double arrow

Два года спустя. 10 страница


Это не имеет никакого значения. Не сейчас. По какой то причине, сегодня ночью Мейс был здесь. Я свернулась калачиком рядом с ним и он притянул меня ближе, но больше он ничего не сделал. Посмотрев на него, я увидела, как его длинные ресницы коснулись его щек. Он уже закрыл глаза. Довольно улыбнувшись, я тоже закрыла глаза.

В следующий раз, когда я открыла глаза, солнце пробивалась сквозь жалюзи, а Мейс лежал на своей стороне кровати со мной в своих объятиях. Я отклонила голову, чтобы посмотреть проснулся ли он. Его глаза были по-прежнему закрыты, но его руки крепче сжали меня, когда его губы растянулись в улыбке.

- Ты проснулась? - спросил он неуверенно, затем медленно открыл глаза и встретил мой взгляд.

- Да, - ответила я, чувствуя себя слишком возвышенной в жизни, для девушки у которой нет ни работы, ни денег.

- Хмм . . . хочешь рассказать мне все о прошедшей неделе сейчас или за кофе с вафлями?

Улыбаясь, я поцеловала его руку.

- Это твой способ попросить меня приготовить тебе вафли?

Он, улыбаясь, пожал плечами, словно знал, что может заставить меня сделать все что угодно.

- Возможно.

Я снова поцеловала его руку.

- Тогда ты должен позволить мне встать, чтобы я могла приготовить их.

Он наклонил голову, и его губы нежно скользнули по моему лбу.

- Но мне с тобой так хорошо, ты такая мягкая и свернувшаяся в моих руках.

Я должна согласиться, это было моим самым любимым местом на свете.

- Почему бы тебе сейчас не рассказать мне о своей недели? - сказал он, более серьезным тоном.

Он спрашивал меня об этой недели, словно он уже все знал.

- Я разговаривала с тобой прошлым вечером по телефону. Ты знаешь, как прошла эта неделя, - сказала я, проверяя его.

- Нет . . . я знаю только то, что ты мне сказала. Я хочу знать всю историю. Без упущений. - Из его голоса пропало поддразнивание. Он знал. Вот почему сейчас он был здесь.

- Кто тебе сказал? - спросила я, отстраняясь от него или хотя бы пытаясь это сделать. Но он продолжал крепко держать меня.

- Ты должна была сделать это, - был его ответ.

- Это не твоя проблема.

Это привлекло его внимание. Его глаза широко распахнулись и, он быстро передвинулся. На секунду я подумала, что он собирался встать, но он перевернул меня на спину и, расположив руки по сторонам от моей головы, навис надо мной.

- Все что тебя касается, моя проблема. Ты моя. Даже если бы я не знал, что случилось в тот день. Даже если бы Нан не была моей сестрой. Это моя проблема, потому что это ранит тебя. Это приносит тебе боль. - Его голос смягчился на последнем предложении. Он опустил тело, но не прижался ко мне. На несколько секунд, он уткнулся носом в мою шею, и все мое тело ожило. Ощущение тепла распространилось во мне. - Когда тебе больно, это разрывает меня на части. Когда ты счастлива, я чувствую себя властелином этого гребанного мира.

Этот мужчина был слишком хорош.

- Ты должен управлять ранчо и у тебя своя жизнь в Техасе. Я не хотела тебя этим беспокоить.

Мейс вздохнул и поцеловал мою скулу, прежде чем передвинуться и посмотреть на меня.

- Я должен управлять ранчо и оно в Техасе. Но ты главнее всего этого. Если я нужен тебе, ты всегда будешь на первом месте.

Я люблю тебя, эти слова были на кончике моего языка. Я хотела, чтобы он знал об этом. Но он не говорил мне таких слов. Я боялась, что он подумает, что я наивна и перепутала понятие наших отношений. Так что, я оставила их внутри себя. Но я выкрикивала их в моей голове и душе. Я любила этого мужчину.

- Твой чек в кармане моих джинс. Нан отдала его мне прошлой ночью. Ты ей ничего не должна. Она не покупала то зеркало. Киро купил дом вместе с мебелью. Это все его, и ему насрать на то зеркало.

Я уставилась на него. Я не знала, что на это сказать. Я видела ярость на лице Нан. У меня не было уверенности, что она согласиться с этим. Когда Мейс уедет, полицейские скорее всего появятся здесь и арестуют меня. Те деньги, что я отдала ей, были доказательством того, что я намеревалась заплатить ей всю сумму.

- Мейс мне нужно, чтобы те деньги были у нее.

Он покачал головой. - Все улажено. Она больше не побеспокоит тебя.

Когда он уедет, она сделает это. - Ты не можешь защитить меня от всего.

- Я могу защитить тебя от моей сестры. И черт да, я могу защитить тебя от всего. Отправляй все это дерьмо ко мне. Я разберусь. - Он улыбался, но в его глазах я видела насколько он был серьезен.

- Мейс, - начала я, но он прижал к моим губам палец.

- Я взял это на себя. Я все уладил. Она боится, что ты подашь судебный иск. Ты поранилась во время работы у нее дома, затем тебя оттуда уволили. Она больше не свяжется с тобой. Черт, возможно, какое-то время она даже не будет дышать с тобой одним воздухом. Я очень четко расписал ей, что я сделаю, если она еще хоть раз наедет на тебя.

- Я не буду подавать на нее в суд из-за того, что я упала и разбила зеркало.

- Она не знает об этом, детка. И это все что имеет значение, - он перекатился через меня и встал. Я была благословлена видом его ягодиц в этих белых боксерах. Боже благослови Америку и задницу Мейса Меннинга.

- Ты собираешься поднять эту сладкую попку и приготовить мне вафли? Потому что детка, если ты продолжишь смотреть на меня как на еду, я могу соблазниться и вернуться в кровать и удостовериться в том, что у тебя в голове.

Я бы хотела, чтобы он вернулся в постель и делал со мной разные вещи. Для меня. Но я не хотела его просить заняться со мной этим. Я не была уверена, как смогу сделать это. Я знала почему он хотел чтобы я сама попросила его, но . . . мысль об этом по-прежнему смущала меня.

Как кто-то может попросить мужчину потрогать ее вагину?

Сжавшись от этой мысли, я встала и широко ему улыбнулась.

- Я собираюсь приготовить тебе вафли. Надень джинсы, чтобы я не отвлекалась.

Мейс засмеялся, а я поспешила в ванную причесаться и почистить зубы.

Затем я пошла и приготовила своему парню вафли, пока он стоял по другую сторону бара и наблюдал за мной.

Мейс

Я собирался сойти с ума, если она еще раз наклонится и покажет мне эту родинку. Мне пришлось есть свои вафли и наблюдать за тем, как она мешала тесто в майке, не надев лифчик. Это был чертовски шикарный вид. Но сейчас она убирала кухню, и продолжала наклоняться.

Я предложил убраться, но она вытолкнула меня из тесного уголка, и сказала, что сделает это быстрее, потому что знает, где что лежит. Так что сейчас я удостоился вида ее попки и этой родинки. Моей родинки.

Я любил эту родинку.

Черт, я был возбужден. Она меня так завела, а я так пытался быть хорошим. Но я знал, как эта попка ощущалась в моих руках, и эти сладкие соски, сжатые под моим языком.

Застонав, я отвернулся от самого прекрасного вида, который когда-либо видел, и прошел, чтобы сесть на диван.

Я сел и мне пришлось поправить мой чертов член. Мои джинсы внезапно стали слишком тесными, и молния оставит на нем свою отметку, если я не возьму себя в руки. Я должен был подумать о чем-то другом, кроме тела Риз.

Первым кто мог загнуть в рог мой стояк — была моя мать. Она бы хотела узнать, куда я уехал. Я должен был позвонить ей и все объяснить. Я позвонил только своему отчиму. Но с ней я не объяснился. Что означает, она задаст мне кучу вопросов. Я был готов рассказать ей о Риз. Я хотел поговорить о ней. Моя мама возможно единственный человек, который захочет услышать, как я буду рассказывать о ней.

- Ты в порядке? - голос Риз ворвался в мои мысли, и, повернувшись я увидел, что она идет ко мне. Эти длинные ноги и . . . черт, ее грудь подпрыгивала. Ей нужен лифчик. Мне нужно чтобы она надела лифчик. Стояк, который мне удалось унять, вернулся с удвоенной силой. Чтоб меня.

- Со мной все хорошо, - заверил я ее, и она подошла ко мне и села рядом, подогнув ноги и облокотившись на меня. Мягкая плоть прижалась ко мне и, мой пульс участился. Сладкий запах корицы коснулся моего носа и, я вытянул ноги, надеясь дать себе немного больше места в этих джинсах.

- Ты не так хорошо выглядишь. Ты морщишься, - сказала она, дотягиваясь и обхватывая мое лицо. Так чертовски мило.

- Я стараюсь быть хорошим, детка. Но когда я вижу тебя, очень сложно сделать это, - признался я.

- О, - тихо сказала она. Почти шепотом. Затем ее взгляд упал на мои колени, и она затаила дыхание.

Невозможно было скрыть тот факт, что я был тверд как скала. У меня не было таких проблем со старшей школы. У меня больше не было пустых стояков, только если я не собирался заняться делом. Хотя одного взгляда на Риз хватало, чтобы мой член встал весь в боевой готовности.

- Выглядит так, словно там очень тесно, - сказала она, по-прежнему шепотом, словно кто-то другой кроме меня мог ее услышать.

- Так и есть.

Она сделала еще один быстрый вдох, затем потянулась, чтобы коснуться моей ноги. Я был очень близок к тому, чтобы начать умолять ее прикоснуться ко мне. Мой мозг терял кровообращение каждую секунду, и вся кровь направлялась к югу от него.

- Ты вынешь его и позволишь мне . . . Я хотела сказать, можно мне потрогать его?

Черт ДА!

Мои руки метнулись к ширинке и расстегнули ее в рекордное время, затем я стянул джинсы с бедер, достаточно, для того чтобы мой член спокойно встал. Она так пристально наблюдала за мной, что клянусь, я был готов взорваться только оттого, что она смотрит на него.

Ее пальчики медленно погладили твердую выпуклость через мои боксеры. Я не стал их снимать. Я не был уверен, что она готова увидеть мой член.

- Ты можешь их снять? - спросила она, посмотрев мне в глаза, затем вернула взгляд к моим ногам.

Это девочка спрашивала меня, словно я мог сказать ей, нет. Мой член больше месяца назад решил, что он хочет выступать только для нее. Она владела им также, как владела мной.

Я остановился и посмотрел ей в лицо, чтобы удостовериться, что она готова, перед тем как спустить боксеры и дать ей увидеть то о чем она меня просила. Мне совсем не хотелось чтобы от вида моего члена она вскочила и понеслась обливать свое лицо водой. Мысль о том, что я могу напугать ее таким способом, убивала меня.

Ее рука, словно в замедленном действии, потянулась к нему, пока один из ее пальчиков не пробежался по твердой опухшей головке и венам по всей длине. Я не мог дышать. Кислород отказывался поступать в мои легкие.

- Скажи мне как прикасаться к нему, сказала она, проводя пальчиком по головке.

Она хотела, чтобы я черт еще и говорил? Сейчас?

- Обхвати, — сказал я, затем вдохнул немного воздуха. - Обхвати его рукой, и скользи вверх и вниз.

Она сделала так, как я сказал, и мое зрение заволокло звездами. Мне пришлось несколько раз моргнуть, чтобы прочистить взгляд. Я посмотрел вниз на ее маленькую ручку вокруг моего члена, и я был готов выстрелить первыми каплями семени. Она остановилась. Ее глаза взметнулись к моим.

- Тебе это нравится? - спросила она, тяжело дыша. Это возбуждало ее. Черт, ее соски были твердыми и торчали сквозь тонкую майку.

- Ты даже не представляешь как сильно, - едва сдерживаясь, ответил я.

Она усилила хватку, скользя рукой вверх, и ее глаза расширились, когда прозрачная жидкость появилась на головке.

- Чееерт, - простонал я, и откинул голову на спинку дивана. Я был в какой-то форме нирваны, и я не хотел возвращаться назад.

- Слишком крепко? - невинно спросила она.

- Боже, детка, нет. Слишком хорошо, - задыхаясь, ответил я.

Ее хватка осталась крепкой, и она еще энергичнее стала двигать рукой вверх и вниз по моему члену. Мой рот снова приоткрылся и, я схватился за ручку дивана.

- Ты кончил или ты . . . собираешься кончить еще? - спросила она, когда первые выделения покрыли мой член в ее руках. Она не испугалась и не отпрянула, вместо этого она использовало это как смазку.

- Ты продолжай делать так и я . . . взорвусь.

Маленькая шалунья улыбнулась. Она наслаждалась этим. Чтоб меня . . . это было уже слишком. Я хотел оттянуть момент и подольше насладиться этим. Я не хотел до смерти напугать ее и кончить в ее руку. Но меня совсем не привлекало позволить ей отпустить меня и завершить все самому, кончив себе в руку.

Я повернул голову, чтобы посмотреть на нее, и это было ошибкой. Она зажала зубами нижнюю губу, и с каждым движением ее руки ее груди подпрыгивали. Я был готов.

- Я сейчас кончу, - сказал я, убирая ее руку от меня.

- Постой, нет, - сказала она, снова касаясь меня.

- Детка, я собираюсь —

Приближающееся наслаждение и ее запах поглотили меня. Я выкрикнул ее имя, когда сделал именно то, о чем я ее предупреждал. Она продолжала двигать по мне своей рукой, а я продолжал чертовски кончать. Откинувшись на диван я, подумал, что возможно стонал. Я уже ни в чем не был уверен. Мой мозг расплавился, и мое тело пело от удовольствия настолько сильного, что я не был уверен, что смогу ходить.

Потом ее рука прекратила двигаться, и я глубоко вздохнул.

- Святое дерьмо, это было . . . невероятно, - сказал я смотря на ее маленькую ручку покрытую моими выделениями.

Один этот вид вернул к жизни мой член. Проклятье, она превращала меня в животного. Я получил лучший оргазм в жизни благодаря ее руке.

- Позволь мне очистить тебя, - сказал я, натягивая белье и вставая, чтобы подтянуть джинсы на бедра. - Я принесу тряпку, - начал я, но она встала и улыбнулась мне.

- Я пойду и смою это, - заверила она меня. Затем толкнула меня обратно на диван. – Кажется, тебе необходима парочка секунд чтобы прийти в себя.

Моя девочка умела шутить. Я засмеялся, а она оглянулась и подмигнула мне. Она, мать вашу, подмигнула мне.

Риз

Явымыла руки теплой водой и посмотрела на глупую улыбку на моем лице. Я сделала это. Я заставила Мейса стонать и кричать и даже схватиться за диван, словно от этого зависела его жизнь, пока он не кончил. Я. Я сделала это. И не разу мои мысли не вернули меня в то темное место. Я была полностью поглощена наблюдением за Мейсом и осознанием того, что это я дарила ему удовольствие. Это было возвышено. Я каким-то образом сходила с ума от этой возвышенности.

И потом, то, как он смотрел на меня, с благоговением, словно я была бесценным подарком. Он всегда заставлял меня чувствовать себя особенной, но в тот момент, я чувствовала себя богиней. Его богиней.

- Ты очень довольна собой, - сказал он глубоким голосом, и я увидела через зеркало, когда он вошел и встал позади меня. У него на лице была ленивая, удовлетворенная улыбка, и это я добилась этого. Я была довольна собой.

- Так и есть, - призналась я.

Он отодвинул мои волосы от шеи и прижался туда поцелуем.

- Ммм -хмм, это так мило и сексуально, - сказал он шепотом. - Но это также чертовски горячо.

Я почувствовала, как мою кожу покрыли мурашки, когда его язык выскочил и лизнул мою шею.

- Вот только у меня есть одна маленькая проблема, - сказал он, затем прикусил мое ушко.

- Да?

Его рука прижалась к моему животу и потянула к нему.

- Да, проблема. Ты увидела, как я кончил на твою руку. Теперь я хочу увидеть, как ты кончишь на мою, - сказал он, пока его пальцы дразнили, касаясь резинки моих шорт.

Мы пытались сделать это раньше. Я запаниковала. Я не хотела испортить это утро.

- Что если я не готова? - спросила я, не способная отрицать то, что его прикосновения к моим ягодицам заставляли меня дрожать от волнения.

Он остановился, но только на мгновение, а затем его рот осыпал поцелуями дорожку от моей шеи к моему плечу.

- Я думал об этом. Я много думал об этом. Мне надо чтобы ты оставалась со мной, когда я прикасаюсь к тебе. Так что я хочу попробовать еще раз, но я не перестану говорить с тобой. Я буду подбадривать тебя все время и удостоверюсь, что ты знаешь, что рядом с тобой я. Мы можем попробовать?

У меня ныла грудь, но между ног я чувствовала пожар. Я хотела этого. Мое тело хотело этого. И я любила Мейса. Он хотел этого.

- Ладно, - ответила я.

- Черт спасибо, - прорычал он. Он поднял меня, словно ребенка, отнес меня на кровать и лег рядом со мной. - Ты так хорошо пахнешь. Когда я возвращаюсь домой, лежу по ночам в своей постели, я продолжаю чувствовать твой запах. Он дразнит меня. Я хочу, чтобы ты была там. Со мной, - прошептал он мне в ухо, медленно скользя своей рукой в мои шорты. На мне не было трусиков и, он скоро поймет это.

Когда он, проскользнув ниже, понял это, он остановился.

- Детка, ты не носишь трусики, - сказал он глубоким голосом.

Я повернула голову, чтобы видеть его.

Взгляд его глаз был почти такой же, какой был, когда я прикасалась к нему. Это его очень возбуждало.

Между моих ног стало еще влажнее, и меня смутило, что он узнает, насколько он меня завел.

- Раскрой свои ножки. Для меня, пожалуйста. Позволь мне прикоснуться к тебе. Я хочу увидеть, как ты кончаешь. Ощутить твою влагу на моих руках. Ты можешь дать мне это, Риз? Я так сильно хочу этого.

Я нервно сглотнула.

- Я уже мокрая, - сказала я, стесняясь даже того, что мне пришлось сказать это.

В его глазах вспыхнуло что-то такое сильное, и это заставило мое сердце пропустить удар. Его пальцы скользнули по моему бугорку и ниже к складкам. Боль от желания, которая мучила меня все утро, теперь пульсировала, и мне пришлось схватить его за руку, чтобы не упасть с кровати.

- Ох, черт, - тихо простонал он, и уткнулся лицом мне в шею.

- Самая сладкая киска в мире стала такой мокрой для меня.

Он обрадовался этому. Я бы вздохнула с облегчением, но его пальцы начали двигаться и, все что я могла сделать, это издавать звуки и крепко держаться за его руку, сжав в кулак другой руки простыни.

- Это все я. Моя рука между твоих ног. Мои пальцы прикасаются к твоей маленькой киске. Я, детка. Я. Это все мое. Я всегда буду заботиться о тебе. Никто и ничто не причинит тебе боль, - он тихо говорил мне на ушко. Я дрожала и прижималась к нему.

Он хотел, чтобы я все время была с ним, и у него это прекрасно получалось. Не думаю, что я могла бы быть где-нибудь еще.

- Когда ты будешь готова, я собираюсь прикоснуться к ней ртом, - сказал он, пробегая пальцами по моей самой чувствительной точке. - Я собираюсь лизать эту кнопочку, пока ты не станешь кричать и хватать меня за спину, кончая на мое лицо. Ты полюбишь это. Клянусь, полюбишь. Ты будешь держать мою голову там внизу, и умолять меня не прекращать. Потому что это буду я.

Во мне нарастало давление чувства, и знала, что это было. Однажды я довела себя до такого состояния, до того как . . . произошли другие вещи. Я играла с собой, фантазируя в голове о мальчиках из школы, пока ночью лежала в своей постели. Но это было чем-то намного сильнее. Чувство были похожи, но было мощнее. Я хотела этого. Я хотела этого с Мейсом.

- Вот так детка. Позволь мне почувствовать твое удовольствие. Отдай его мне. Я хочу увидеть, как ты распадаешься на кусочки ради меня. Хочу увидеть, что моей девочке хорошо в моих руках. Ты так красива.

С этими словами, я распалась на части, выкрикивая его имя, пока мое тело сотрясалось, а он крепко прижимал меня. Его рука оставалась на мне, сжимая меня и пронося по волнам экстаза. Я повторяла его имя. Я слышала свой голос на расстоянии.

Он называл меня деткой и говорил, что я была невероятной.

Я не хотела возвращаться. Это было путешествие, в котором я хотела провести всю свою жизнь.

Но, в конце концов, меня стало отпускать, и я медленно вернулась на землю. Руки Мейса по прежнему обнимали меня, прижимая меня к нему. Он тяжело дышал, его глаза потемнели и горели, когда он смотрел на меня.

- Боже, ты великолепна, - выдохнул он, я моргнула и наконец то сфокусировалась на нем.

Я пока не могла говорить. Это было совсем не то, что я испытала тогда, в своей постели, когда я была помоложе. Мои пальцы не могли сделать со мной такого. Это вообще было нормально? Это было так хорошо, что должно быть опасным. И я снова хотела сделать это. Сейчас же.

- Я не хочу убирать руку. Она покрыта тобой, и я хочу, чтобы она такой и оставалась, - сказал он, подняв голову и поцеловав мой нос. - Это было самым эротичным зрелищем, которое я когда-либо видел. Клянусь Богом, я так запал на тебя, что больше не вижу ничего вокруг. Я останусь в этой кровати, и буду снова и снова заставлять тебя кончать, если ты позволишь мне.

Я позволю ему. Мне нравилась эта идея. Очень.

Мейс

Я мог бы умереть счастливым человеком. Мне было жаль других мужчин в этом мире, потому что они никогда не узнают, как выглядит Риз, когда кончает. Я знаю. Она моя. Понимание этого колотилось в моей груди. Я боролся с этим чувством. Но Боже, я хотел этого.

Риз вышла из ванной одетая в голубые джинсовые шорты и бледно желтую блузку, которая завязывалась на талии. Она выглядела молоденькой и свежей. Я хотел снова затащить ее в постель и проникнуть через все эти вещи. Смотреть, как она становится шалуньей и трахает мою руку так, словно от этого зависит ее жизнь.

Но сегодня она дала мне достаточно. Я не собирался снова на нее давить. Не тогда, когда сегодня утром у нас был такой успех. То, что я говорил с ней и держал ее со мной все время, не только сработало, но еще сильнее возбудило ее. Чем больше я говорил, тем больше она заводилась.

Сейчас этого было достаточно.

- Когда тебе нужно уезжать? Спросила она, врываясь в мои мысли и напоминая мне, что я должен покинуть ее.

- Я хочу поговорить с тобой об этом, - сказал я, думая о том, как попросить ее съехаться со мной на пару штатов подальше отсюда. Это звучала немного по сумасшедшему, зато честно. Мне было все равно. Она была моей единственной.

Она приподняла бровь и склонила голову, словно ожидая моих слов.

- Я хочу чтобы ты . . . переехала . . . в Техас . . . со мной . . . в мой дом.

Это было совсем не легко.

То как у нее отвисла челюсть, а глаза превратились в блюдца, доказывало, что я не правильно подошел к этому вопросу. Черт.

- Ч — что? - выпалила она.

Я провел руками по лицу и сдержал разочарованное рычание. Она заставляла меня говорить разное дерьмо. Я так много работал над нашими отношениями, что не мог трезво оценить ситуацию. Я просто выплеснул на нее все. Я никогда ничего не хотел так сильно, как эту женщину в моей постели, каждую ночь до, конца моей жизни.

- У тебя нет работы, кроме твоих вылазок к Харлоу, и у тебя здесь нет семьи. Нет никаких причин оставаться. Я могу найти другого учителя, который будет с тобой заниматься в Форт-Уорте. Это единственное, что держит тебя здесь. Я хочу, чтобы ты была со мной, Риз. Мне ненавистно то, что тебя нет рядом.

Ее выразительные глаза выдавали ее. Ей нравилась эта идея, но она также пугала ее. Мы только начали общаться. Нашей дружбе было два месяца, но как пара мы были новичками.

- Ты хочешь чтобы я была там . . . с тобой, - сказала она так, словно потерялась в тумане.

- Да, - твердо ответил я.

Она кулачками обхватила волосы и нервно огляделась вокруг. Затем стала ходить взад и вперед по маленькому кругу. Почти также, как она ходила пешком.

Я ждал. Она думала над моими словами, и я хотел, чтобы она хорошенько подумала об этом. Затем, я хотел, чтобы она сказала да и упаковала свои чемоданы.

- Ты не . . . так много всего. Мне нужно время. Ты не можешь . . . мы не можем просто вот так вот съехаться. Мне тоже ненавистно когда ты уезжаешь, но . . . но Мейс, - она перестала ходить и опустила руки по бокам, словно она несла всю тяжесть мира на своих плечах. - Так много о чем ты не знаешь. И я не готова тебе рассказать. Столько всего внутри меня. Оно темное и оно . . . это не то место куда бы мне хотелось отправиться с тобой. Но мне нужно время. Нам нужно время. Как это. Когда ты приезжаешь в город и, мы проводим вместе время. И наши ночные разговоры и то, что я читаю тебе. И мне нравиться доктор Манро. Он помогает мне, и с ним я чувствую себя комфортно. Я не могу просто уехать с тобой, потому что хочу быть рядом.

Поспорить с ней, было моей предсказуемой реакцией. Я был хорош в дискуссиях. Я мог бы придумать причину и сказать, что это все не важно.

Меня останавливал умоляющий взгляд ее глаз. Она не хотела, чтобы я с ней спорил. Она хотела, чтобы я позволил всему идти своим чередом.

Я сделаю это. Для нее. На данный момент.

- Хорошо. Тогда знай, когда ты будешь готова, я тоже буду готов, - наконец то сказал я.

Она тяжело вздохнула, затем слабо улыбнулась мне.

- Спасибо что хочешь быть со мной.

Эти слова я заберу с собой в Техас, слова которые я буду хранить в своей груди как боль, которая приходит каждый раз, когда я думаю о них.

Моя девочка никогда не должна благодарить кого-то, за то, что с ней хотят быть рядом. Где-то в ее голове, она думает, что не заслуживает этого. Это то, что ранит больше всего.

Стоя у ее двери, после того как сводил ее на ланч и целовал ее больше часа, я знал, что должен был покинуть ее. Снова. Меня звал мой мир. Я должен был уладить дела на ранчо и упорядочить свою жизнь.

Я еще раз крепко обнял ее и прошептал ей на ушко.

- Береги себя. Заботься о себе. И скучай по мне, когда я уйду.

Риз

Я взяла ложку, которую протянул мне Джимми и с удвоенной силой стала поглощать мороженое с карамельной стружкой. Мне была необходима еда от депрессии. Я была в ужасном состоянии, с самого утра, как уехал Мейс. Я могла бы поехать с ним. Он просил меня об этом.

Если бы я сказала да, я бы еще быстрее потеряла его. Он был со мной недостаточно долго, чтобы по настоящему узнать меня. Он знал меня совсем чуть-чуть. А как насчет того, когда воспоминания вырываются наружу, и я стаю под горячей водой крича и отмывая себя? Он не видел этого. Он бы подумал, что я сошла с ума. Потому что именно так я и думала.

Иногда прошлое настигало меня, и когда такое происходило, я немного сходила с ума.

Я скрывала это от него. Он знал только то, что было на поверхности, и то не все. Он знал достаточно. Мое прошлое заклеймило меня.

Оно разрушило мою способность быть с кем-то рядом.

Кроме Мейса. Я позволила ему приблизиться ко мне. Сегодняшний день доказал насколько.

- Хочешь поговорить об этом? Или просто объесться мороженым? - нахмурившись спросил Джимми.

- Не хочу об этом говорить, - ответила я и набила рот мороженым.

- Человек приехал из Техаса во вторник ночью, для того чтобы забрать твои деньги у злобной ведьмы и удостовериться, что ты в порядке, перед тем как наследующий день вернуться домой к своей работе. По мне ты должна вся улыбаться и хихикать. А не быть раздраженной и пытаться забыться в этой пинте мороженого.

Я не собиралась рассказывать Джимми. Если бы я это сделала, мне пришлось бы рассказать намного больше, а я не собиралась делиться своим прошлым. Не сегодня. - Просто я ненавижу, когда он уезжает, - сказала я вместо этого.

- Ммм-хмм, девочка, так же как это ненавидит весь оставшийся мир. Он тот, кем можно восхищаться, - согласился Джимми.

Это заставило меня рассмеяться, но смех мой почти мгновенно прервался. Девушкам из Форт-Уорта не нужно было наблюдать за тем как он уезжает и покидает их. Он был там. С ними. Они могли встречаться с ним и разговаривать. Ему не было необходимости пересекать границу штата, чтобы решить их проблемы.

- Куда бы не направились сейчас твои мысли, верни их, пожалуйста, обратно, - сказал Джимми, указывая на меня своей ложкой. - Ради тебя этот мужчина вчера вечером притащил сюда свой зад. Он никому ничего не дает и ничем таким не занимается. Черт, я сомневаюсь даже в том, что он улыбается кому-то в Техасе. Он слишком много улыбается тебе. Иногда его сексуальный рот должен отдыхать.

Я громко рассмеялась.

Джимми откинулся назад и ухмыльнулся. Он был доволен собой.

Звонок моего телефона заставил его встать и попрощаться со мной. - Это звонит твой кусочек горячей техасской задницы. Поговорим завтра.

Я взглянула на телефон, ожидая увидеть ковбойские ботинки, но вызов был от неизвестного абонента. Я не стала говорить об этом Джимми.

- Пока Джимми. И спасибо, - выкрикнула я.

Он послал мне воздушный поцелуй и закрыл за собой дверь.

Я подошла пару секунд, чтобы он отошел от двери, прежде чем ответить на звонок.

- Здравствуйте.

- Ты думаешь, что он с тобой, но это не так. Он трахал меня до тебя, и будет трахать после.

Я еще долго держала телефон в руках, после того, как женщина бросила трубку.

Через час Мейс позвонил мне сказать, что он благополучно добрался до дома, но был сильно измотан. Сказал, что позвонит мне завтра.

Следующим утром я отказалась думать о странном телефоном звонке. Возможно, она просто ошиблась номером. Она не называла имени Мейса. Я оттолкнула эти мысли в сторону и, наконец-то позвонила Блэр Финли, чтобы договориться с ней о встрече на следующей неделе насчет уборки ее дома. Затем я пошла в магазин и оплатила свои счета за неделю.

Я вернулась домой и убрала квартиру от пола и до потолка. К тому времени как я должна была встретиться с доктором Манро, мне стало намного лучше. Я взяла себя в руки, и я знала, что когда сегодня вечером позвоню Мейсу, все будет хорошо.


Сейчас читают про: