double arrow

ХРОМАТИКА


Термин «хроматика» (греч. χρωματική — хроматический, подра­зумевается γένος — род; от χρώμα — цвет, краска, первоначаль­но — цвет кожи) относился греческими теоретиками к тетрахорду, в составе которого были два полутона подряд (типа e1 des1 с1 h). Такое скопление полутонов носило название «пикн» — «скучен­ность». Впоследствии значение термина необратимо изменилось. Современное понятие хроматики — полутоновая система, незави­симо от трактовки интервальных отношений (по А. Веберну — «дви­жение полутонами»).

Хроматика в современном смысле логически предполагает нали­чие включенной в нее диатоники вместе со свойственной диатонике двухкомпонентностью (то есть наличием двух строительных интер­валов — квинты и терции — и вытекающей отсюда двухслойностью структуры).

Хроматика как интервальный род представляется очередным расширением звукового состава системы, прежде всего за счет даль­нейшего действия коренного, исходного принципа — продления квин­товой цепи (пример 93).

Отсюда ряд новых, хроматических интервалов, специфика кото­рых связана с большим, чем шесть, числом содержащихся в них квинт (пример 94).




Хроматические интервалы заключают в себе новые возможно­сти повышенной экспрессивности, патетики, хроматической дей­ственности:

♦ ув. 6 (10 квинт) — в аккорде с увеличенной секстой;

♦ ув. 2 (9 квинт) — в уменьшенном септаккорде;

♦ ув. 5 (8 квинт) — в альтерации доминантсептаккорда;

♦ ув. 1 (7 квинт) — в энергии хроматических смен, отклонениях, модуляциях;

♦ ув. 3 (11 квинт) — предельный диапазон контрастов между не­аполитанским секстаккордом и вводным тоном двойной доми­нанты.

Так же как большее число всегда содержит в себе все меньшие, интервалы хроматической системы (с числом квинт 7, 8, 9, 10, 11) предполагают наличие в системе более простых интервалов с мень­шим числом квинт (6, 5, 4, 3, 2, 1), то есть интервалов диатониче­ских. Таким образом, к коренным свойствам хроматического рода принадлежит базирование на диатонике как ядре, фундаменте и смешение с диатоническими интервалами в любых пропорциях. На­личие диатонических элементов не только не противоречит сущно­сти хроматики, но является одним из коренных ее свойств. В числе новых интервалов хроматической системы — множество диатони­ческих, находящихся на иных ступенях, чем в диатонике; напри­мер, в хроматической системе C-dur (пример 93А) — большие терции на des, as, es, b, d. Такие интервалы принято считать диатоническими по существу, но хроматическими по положению (диахроматически­ми; см. у Г. Л. Катуара в «Теоретическом курсе гармонии», часть I; в свою очередь Катуар использует здесь идеи из книги Ф. О. Геварта «Трактат о гармонии <...>». Т. 1-2, 1905-1907. Термин «диа­хроматика», соединяющий свойства диатоники и хроматики, введен



и широко использован Л. А. Карклиньшем в его книге «Гармония Н. Я. Мясковского»).

В результате хроматический род имеет три вида интервалов:

1) диатонические (в пределах квинт 1-6);

2) диахроматические (диатонические по существу, хроматические по положению в системе);

3) хроматические (содержание квинт 7, 8, 9, 10, 11). Соответ­ственно вся хроматика может быть представлена состоящей из ряда диатоник (пример 95).

Пределом, регулирующим количество тонов хроматической ин­тервальной системы (а вслед за этим и наше восприятие возникаю­щих новых звукоотношений), является число 12, связанное с дове­дением до логического конца процесса заполнения системы полуто­нами.

Барьер, который замыкает хроматический ряд двенадцатью по­лутонами и препятствует дальнейшему росту числа ступеней, — это появление принципиально нового типа величин — микроинтерва­лов. Если двигаться по цепи чистых квинт дальше, то двенадцатым шагом мы приходим не к унисону (октаве), а к другой высоте, нахо­дящейся над унисоном на расстоянии в 23,5 цента (точнее

Комма, равная разнице между двенадцатью пифагорейскими квинтами и семью октавами (соответственно, между данной ступе­нью и ее энгармоническим унисоном), в пифагорейском строе назы­вается Пифагоровой (например, feis, с his). Если допустить Пифагорову комму (а следовательно, и прочие микроинтервалы), то теряется возможность стабильного строя, возникает интервалика, к которой наше сознание явно еще не готово, оно воспринимает ее как фальшь. Сама возможность существования хроматической системы зависит от замыкания энгармоническим унисоном и исключения микрохроматических ступеней. Полутоновое заполнение вплотную подводит к замыканию круга квинт двенадцатым шагом на этот интервал, что уже начинает регулировать внутренний интервальный режим системы, создавая новые действующие факторы, обусловлен­ные свойствами ее материала.



Новые факторы структуры хроматической системы следующие.

1. Энгармоническое замыкание цепи квинт возвращением к ис­ходному тону, возможное при условии наличия равномерной темпе-

рации; тем самым звук 12-й квинты оказывается функционально тождественным исходному (в числах равен единице), соответственно предваряющий его звук 11-й квинты — аналогичным 1-й квинте, звук 10-й — звуку 2-й и т. д.

2. Выделение тритона (6-й квинты — ровно половины от полного числа двенадцати квинт, иными словами, наипростейшего «полуок­тавного» отношения от октавы 2:1 = √2) как звука, равноудаленно­го от «краев», а поэтому являющегося своеобразным центром сим­метрии интервальных отношений и — благодаря этой симметрии (функциональному тождеству самотождественных тритонов с + + fis = fis + с) — приобретающего парадоксальным образом свойства замещать главный (исходный) тон.

3. При тритоновой симметрии звуки, образующие (посредством квинтовых шагов) пентатонику между исходным тоном и тритоном к нему, «отражаются» в звуках аналогичной пентатоники, распола­гающейся между этим тритоном и энгармонически замыкающим конечным звуком квинтовой цепи; такие же тритоновые «отраже­ния» возникают между двумя симметричными диатониками (полу­чающимися, если те же звуки рассматривать вместе с исходным, тритоновым и энгармонически замыкающим звуками). Отсюда три­тоновая полярность всех симметричных друг другу отношений в хроматике (на схеме ниже симметрия вокруг исходного тона указа­на изогнутыми линиями) (пример 96).

(Одно из следствий тритоновой полярности — образование функ­циональных дублей, например, «второй доминанты» в виде структур­но идентичного доминантсептаккорду аккорда увеличенной сексты на нII ступени, тритоновой по отношению к V ступени; хроматические «аккорды-двойники», то есть «отражающие» аккорды увеличенной сексты, строятся по образцу структуры «отражаемых» аккордов ма­лой септимы, например в системе C-dur: des-f-as-h — как отражение g-h-d-f; as-c-es-fis — как отражение d-fis-a-c.)

Хроматические интервалы (7-11 квинт) вследствие названных свойств хроматической интервальной системы оказываются не только полярно симметричными диатоническим, но и близкими им по вели­чине: они отличаются друг от друга на тот же интервал, что и краевые тоны — исходный и замыкающий (в нашем примере — f и eis), то есть на энгармонический унисон. Следующая схема, сделанная на

основе предыдущей (пример 96), ясно демонстрирует это (цифрами указаны интервалы в полутонах).

Близость по величине (то есть расстоянию-интервалу) темпери­рованных симметричных интервалов выражается, например, в том, что к диатонической большой септиме f1-e2(исходный звук f) при­равнивается хроматический интервал f1-fis — оба равны одиннад­цати полутонам. То же касается всех прочих отмеченных в приме­рах 96 и 97 симметричных интервалов. Этим подготавливается воз­можность уравнивания в правах симметричных интервалов (подобно уравниванию двух видов терций — пифагорейской и натуральной, что послужило главным техническим средством структурной реор­ганизации диатоники) с соответствующей последующей внутренней реорганизацией интервального рода хроматической системы.

Если же хроматическая интервальная система вопреки ее функ­ционированию в условиях равномерной темперации сохраняет цент­рализованный и незамкнутый характер (подобно диатонике), то не­равноправие диатонических и хроматических интервалов выражается в принципиальных различиях между ними, как между интервалами автономными и контекстуальными. Диатонические интервалы (до 6-й квинты; см. схемы в примерах 94, 95) являются автономными (или реальными, действительными), а хроматические (квинты 7-11) — контекстуальными (согласно акустической теории П. Н. Мещанино­ва; см.: Музыкально-теоретические системы. С. 54-56). Это значит, что диатонические интервалы воспринимаются сами по себе, в своем специфическом качестве (октава, кварта, малая терция), в зависи­мости лишь от своих собственных свойств; для их выявления не требуется настройка или соответствующее окружение. Напротив, хро­матические интервалы для самого своего существования нуждаются в соответствующей настройке в контексте; вне контекста (в особенности при равномерной темперации) они имеют тенденцию восприниматься как энгармоничные им автономные интервалы:

Увеличенная прима превращается в малую секунду
Увеличенная квинта -»- малую сексту
Увеличенная секунда -»- малую терцию
Увеличенная секста -»- малую септиму
Увеличенная терция -»- чистую кварту

При равномерной темперации хроматические интервалы как та­ковые не слышатся реально, а лишь воображаются, представляются в связи со своим окружением. В этом смысле диатонические интер­валы — реальны, а хроматические — контекстуальны.

Но вместе с тем в рамках хроматической системы все интервалы обладают свойством реальной ступенности. Это значит, что каж­дый звук системы занимает свое собственное положение на лестнице звуковысот и переход данного звука в соседний ощущается как пере­мещение в высотном пространстве, смена качественной высоты, то есть как перемещение на другую ступень. Это касается не только диатонических интервалов (f-g, f-e), но — в такой же степени — и хроматических (f-fis, a-as).

Двухслойность структуры хромати­ческого рода обусловливается пронизан­ностью интервальной системы, квинто­вой по своей первооснове, также и тер­цовыми отношениями, составляющими как бы «второй этаж» (или «второе из­мерение») хроматики. И с точки зрения терцовости (которая может существовать лишь только как квинто-терцовость), хроматика есть дальнейший рост акусти­ческой ткани, вводящий еще одну тер­цовую ступень и как бы «уплотняющий» диатонические отношения. Схематиче­ски (по Мещанинову; см. рис.).

Подобная система возможна лишь в условиях высокоразвитого многоголосия. Она примерно соответствует ситуации романтической гармонии.

Однако в соответствии с указанными выше общими особенностя­ми хроматической структуры, сущность этого рода органически свя­зана с диатонической подосновой хроматической интервалики и с многообразными взаимодействиями между диатоническими и соб­ственно хроматическими элементами. Поэтому явления хроматизма свойственны мажорно-минорной тональной системе с XVII в.; встре­чаются и в более ранние эпохи. Так, доминантовый ответ в фуге, связанный с отклонением в V ступень, уже дает легкий хроматиче­ский эффект, даже если хроматические варианты одной и той же звукоступени следуют друг за другом не подряд, а на расстоянии. По Другую сторону — как результат процесса реорганизации структуры (совершающегося и в данном интервальном роде) — находятся в хроматике явления абсолютной двенадцатиполутоновости, которые мы находим в гемитонике А. Веберна. Эта полутоновая система функционирует вне связи с диатонической подосновой, будучи на­сквозь пронизана энгармонизмом, о чем речь будет идти в § 12 этой главы. Для своего существования как целого (что предусматривает наличие связи, родства между всеми частями системы) эта структура

требует такого центра, который «заходит» и в бемольную, и в диез­ную стороны. Отсюда логическая необходимость в мажоро-минорной тонике, которая если и не объединяет минорную терцию с мажорной в одном аккорде, то, по крайней мере, предполагает наличие в соста­ве центра системы и мажорного, и минорного вариантов тоники в качестве равноправных.

Таким образом, раскрывается структурная мотивировка смеше­ния ладов и образования нового типа ладовой структуры — мажоро-минора (например, C-dur-moll), a далее и иных хроматизированных, собственно хроматических ладовых структур. Как и интервалы, ак­корды хроматической интервальной системы по роду подразделяют­ся на диатонические, диахроматические и хроматические. Напри­мер, в пределах des-f is (с центром с) (пример 98).







Сейчас читают про: