double arrow

МИКСОДИАТОНИКА


«Миксодиатоника» — это «смешанная» диатоника, то есть ин­тервальная структура, состоящая из «сросшихся» друг с другом диатонических полихордов (трихордов, тетрахордов, пентахордов и т. д.). Типичные миксодиатонические интервальные структуры — звукоряды обиходных ладов (и так называемой «меньшей совершен­ной системы» греков), мелодического минора, мелодического мажо­ра, лидомиксолидийского («подгалянского») лада и аналогичные сме­шения диатонических структур. Сюда же должны быть отнесены интервальные системы переменно-диатонических ладов (объедине­ний типа d дорийский — d эолийский, при едином устое).

Миксодиатоника включает — подобно гемиолике (см. ниже) — недиатонические, хроматические интервалы. Однако общая семисту­пенность и наличие сильного диатонического ядра делают не вполне обоснованным отнесение обеих этих систем к хроматическим. Так, один из типичных миксодиатонических звукорядов — обиходный

содержит хроматический интервал уменьшенной октавы b) (при продлении звукоряда согласно его принципу появляются и дру­гие такие же, например в некоторых сочинениях Ю. М. Буцко). Но уменьшенная октава как таковая, в непосредственном звучании, то есть в ходе мелодии с Н на b,никогда не фигурирует (в подлинных, старинных знаменных мелодиях). Система реально функционирует как сложенная из двух (или более) диатонических полихордов (по принципиальной схеме, из больших — «ионийских» — тетрахордов), сцепленных друг с другом «слитным» способом, то есть с совпадением смежных тонов (в данной схеме — звуков с, f,b). Bрезультате общий




диатонизм решительно преобладает, хотя в диатонический интер­вальный род обиходный звукоряд все же «уложить» не удается (три гексахорда: G-e, с-а и f-dl дают две сросшиеся диатоники — от G и от с). Аналогично обстоит дело в западных «грегорианских» мелоди­ях, в которых частое чередование (также непременно на расстоянии) звуков Н и b не позволяет музыкальной практике ограничиться чистой диатоникой. (Можно заметить, что вообще чистый диатонизм интервальной системы в целом чаще свойствен мелодиям лишь срав­нительно небольшого — около октавы — звукового объема.)

Таким образом, миксодиатонику (точно так же, как и гемиоли­ку) невозможно просто свести к диатонике либо хроматике в каче­стве какой-либо из их разновидностей. О нехроматическом значе­нии интервала уменьшенной октавы уже говорилось. Исчерпываю­щим же доказательством недиатоничности миксодиатонической (как и гемиольной) интервальной системы является невозможность пере­дать ее выразительность с помощью семи тонов чистоквинтовой цепи — весь эффект данного лада («венгерской гаммы», «обиход­ных» мелодий с H внизу и b вверху, «гармонического минора» и подобных) полностью пропадает.



Поэтому не следует недооценивать «небольших» отклонений мик­содиатоники (и гемиолики) от диатоники, их различий. В частности, такая недооценка проявляется в термине «условная диатоника», который нивелирует интонационную специфику ладовых родов и, следовательно, не может быть признан удачным. Если «условнодиа­тонический» характер гемиолики не помешал древним теоретикам обоснованно и принципиально противопоставить ее (под именем «хро­мы») диатонике, то в принципе то же касается и не менее распрост­раненных в последующие эпохи других (аналогичных) интерваль­ных рядов — гармонического минора, обиходных ладов и т. п. Есте­ственно, подобные различия сказываются и в принципиальных противопоставлениях соответствующих ладов, в их экспрессии и даже в связанных с ладовой выразительностью образных, идейных, нацио­нальных ассоциациях и импликациях. Вспомним по этому поводу принципиальную полемику передовых русских музыкантов XIX в. за сохранение драгоценной национальной специфики русских мело­дий от общеевропейского гармонического минора с его «чувстви­тельной нотой» (франц. note sensible) — вводным тоном; было бы неприемлемым полагаться для характеристики обиходных ладов на всеобщие термины диатонических гептатоник — ионийский лад, дорийский лад, фригийский лад и т. д. (не случайно, в литературе не закрепилась такая, казалось бы, естественная для «почти диато­ники» терминология). В результате, если с точки зрения ладовой выразительности можно сближать миксодиатонику (и гемиолику) с диатоническими ладами, а также и с ладовой хроматикой, то этого нельзя делать с точки зрения интервальных систем, составляющих большой пласт исторического материала, проявляющих историче­скую устойчивость (несмотря на частичную смену ладов!) и этим



доказывающих необходимость своего автономного существования.* Поэтому и миксодиатоника, как и близкая ей (в данном аспекте), исторически оправдавшая себя в качестве специфического рода ге­миолика, должна трактоваться в одном ряду с прочими указанными выше родами интервальных систем.

Вместе с тем в общую систематику родов, очевидно, вносится некоторая неравномерность в виде исторически раскрывающегося подчеркивания отдельных родов — стержневых, узловых:пентато­ника — диатоника — хроматика — микрохроматика. Три других как бы группируются вокруг стержневых: экмелика с ее иррациональной интерваликой — до всех ступенных рядов (может быть также после них), миксодиатоника и гемиолика — в промежуточных классах меж­ду диатоникой и хроматикой. Обращает на себя внимание то, что роды стержневого значения стройно располагаются по линии прогрес­сирующего увеличения числа ступеней в октаве: 5-7-12 — более двенадцати. Среди стержневых родов также следует выделить в ка­честве доминирующих два — диатонику (7) и хроматику (12). Едва ли это говорит об исторической незначительности пентатоники как интервального рода (факты истории не подтверждают подобное пред­положение). По-видимому, это есть материальное выражение совре­менного нам и актуального поэтому для нас исторического периода в развитии музыкально-слухового сознания.







Сейчас читают про: