double arrow

Главное – найти


Пока Николай и его друзья бурно обсуждали только что одержанную над «наглыми военными» победу, пока перекидывали на ноутбук отснятый Иваном сюжет, сам Ваня отошел в сторону и заново прирос глазами к фотоаппарату.

Он все еще никак не мог поверить в свалившуюся на него громоподобную новость: его брат сделал предложение о поездке на Кипр Анастасии. Той единственной девушке, которую Иван любит уже пять лет, той единственной, которой он сегодня хотел признаться. Хотел признаться, но не успел.

«И ведь она согласилась! Как же так? Неужели Настя любит Кольку? …Вот, вот этот несчастный снимок. Стоят рядышком, в обнимку. Не знаю, большого восторга на лицах не наблюдается. Смутились от того, что я пришел не вовремя? Может быть. Настена очень скромная. Она спокойная, добрая, порядочная. Она не выставляет свои чувства напоказ. Чувства… Да, мой брат нравится многим девушкам. Он умеет быть обаятельным и шикарным. Он вскружил голову не одной девчонке, и сколько их еще будет у него? Он меняет подружек, когда захочет, как перчатки. Причем делает это так легко и умело, что всегда, даже при самом скандальном разрыве, Колька остается чистым и невиновным. Но я-то точно знаю, что Настя ему безразлична! Она не нужна ему! Не нужна так, как необходима мне!!! …Что же происходит? Я был уверен, что они лишь друзья. Настя однажды была у нас дома. Забегала по учебе, чтобы забросить конспекты лекций и еще какие-то бумаги для старосты курса. А Колька в тот день где-то задержался. И мы с Настей в его ожидании сидели у нас на кухне и пили чай с пирожным. Мы беззаботно смеялись, о чем-то несущественном спорили. Мне тогда даже стало казаться, что Настя приходила к нам в дом именно из-за меня! Ах, я мечтатель! Возводил в своем воображении воздушные замки и радовался нашей крепнущей дружбе. А Колька в это время гулял направо и налево, и при этом еще и имел какие-то виды на Настю?! Нет, не может быть!!! Неужели она в него на самом деле влюблена? Ее глаза не светятся счастьем. И вообще, она выглядит какой-то напряженной, испуганной. Вся такая бледная, словно привидение повстречала…».

Иван осекся. Он уже не рассматривал самодовольное лицо брата и растерянное лицо своей любимой, нет! Внимание профессионального фотографа привлекла непонятная тень на дальнем плане, за спиной Анастасии.

«Какая необычная игра света и тени! Не знаю, что уложено на нижних полках в шкафу, какие банки и пакеты, но ощущение такое, словно там кто-то сидит, притаился и смотрит на Настю из-за неплотно прикрытых дверей…».

Иван в несколько раз увеличил непонятную часть кадра и чуть не вскрикнул от удивления и ужаса. Он только сейчас заметил на снимке одну страшную деталь: прямо из-за дверцы в направлении лежащей на полу коробки с пиццей тянется чья-то серая с шестью пальцами рука.

«О, нет! Мы же оставили Настю в кухне одну! Как мы могли? Она в такой опасности! Нужно что-то делать!».

Юноша выдернул из грядки с горохом крепкий кол и побежал к любимой девушке на подмогу. Ему отчего-то и в голову не пришло позвать ребят, объяснить им смысл происходящего, вооружиться как-то посерьезней. Он даже не анализировал: кто или что может иметь серого цвета руку с шестью пальцами, что этому существу может быть надо в их доме, и в целом – чего Ивану самому следует опасаться? Единственной мыслью было догнать и заколоть чудище, спасти Настю! А уж потом думать и рассуждать, как было бы лучше и правильней.

– Настя, поберегись! – предупредил он о своем появлении прямо с порога, влетая в кухню с деревянным копьем над головой.

– О боже! – Настя, стоя у умывальника и тщательно намыливая губкой свою светящуюся ладонь, вздрогнула и резко обернулась назад. – Что… Ваня, что ты так кричишь? У меня сердце едва не остановилось!

– Настя, спокойно! Ты только не нервничай. Там, в шкафу, что-то есть!

Иван осторожно обошел заваленный продуктами и пакетами стол и замер в недоумении. Обе дверцы шкафа были распахнуты, а внизу, завалившись на бок, сидело какое-то странное существо.

– Да, Ваня, есть. И оно, кажется, только что умерло. Ты чуть-чуть опоздал.

– Кто это? – Иван аккуратно затронул тело пришельца заостренным концом палки. – Откуда он здесь?

Анастасия смыла пену со своих рук. «Что толку намыливать кожу, если эта светящаяся зелень идет теперь изнутри моей ладони?». Девушка завинтила кран и пожала плечами.

– Я не знаю. Он похож на инопланетянина.

– Точно! Слушай, Настя, сегодня днем по радио передавали, что где-то недалеко от нас метеорит рухнул! А что, если это был не метеорит, а космический корабль, а это его пилот? Глянь, у него и форма вся такая космическая, и даже вон пушка какая-то блестящая есть! Это – пришелец! Вот так сенсация! Дай-ка я его сфотографирую!

Ваня, отбросив деревянное «копье», вытащил из кармана джинсовой куртки свой фотоаппарат и приготовился делать снимки сероголового гуманоида с разных ракурсов.

– Вот это новость века будет! Круто! – Иван сделал один снимок. – Давай я еще и тебя щелкну, для истории, как первого очевидца…

– Ваня, не надо!!! – взмолилась Анастасия, закрывая одной рукой свое лицо и отворачиваясь.

Будущий журналист лишь сейчас заметил на лице девушки следы слез и переживаний.

– Настя? Ты плакала? Что случилось? Он… что? Он обидел тебя как-то? Что здесь произошло? Отчего он умер? Это ты его… да?

– Нет, Ваня! Перестань, я тебя умоляю! – девушка вновь почувствовала, как на ее глаза накатывают слезы. – Я просто испугалась очень сильно, и вообще… – Настя завела за спину свою светящуюся руку. – Ты же видишь – он был ранен. Он сам умер. Я ничего ему не делала. Ваня, я тебя прошу, не нужно снимков! Я не хочу! Я… Полагаешь, следует позвать сюда Николая, да? Он сообразит, что нам делать дальше.

Иван, задетый за живое, стащил со своей переносицы очки, протер в них и без того чистые стекла своим носовым платком, а затем гордо водрузил очки на место.

– Что значит – Николай сообразит, что нам делать дальше? А мы с тобой – что ли совсем безголовые? Без него и придумать ничего не сможем?

– Э… Нет, конечно, придумать сможем. Но я не представляю даже, как нам поступить! Коля сказал, что к дому вашего отца привлекать внимание посторонних нельзя. А тут такое дело: настоящий инопланетянин. Здесь не только все соседи ваши сбегутся поглазеть, не только те ФСБэшники, что ловят среди дач кого-то. Из Москвы народ понаедет. Считаешь, ваш отец будет этому рад?

Иван задумался, вспоминая слова брата, равно как и крутой характер своего отца.

– Хм. Нет, посторонним мы сообщать не будем. Лишь своим. Точно! Надо будет перетащить тело этого астронавта куда-нибудь в ближайший лесок, и уже там сделать свое открытие! Правильно, Настена! Твои рассуждения очень разумны. Раньше времени не стоит поднимать шум и крики! Эту кухонную фотку мы потом удалим и заменим новыми фотографиями. Главное, чтоб все правдоподобно выглядело. Молодежь отдыхает, веселится, гуляет везде тут поблизости. И тут – бах! Выходит за огород и натыкается на ничейной территории на столь необычную находку! Вот это будет сенсация! Мы взорвем своим репортажем Интернет и все новостные программы на телевидении! Нашу версию никто не опровергнет, но и подозревать дом моих родителей причин также не будет. Да! Мы отнесем сейчас тело этого сероголового за границы дачи, спрячем его там, затем «неожиданно найдем» и будем его фотографировать. Что скажешь?

– Ладно. Я схожу за Николаем и Олегом.

Юноша недовольно поморщился.

– Зачем они нам сдались? Ты хочешь наше открытие разделить еще с кем-то? А если кто-нибудь из пьяных парней за моим братом следом увяжется? Им уже рот потом не заткнешь! Знаешь, Настя, какие слухи поползут? Начиная от того, что мы с тобой сами этого пришельца в кухне грохнули, и заканчивая не знаю чем. Давай сами все по-тихому провернем, без лишних ушей и глаз! А уж потом ребят подключим.

– Да, но Коле все равно сказать нужно.

– Мы и скажем. Немного попозже. Насть, ты посмотри, как Колян классно там всех на себя отвлекает! Словно специально нам время дает. И я предупреждаю: нам с тобой надо торопиться. Мало ли кто сюда может нагрянуть в поисках выпивки или закусок?

Настя неуверенно смотрела то на дверь, ведущую к дому и веселящимся на поляне выпускникам, то на мертвого инопланетянина и второю дверь из летней кухни, открывающую дорогу к теплицам и огороду.

– Ты полагаешь, мы вдвоем сможем дотащить его до леса?

– Обижаешь, Настя! Я и один справлюсь с таким весом. А ты поможешь убрать следы его пребывания на кухне?

Девушка кивнула. Она подошла к стоящей в углу швабре и сняла с нее засохшую тряпку. Иван был прав. Им обоим следовало торопиться. Нетрезвые одногруппники – не очень надежная команда для воплощения в жизнь их плана. И даже Николай уже ничего не сможет поделать, если они с Иваном допустят сейчас утечку информации.

– Убрать следы, Ваня, это несложно, – пояснила Настя, затирая пол возле шкафа. – А как ты понесешь его тело к лесу? Тут ведь поблизости ФСБ со своими обысками. Вдруг кто увидит?

– А что нам ФСБ? – Иван пожал плечами. – Мы ничего не поджигали и никого не убивали. И вообще, тем парням в бронежилетах сейчас тоже, вероятно, не до нас. Давай завернем этого пришельца в штору. Здесь по огороду вместе протащим его. Я придумал: мы выйдем через эту дверь, пройдем мимо теплиц и – прямиком к соседям. У них оперативники уже были. И там нам можно не бояться быть кем-нибудь замеченными. А через соседский огород и до леса два шага. Далеко не понесем, смысла нет.

Иван отворил дверь и осмотрелся кругом. Все спокойно.

– Уже стемнело, – прошептала Настя, также высовывая свою голову наружу. – Так неуютно, страшно.

– Кого нам бояться в родном огороде? Пугала что ли? Соседи после бани наверняка к телевизору приросли. Одна мошкара, да комары на улице. Да мы с тобой… Кстати, Настя, надень-ка мою куртку. А то тебя в столь ярком платье, да еще и с открытыми плечами, издали заметно. Насекомые закусают, и из своих кто-нибудь может окликнуть. Давай поспешим…

– Мир дому вашему, молодые люди! – поздоровался дядя Петя, облокачиваясь на калитку дачного участка федерального судьи и привлекая к себе внимание нескольких выпускников. – Хорошо веселитесь, от души! А мне бы хозяина дома увидать. Не позовете?

– Хозяина? – Олег подозрительно смерил глазами подошедшего старика. Чуть подальше, на улице, в бронежилетах и с оружием по-прежнему бродили защитники правопорядка. А так, в целом, все вроде бы спокойно. – Да где-то тут отдыхает хозяин. А ты сам-то кем будешь? Зачем тебе хозяин понадобился?

Дядя Петя погладил себя по небритому подбородку, словно извиняясь за свой не очень парадный вид, прокашлялся для приличия и пояснил:

– Местный я, ребятки. Из деревни. Мои внуки играли сегодня меж этих дач, на велосипедах катались, да вещичку одну обнаружили. Домой приволокли, окаянные, вместо того, чтобы вам отдать. А мне вот, из-за них, пешком сюда идти пришлось, чтобы вернуть. Пропащая вещь хозяина ищет.

– А что за вещица? – жадно спросил подошедший Самвел.

– Ключи, мил-человек. Связку ключей внуки нашли. Девушка, говорят, обронила. Из богатого дома, где машин сегодня много – как никогда, и людей тоже. Вот я сразу отчего-то на ваш дом и подумал. Весело тут, людно. А есть среди вас особа – молодая, красивая, стройная? У нее еще волосы должны быть такие… Мм… До плеч где-то. Крашеные.

– Лерка что ли, ворона, ключи посеяла? Вот растяпа! Ладно, давайте их сюда, папаша, передадим ей.

– Э, не-ет, мил-человек! Уж больно ты шустрый! А вдруг как не она? Не Лерка? Ты, если меня в дом к себе не приглашаешь и хозяина сюда не кличешь, так хотя бы Леру позови. Я же по ее глазам сразу пойму, ее это ключики али нет? И потом, нашедшему ведь премия малехо полагается. Неужто я со своей честностью на бутылку пива не заработал?

Олег усмехнулся предприимчивости местного жителя и, обернувшись к танцплощадке, громко крикнул:

– Саня! Идите с Леркой сюда оба! Тут по вашу душу пришли! Да, и бутылку пива по пути прихватите!

Спустя полминуты к калитке в обнимку подошли улыбающиеся парень и девушка. Они протянули Олегу принесенную бутылку и поинтересовались, зачем друзья помешали им танцевать.

– Да вот, Лера, этот дед ключи твои нашел, – прояснил ситуацию Самвел. – И когда ты перестанешь терять свои вещи?

– Какие еще ключи? – засмеялась Валерия, покачивая головой из стороны в сторону, отчего ее огненные пряди действительно создали иллюзию трепыхающегося огня. – Я ничего не теряла. И ключи вообще сегодня с собой не брала.

– Нет, не эта девушка потеряла. Другая! – также высказал свое мнение дядя Петя, предварительно «просветив» фигуру Валерии своим «экстрасенсорным» взглядом. – Другая девушка. Она – светленькая такая. Но тоже крашеная.

– Так у нас все девчонки в группе к выпускному вечеру волосы покрасили! Тоже мне – примета! – Валерия фыркнула. – А как она была одета, девушка Ваша?

Дядя Петя задумался, пытаясь разобраться в своих видениях.

– Как одета? Обыкновенно. Как все девушки одеваются…

Пожилой «разведчик от ФСБ» смутился, не зная, как описать дамский наряд, а нетрезвые парни покатились со смеху, пытаясь расшифровать слово «обыкновенно».

– … платье у нее еще такое. Ну, какие сейчас носят? Оно прозрачное. Только все равно скромное. И вроде как шарфик какой-то на плечах. Или что-то вроде платка…

– Шарфик? – Валерия перестала смеяться. – Может быть, это Настя? Она у нас скромнее всех сегодня одета. И палантин у нее легкий на плечах.

– Как-как сказала? Да, наверно, Настасья ваша, – оживился дядя Петя, всматриваясь вглубь дачного участка и пытаясь своим цепким взглядом отыскать нужную девушку. – Красивое имя, и ей оно очень подходит. Настасью вашу сюда позовите. Прямо чую, что я именно ее и ищу. Аж током прошибло. Где она? Не видать ее что-то среди танцующих.

– Ой! – Валерия охнула, вспоминая, что напрочь забыла о своей подруге. – Я же ее в летней кухне оставила – пиццу разогревать! Вот, блин, голова! Как госэкзамены сдала, так больше вообще ничего не запоминаю! Сейчас я за ней сбегаю! Приведу Вам ее.

– Сбегай, красавица, сбегай! Я никуда не тороплюсь. К тому же твои друзья обещали старика пивом угостить, – дядя Петя просительно уставился на молодых людей. – Жара на улице. Горло так и пересохло…

– Верхоланцев! Андрюха, чтоб тебя! Где потерялся?

– Здесь я, что орешь? – сердитый майор показался на дороге. – Нашли чего-нибудь?

– Нет, не нашли, ищем. Вон, разведчик твой с задания вернулся. Принимай!

– Мм, гонец! – Андрей оценивающим взглядом смерил подошедшего «экстрасенса». – Не прошло и года. Что довольный такой прешься? А-а, с пивом уже? Вижу, можешь не отвечать. Время-то даром не терял, правда? И мою пятисотку поспешил разменять, как бы не отобрали…

Дядя Петя неодобрительно покачал головой на прозвучавшие обвинения:

– Все-то Вы деньги жалеете и так и норовите хорошего человека обидеть, товарищ майор. Как будто обычный слесарь уж и веры никакой не заслуживает. А напрасно. Пиво это не купленное, а дареное. Ребята угостили. А я Вам за Ваши пятьсот рублей сведения важные добыл.

– Сведения? Что за сведения?

– Ну, информация у меня, значит, такая. Девушку, которая с пришельцем общалась, Анастасией зовут. Волосы светлые у нее, хоть и до плеч, но сейчас в прическу забраны. Платье на ней нежно-синее, длинное. И шарфик легкий на плечах.

– Ты ее нашел? Тебе удалось с ней поговорить?

– Нет. Ее нет уже в доме. Подруга уверяет, что последний раз ее видели на летней кухне, она там пиццу разогревала. Только пицца до сих пор в кухне лежит холодной, а Настасьи и след простыл. Ребята оправдываются, что девушка, наверно, в доме где-нибудь. Но я-то чувствую, что ни ее, ни той сущности, что вы разыскиваете, тут уже нет и в помине. Ушла их энергия отсюда. И Вы зазря силы тратите да людей честных тревожите.

Андрей обеспокоенным взором окинул улицу. «Кругом оперативники. Неужели проморгать могли девушку и пришельца?»

– А куда ж они девались? Как ушли? Испарились что ли? Нет, мне надо их найти и успеть спрятать всю информацию до того, как ее успеет разнюхать пресса.

– Э-эх, товарищ майор, – дядя Петя вновь укоризненно покачал головой и отхлебнул пива из бутылки. – Вроде и звание у Вас велико, а соображаете небыстро. Вот сами захотели бы спрятаться от людей, где бы предпочли отсидеться? Не иначе, как в лесочке ближайшем, ась? Там эта девица. За этими огородами. На каблуках-то далече по лесу не убежать. Да еще и пугливая больно. Я даже тута чую ее испуг.

– За этими огородами, утверждаешь? – Андрей вновь оглянулся по сторонам. За последние полчаса немного изменилось. Молодежь пьет и гуляет. Соседи их – пожилая семейная пара, после обыска так и сидят в своем доме. Вероятно, к телевизору прилипли. На улице зевак – никого. Андрей прошел по дороге несколько метров в направлении дома, где сейчас проводился обыск. – Илюха! – громко позвал он своего друга и коллегу.

– Я здесь!

– Илья, как с домом Поварницыных закончите, выдели мне пару человек. Проверить нужно кое-что. Пусть за огороды к лесополосе выйдут. Я их там ждать буду.

– Есть, сделаем.

– Отлично, – Андрей потянул своего осведомителя за рукав к дому пенсионеров. – Пойдем-ка со мной, дядя Петя. Проскочим тихо через этот огородик напрямик. Пусть твое экстрасенсорное чутье для меня компасом немного поработает. Найди мне эту девушку, слышишь?

– Да как не слыхать? И захочешь проигнорировать, да не сможешь…

Настя и Иван, пригибая головы, чтобы не быть замеченными своими друзьями или соседями, волочили по узким тропинкам чужого огорода завернутое в штору тело пришельца. Ваня шел первым, уверенно прокладывая путь к спасительному лесу. В своих черных джинсах и темно-сером свитере он полностью сливался с ночным пейзажем. Выданная Насте черная куртка также частично создавала камуфляж, во всяком случае, прятала верхнюю часть девушки. Подол ее длинного ярко-синего платья, конечно, выдавал ее продвижение между деревьев и грядок. Но девушка искренне надеялась, что до них сейчас и впрямь никому нет никакого дела.

На судейской даче все так же громко играла музыка, раздавались отдельные возгласы и смех, доносилось чье-то пение и настойчивое требование Николая собраться всем перед домом, чтобы смотреть фейерверк. Эхо голосов тонуло в праздничном гуле. В соседских домах по их улице захлопали и заскрипели двери. Дачники решили полюбоваться на чужой салют.

– Ваня, нас сейчас ребята потеряют, да? – прошептала Настя, оглядываясь назад.

– Не потеряют. Пока они там всех соберут? Мы уже почти пришли. Вон, за поляной и лес уже начинается. Помоги мне взвалить его на себя. Тяжелый, зараза! Вроде и роста небольшого, а полтонны весит…

Иван, кряхтя от натуги, перекинул себе через плечо завернутое в штору тело.

– Настена! – вновь шепотом обратился он к девушке. – Ты, в принципе, если хочешь, можешь пока к дому возвращаться. Ну, если не желаешь в этом участвовать, и чтобы алиби у тебя было нерушимое. А я здесь и один управлюсь. Заброшу тело в ближайший ельник, штору спрячу куда подальше, а потом начну всех вас громко призывать. Прибежите сюда обнаруживать нашу сенсационную находку. Что скажешь, а?

– Я…

Настя вновь осмотрелась по сторонам. Ночная природа не казалась дружелюбной. Черные силуэты дачных домиков и хозяйственных построек, мрачные очертания деревьев на фоне темного неба, неясные по своему происхождению шорохи и иные звуки. Даже запахи здесь, между дачами и лесом, были какие-то чужие и враждебные.

– Как будто жженой резиной тянет, – произнесла она, догоняя уже ушедшего вперед юношу. – Я лучше с тобой, Ваня. Не хочу одна бродить по соседским огородам. Вдруг нарвусь на кого-нибудь? Это ты здесь со всеми знаком. А я этим дачникам чужая.

– Ладно, давай вон за те кусты свалим его, что ли? Он мне все плечо отдавил.

Иван обошел кусты шиповника и сбросил с себя нелегкую ношу.

– Вот, пусть тут и лежит. – Прокомментировал он, разворачивая штору. – Это тряпье, от греха подальше, надо где-нибудь в Сылве утопить. Нашпиговать камнями и сбросить с берега. Чтоб уж точно никаких следов… А где у него оружие? Мы его, часом, не вытряхнули по дороге? Подсвети-ка мне фонариком.

– К… Каким фонариком, Ваня? – Анастасия, вспомнив о слабо-зеленой светящейся пленке на своей ладони, мгновенно сжала свою руку в кулак и спрятала ее для большей надежности за спину. – У меня нет никакого фонарика.

– Странно, мне показалось, будто… А, вон его пушка! Давай ему в руку вложим ее! Так снимки круче получатся. Надеюсь, ты не выронила из моей джинсовки фотоаппарат? Он в правом кармане должен быть. О! А вот и свет, – пробормотал Иван, заканчивая подготавливать умершего инопланетянина к фотосессии, – а говоришь, фонарика нет…

– Всем замереть и не двигаться! Вы окружены сотрудниками ФСБ! – громко рявкнул Андрей, попеременно ослепляя своим фонарем то девушку, то молодого человека. – Ноги на ширине плеч, руки за голову! Живо, я сказал, если пулю схлопотать не хотите! Мы не на учениях. Здесь боевая операция и с вами никто не шутит!

– Вот попали, так попали! – испуганно пролепетал Иван, медленно поднимаясь с корточек на ноги и четко выполняя озвученные инструкции.

– Ой, мамочки! Что сейчас будет! – прошептала Настя, от страха и слепящего света закрывая глаза руками.

– Я сказал: руки сделать за голову, а не на лицо! – грозно повторил майор ФСБ, вновь ослепляя Настю фонарем и, между тем, вопросительно поглядывая на своего внештатного «экстрасенса». – Она?

– Та самая. И не сумневайся даже! – Дядя Петя довольно прильнул к выклянченной у парней бутылке с пивом. – Ишь, какая напуганная! И дружок ее тоже – хорош!

– А инопланетянин где?

– Да где-где? Почем я знаю? Как вопросы каверзные задавать, так ты первый, а как платить, так «деньги закончились». Вон, двоих тебе нашел, их и допрашивай. А я пивка пока попью.

– Держите их на прицеле, парни! – в пустоту леса крикнул Андрей, уверенной походкой направляясь к своим задержанным. – Я пока здесь полюбопытствую, что это молодые люди в тиши ночи умыкнули и припрятать в лесочке намеревались? Что тут у нас?

Фонарь майора ФСБ заметался у ног Ивана, высвечивая из темноты тот объемный и невнятный ком чего-то серого, что юноша, и это отчетливо было видно со стороны, с большим трудом донес до леса. Наконец, луч фонаря выхватил и осветил лицо погибшего астронавта.

– Е-мое! – присвистнул Андрей от изумления. – Вы его, что ли, замочили? Дядь Петь! А ну быстро подгребай сюда! Ты глянь, что делается! У них здесь труп! Они в лесу тело собирались прятать. А вовсе не награбленное барахло, как ты предположил!

– Мы его не убивали, мы его только лишь нашли! – попыталась оправдаться Анастасия. – Он уже был таким. Неживым.

Андрей усмехнулся и присел на корточки, бегло осматривая тело пришельца.

– Угу. Маме своей об этом рассказывать будешь! Экспертиза пальчиков на его оружии покажет, кто его убивал…

Майор вытащил из кармана чистую бумажную салфетку. Аккуратно, чтобы не оставить на инопланетном оружии своих отпечатков, и в то же время чтобы не стереть уже имеющиеся чужие следы, он взял в руки пистолет пришельца.

– Никогда таких раньше не видел, – негромко пробурчал он, рассматривая пистолет в неровном свете ручного фонаря. Затем, вспомнив, что ему и впрямь требуется вызвать подкрепление, он осторожно положил свой трофей в траву, вытащил свободной рукой рацию и громко, чтобы не оставалось сомнений и неясностей в его словах, произнес:

– Илюха, я обнаружил искомый объект! Гони всех своих людей в лесополосу! Мы как раз в проекции судейской дачи сейчас находимся. Через поляну и еще метров пять в заросли кустов. Найти несложно будет. Жду вас. Отбой.

Над судейской дачей высоко в небо взметнулись яркие столбы фейерверков. Ночь заиграла цветными огнями, а к хлопкам салюта добавились громкие крики «Ура!» и иные возгласы выпускников.

Андрей выругался и снова склонился над телом пришельца.

– Какой он омерзительно гадкий! – заметил дядя Петя, также подходя к кустам почти вплотную и допивая при этом свое пиво. – Весь такой серый, лысый и к тому же мертвый.

– Настя, – шепотом сказал Иван девушке на ухо. – Наврал он нам, что мы окружены. Если б тут еще кто-то был, они бы уже рядом стояли. И это его обращение по рации… Пока его подкрепление в обход сюда дойдет, ты через огород соседей убежать сможешь. Вряд ли в этой темноте они тебя запомнили. Переоденься в другой наряд и волосы распусти. Они и не найдут тебя.

– А как же ты?

– Я их задержу немного, а повезет, так и за тобой прибегу. Ты только не сразу напрямик, а сначала в лес, а уж потом к дачам, чтобы следы запутать. Давай, прямо сейчас!

Иван сделал осторожный шаг вперед и тоже вытянул шею, словно рассматривает тело сероголового. А затем, убедившись, что сотрудник ФСБ и его такой странный спутник полностью погружены изучением космического костюма инопланетянина, что было силы толкнул дядю Петю на Андрея и, не оглядываясь, побежал в лес вслед за Настей.

«Экстрасенс» лишь самым краем задевая майора, неуклюже завалился в колючий кустарник.

– Али землетрясение на православной земле?

– Что? Черт побери! – Андрей подскочил на ноги и, произвел предварительный выстрел в воздух из своего служебного пистолета. – А ну стоять, немедленно! Стреляю на поражение! – и сам пустился в погоню за убегающими.

«Еще чего не хватало – чтобы столь ценные подозреваемые от меня смылись! Попробуйте только! Разве я зря в тренажерный зал хожу, а по выходным еще и на стадионе бегаю?».

Физическая форма майора ФСБ не подвела. Меньше чем через минуту он настиг Ивана и сшиб его с ног.

– Алина, беги! Не оборачивайся! В лес! – громко заорал Иван на остановившуюся было Анастасию, стараясь при этом максимально задержать и запутать майора. Юноша извивался на траве, словно змея, и машинально отбрыкивался от навалившегося на него майора. – Пока он мной занимается, убежать успеешь! – хрипя, добавил он, чувствуя, что борьба все же не является равной.

– Успеет, успеет, – злорадно засмеялся Андрей, захлопывая на запястьях юноши наручники. – И Алина, и Настасья. Или ты думаешь, я не знаю, как на самом деле звать твою подружку? Птенец желторотый! И чтобы от меня больше ни на шаг, а иначе я тебе пару статей лишних припишу. Мало не покажется! Настасья, стоять на месте! – громко крикнул он беглянке, с удовлетворением для себя отмечая, что девушка ведет себя более разумно, чем ее товарищ.

Анастасия, пробежав несколько метров вперед, и впрямь остановилась и замерла на месте. А после – медленно и несмело подняла руки кверху.

«Очевидно, приняла решение сдаться властям. Правильно. Что от ФСБ бегать? Не сегодня поймаем, так завтра. Все равно ведь найдем!».

Андрей направился за девушкой следом, сожалея, что нет у него сейчас с собой еще одной пары наручников. «Мало ли какой фокус барышня захочет выкинуть? Хотя…».

Майор пригляделся и увидел впереди метрах в пяти перед Анастасией свет фонарей и темные силуэты своих помощников.

– Ну, наконец-то, Илюха! – обрадовался он. – Сколько вас ждать-то приходится? Вяжите вторую! Я научу их законы соблюдать, юристы они, оказывается! От офицера ФСБ решили удрать! Эй, ты, который мой задержанный! Ползи тоже сюда, за мной. Я к тебе конвоира приставлю. А-а, дядя Петя тебя догнал? Да-да, дядя Петя, веди этого пленного ко мне, я его ребятам сдам! Подпинывай его там, сзади, чтоб не вздумал давать стрекача! – Андрей уверенно вышел к краю поляны и обратился к растерянной Анастасии. – Ну, что красавица, добегалась? А вы, парни, что встали, как вкопанные? …Черт побери!».

Андрей осекся.

В нескольких шагах от поднявшей вверх руки Анастасии действительно виднелись четыре темных силуэта. Только это были не люди. Нет, они были человекоподобные, сомнений это не вызывало: две руки, две ноги, туловище и голова. Все, как полагается. Но не земные – точно. И возможно, дело даже не в их стройных, почти костлявых фигурах, не в росте этих существ чуть выше среднего человека и не в отсутствии волос на голове. Дело даже не в их идеально черных облегающих костюмах, которые моментально напомнили космическую форму «пришельцев», в избытке демонстрированную любителям фантастики Голливудом. Главное отличие было в их коже. Бледная, с хорошо выраженным сине-фиолетовым оттенком – местами она даже сливалась с фоном ночного леса и словно гипнотизировала, создавая вокруг себя ореол чего-то мистического и пугающего.

Человекоподобные стояли на краю поляны и пристально наблюдали за всем происходящим. Немного позади них, сквозь заросли редких кустарников и молодых одиноких деревцев, проходил мягкий свет. Но его источником, к сожалению, оказались не фары от полицейских машин, не переносные прожекторы и не ручные фонари, как в пылу погони решил для себя Андрей. Дикую природу освещали бортовые огни. На поляне, смяв всю растительность своим широким плоским брюхом, чернел большой летательный аппарат. Он был того же типа, как и разбитая машина, запеленгованная утром военной базой и найденная группой Андрея несколько часов назад в ужасном состоянии в паре километров отсюда.

«Сколько же их здесь, в этом лесу? – мгновенно пронеслось в голове у майора. – А обещанная Илюхой подмога еще не прибыла».

Иван, покорно шагающий по высокой траве навстречу своей невеселой участи, тоже остановился и выглянул из-за плеча Андрея.

– Здесь разве вторую часть «Аватара» снимают? – отчего-то неуверенно произнес он, обращаясь скорее к самому себе, чем к майору или к Анастасии.

«Экстрасенс» дядя Петя, также догнавший бегунов и свой источник дохода на ближайший месяц, вытянув шею из-за молодого ельника и увидев пришельцев, нецензурно выругался. Такого скорого и реального контакта с внеземным разумом он не ждал:

– Да чтоб мне мыльные пузыри выпить, если это галлюцинация, а не инопланетяне! Все, ребята, я в такую жару больше не пью! – едва слышно, только для своих, поклялся он. А после того, как один из пришельцев, внимательно рассматривающий Анастасию, сказал что-то на своем языке, дядя Петя еще и добавил: – И не курю тоже.

Анастасия ничего не ответила. Она медленно отступила назад к Андрею.

«Пусть хоть и грубый, но все же хоть какой-то защитник отечества и представитель власти…».

Второй из пришельцев направил на изумленных землян трубку, испускающую слабый свет.

Это последнее, что ясно запомнили люди перед тем, как потеряли сознание.

– Капитан Бонат, у нас проблемы, – говоря в свою руку и каким-то образом передавая из нее сигнал своему начальству, отрапортовал на языке валонгов инопланетянин. – Мы нашли в лесу дипломата. … Да, нашли. Только это не лучит Вен Ку Доу. Это другой дипломат. Кажется, ситуация здесь намного сложнее, чем Вы предвидели. Здесь много местного населения. Они настроены агрессивно. Требуется дополнительное время. Мы будем проводить зачистку…

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


Сейчас читают про: