей Украины (в состав этой организации входило 16 объединений национального уровня), с сентября 2002г. Федерация работодателей Украины, на национальном уровне (в Министерстве юстиции Украины в 2000г. было заре­гистрировано 90 объединений организаций работодателей национального масштаба) как формально, так и на практике, не охватывает основную массу предпринимательских струк­тур и не обладает реальным влиянием на сферу бизнеса. Большинство предпринимателей не считают целесообразным вступать в какие-либо объединения, так как опасаются моно­полизации и потери самостоятельности, а также политической «окраски». Следовательно, любые соглашения, принимаемые на государственном уровне с участием представителей рабо­тодателей и профсоюзов, не считаются обязательными и сто­роны не стремятся выполнять оговоренные в них обязатель­ства относительно гарантий и прав наемных работников.

Государство не только разрабатывает законодательные акты и обеспечивает правовое регулирование отношений ме­жду партнерами, но и должно гарантировать контроль выпол­нения ими взаимных обязательств. В настоящее время исполнительная власть, как субъект переговорного процесса, не всегда обеспечивает должным образом защиту социально-экономических прав наемных работников, а зачастую сама нарушает их. Это ведет к росту недоверия граждан по отно­шению к государственным органам власти, демонстрирует неспособность исполнительной власти выступать посредни­ком в разрешении конфликтов, возникающих в сфере трудо­вых отношений.

Сами трудящиеся, находясь в положении зависимости от государства, от администрации предприятия или от част­ного его владельца (в конечном счете, от того, кто платит деньги), предпочитают быть безгласными исполнителями, чем пользоваться предусмотренными законодательством возможностями для защиты своих прав. Поэтому большин­ство акций профсоюзов не пользуется реальной поддержкой у наемных работников. При этом в стране, экономика которой по некоторым данным выживает благодаря ее теневой со­ставной, более чем 2,3 млн. работникам полностью или час­тично не выплачена заработная плата. Общая сумма задолженности на сентябрь 2002 г. составляла почти 2,4 млн. грн. При этом 43% этой суммы составляют долги текущего года. Работа без получения заработной платы квалифицируется специалистами МОТ как рабский труд.

Поэтому говорить о социальном партнерстве сторон со­циально-трудовых отношений, имеющих на сегодняшний день различные интересы, в Украине несколько преждевременно.

Но следует помнить, что исходя из опыта различных стран-членов МОТ, обобщенного в Резолюции, принятой Ме­ждународной конференцией труда на 90-й сессии «социаль­ный диалог и трипартизм оказались ценным демократическим способом решения социальных проблем, формирования кон­сенсуса», «современным и динамичным процессом, обла­дающим уникальным потенциалом и широкими возможно­стями в содействии прогрессу... в вопросах глобализации, региональной интеграции и переходного периода».

Поэтому альтернативы социальному диалогу и трипартизму в сфере социально-трудовых отношений для государства, продекларировавшего продвижение по пути социальной рыночной экономики не имеется. Нежелание олигархическими структурами понять это вызывает у сторон социально-трудо­вых отношений адекватную реакцию, которая выражается средствами конфликтного партнерства.

Необходима консолидация интересов и соответствую­щих усилий сторон этих отношений по преодолению целого ряда препятствий и разрешения противоречий для осуществ­ления развития системы трипартизма в нашей стране:

1. Неопределенность статуса работодателя. В общест­венном сознании широко распространено мнение, что основ­ным работодателем является государство. Это связано с отождествлением работодателя и формального собственника. Во многих отраслях государство все еще играет большую роль, если не как непосредственный работодатель, то
как источник финансирования. Таким образом, большая часть наемных работников зависит от государства. В результате
государство оказывается в двойственном положении, когда оно вынуждено отстаивать свои интересы как работодатель и,
в то же время, осуществлять функцию посредника в переговорном процессе, независимого от лоббирования профсоюз­ных и предпринимательских структур.

2. Слабый институциональный статус профсоюзов. В среде профсоюзных объединений проходит внутренний процесс дифференциации и дробления, обострение противоре­чий между старыми (традиционными) и новыми структурами, что приводит к их разобщенности, потери единства, разрыву
связей, сужению социальной базы, и соответственно сказывается на их возможности представлять и защищать права
наемных работников. Не завершена правовая регламентация
функций профсоюзов применительно к изменившемуся поло­жению трудящихся в условиях рыночной экономики.

3. Стремительное расслоение населения, «вымывание» среднего класса. Успешной практике социального диа­лога и трипартизма в развитых западноевропейских государствах способствовала продуманная „социальная политика, благодаря которой создан многочисленный средний класс.
Именно на почве материального достатка большинства наем­ных работников лишь возможно сотрудничество и партнерство трудящихся с работодателями на компромиссной, консенсусной основе.

4. Отсутствие единой стратегии сотрудничества. В силу
объективных причин в украинском обществе существует широкий спектр взглядов по вопросам общественной организа­ции труда и занятости, развития социальной сферы, социаль­ной защиты и т. д., что затрудняет реализацию социального партнерства как одного из главных принципов общенациональной политики.

5. Отсутствие традиций социального партнерства. Для
полноценного осуществления партнерских отношений необходимо, чтобы потенциальные партнеры имели четко выраженные интересы и осознавали их. В бывшем СССР такой диалог был просто невозможен, потому что профсоюзы являлись элементом политической организации общества в условиях монополии государственной собственности на средства производства.

Развитие системы социального диалога и партнерства в условиях транзитного общества, в большой мере детермини­руется деятельностью государства - субъекта и арбитра в процессе диалоговых отношений, что делает актуальным рассмотрение роли социального государства как «детерминатора» и «регулятора» системы социального партнерства.

Основна навчальна література

1. Балабанова Н.В., Жуков В.И., Пилипенко В.Е. Социальний диалог. Социальное партнерство. Социальное государство / Академия труда и социальных отношений Федерации профсоюзов Украины; Отв. Ред.. В.Е. Пилипенко. – К., 2002.

2. Жуков В.І., Скуратівський В.А. Соціальне партнерство в Україні. Навч. Посіб. УАДУ. – К.: 2000.

3. Колот А. Соціально-трудові відносини: теорія і практика регулювання: монографія. - К.:КНЕУ, 2004. - 230с- Розділ ІІ,с. 114-128.

4. Ляшенко Т. Соціальне партнерство: шлях до ринкової держави // Юридичний вісник. - 1999. - №18. - 6-12 травня.

5. Мірошниченко О. Система показників стану соціального партнерства в Україні та її інформаційне забезпечення // Регіональні аспекти розвитку і розміщення продуктивних сил України. Збірник наукових праць. Вип. 7. - Тернопіль: ”Економічна думка. - 2002. - с 200-205.Новіков В. Зарубіжний досвід соціального партнерства // Україна: аспекти праці. - 1998 - №1.- С 38 - 41.

6. Соціальне партнерство/ С.В. Бакуменко, І.Є. Левенецьта ін..: Навч. Посібник. – К.: 1999

7. Українець С Соціальне партнерство в Україні: перспективи законодавчого регулювання // Україна: аспекти праці. - 1998. - №2. -С 22- 25.

8. Есинова Н. И. Экономика труда и социально-трудовые отношения: Учеб. пособие. - К.: Кондор, 2003.- С. 102 - 133.

Додаткова навчальна література

1. Александер Джеффрі С. Парадокси громадянського суспільства// Соціологія: теорія, методи, маркетинг. – 1999.

2. Андрусишин Б. У пошуках соціальної рівноваги. – К.,1995.

3. Балабанова Н.В. Социальний диалог и социальная политика государства// Вісник Харківського державного університету. – 1999. – Вип..433. – С.115-119.

4. Білоусов М.М. Поле битви – стіл переговорів// Політика і час. – 1998. - № 10. – С. 52-58.

5. Брукан С. Плюрализм и социальные конфликты: Социально-исторический анализ социалистического общества// Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1990.

6. Буздуган Ю.О. Правові засади соціального діалогу// Профспілки України. – 1007. – № 3. – С. 5-14.

7. Буш Г. Диалогика и творчество. – Р.: Авотс, 1985.

8. Василенко И.А. Политический консенсус в гуманистическом диалоге культур// Вопрос философии. – 1996. – №8. – С. 42-53.

9. Васильєв В.А. Социальные интересы: единство и многообразие// Соціально-политический журнал. – 1995. – № 3. – С. 83-90.

10. Генеральна угода між Кабінетом Міністрів України та профспілковими об’єднаннями України // Профспілки України. – 1995. – № 5-6. – С. 33-54.

11. Гиргинов Г. Диалог. Философско-политический анализ/ Пер. с болгарского. – М.: Знание, 1989.


Сейчас читают про: