double arrow

Джибрил приносит откровение


Когда ему исполнилось сорок лет, что является возрастом расцвета, когда, как сообщается, откровения свыше начинало получать большинство посланников, появились первые признаки того, что и Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует, предстоит выполнить пророческую миссию. Это нашло своё выражение в том, что он начал видеть истинные видения, и все эти видения приходили подобно утренней заре, что продолжалось в течение шести месяцев, тогда как период пророчества в целом длился двадцать три года. Эти видения являлись одной из сорока шести составных частей пророчества. Когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, уединился в пещере на горе Хира во время рамадана в третий раз, Аллах пожелал оказать Свою великую милость обитателям земли, почтил его пророчеством и послал к нему Джибрила с некоторыми аятами Корана.[168]

Рассмотрение различных доводов и доказательств позволяет нам определить эту дату как ночь понедельника двадцать первого числа месяца рамадана, что соответствует десятому августа 610 года н.э. В это время возраст пророка, да благословит его Аллах и приветствует, составлял сорок лунных лет, шесть месяцев и двенадцать дней, что соответствует тридцати девяти солнечным годам трём месяцам и двадцати двум дням.[169]




Послушаем, что говорит об этом правдивейшая ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывающая нам об этом событии, явившемся как частица божественного света, начавшем разгонять мрак неверия и заблуждений и в конце концов изменившем течение жизни и ход истории. Сообщается, что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала:

– Ниспослание откровений посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, началось с благого[170] видения во сне, и он никогда не видел иных видений, кроме приходивших подобно утренней заре[171]. Затем ему была внушена любовь к уединению, и он стал часто уединяться в пещере на горе Хира, занимаясь там делами благочестия, что выражалось в поклонении (Аллаху) в течение определенного количества дней, а потом он возвращался к семье. И обычно он брал с собой все необходимые для этого[172] припасы, а потом возвращался к Хадидже и брал всё, что ему было нужно, для нового такого же уединения. (Так продолжалось до тех пор,) пока ему не открылась истина, когда он находился в пещере (на горе) Хира. К нему явился ангел и сказал: “Читай!”- на что он ответил: “Я не умею читать!»

(Пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) сказал:

– Тогда он взял меня и сжал так, что я напрягся до предела, а затем он отпустил меня и снова сказал: “Читай!” Я сказал: “Я не умею читать!” Тогда он во второй раз сжал меня так, что я (опять) напрягся до предела, а затем отпустил меня и сказал: “Читай!” и я (снова) сказал: “Я не умею читать!” Тогда он сжал меня в третий раз, а затем отпустил и сказал: “Читай во имя Господа твоего, который сотворил, ~ сотворил человека из сгустка! ~ Читай, а Господь твой – Щедрейший…”[173] (“Сгусток”, 1–3)



(‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала):

– И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сердце которого трепетало (от страха), вернулся с этим, вошёл к Хадидже бинт Хувайлид, да будет доволен ею Аллах, и сказал: “Укройте меня, укройте меня!» Тогда его укрыли (, и он оставался в таком положении), пока страх его не прошёл, после чего он сообщил ей обо всём (и сказал): “Что со мной? Я боюсь”. Хадиджа сказала: “Нет, нет! Клянусь Аллахом, Аллах никогда не покроет тебя позором, ведь ты поддерживаешь связи с родственниками, помогаешь нести бремя (слабого) и оделяешь неимущего, оказываешь людям гостеприимство и помогаешь (им) переносить невзгоды судьбы!”

А после этого Хадиджа привела его к своему двоюродному брату Вараке бин Науфалю бин Асаду бин ‘Абд аль-‘Уззе, который в период джахилийи принял христианство, знал письменность иудеев[174], выписывал из Евангелия по-древнееврейски то, что было угодно Аллаху, и был (к тому времени) уже глубоким слепым старцем. Хадиджа сказала ему: “О сын моего дяди, выслушай своего племянника!”[175] Варака спросил его: “О племянник, что ты видишь?” – и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сообщил ему о том, что он видел. Варака сказал: “Это – тот же ангел, которого Аллах направил к Мусе! О если бы я был молод (в эти дни) и мог дожить до того времени, когда народ твой станет изгонять тебя!” Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, спросил: “А разве они будут изгонять меня?” Варака ответил: “Да, ибо если являлся человек с чем-либо подобным тому, что принес с собой ты, с ним всегда враждовали, но если я доживу до этого дня[176], то сделаю все, чтобы помочь тебе! ” Однако Варака вскоре умер, а откровения временно прекратились.[177]



Согласно сообщениям ат-Табари и Ибн Хишама, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, покинул пещеру на горе Хира после неожиданного ниспослания откровения, а потом снова вернулся туда и оставался в уединении до конца своего обычного срока, после чего возвратился в Мекку. В сообщении ат-Табари, проливающем свет на причину его ухода, говорится:

– Упомянув о ниспослании откровения, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Не было для меня созданий Аллаха более ненавистных, чем поэты или безумцы, и я не мог даже смотреть на них. И я сказал себе: “Если курайшиты решат, что я поэт или безумец[178], они будут говорить об этом всегда, но тогда я заберусь на высокую гору, брошусь оттуда вниз, покончу с собой и отдохну (от этого)!” И я пошёл, чтобы так и сделать, но на полпути к вершине услышал с неба голос: “О Мухаммад! Ты – посланник Аллаха, а я – Джибрил”. Я поднял голову к небу и увидел Джибрила в облике человека, ноги которого находились на линии горизонта и который говорил: “О Мухаммад! Ты – посланник Аллаха, а я – Джибрил”. Я остановился и стал смотреть на него. Это отвлекло меня от того, что я хотел сделать, и я остался на месте, никуда не двигаясь. Потом я стал отворачиваться от него, смотря на небо, но куда бы я ни взглянул, я видел только его всё в том же обличье. И я продолжал стоять так, не двигаясь ни вперёд, ни назад, пока Хадиджа не послала людей разыскивать меня, и они отправились на поиски, а потом вернулись в Мекку и пришли к ней, я же так и не сдвинулся со своего места. А потом он покинул меня, и я вернулся к своей семье[179], подошёл к Хадидже, сел у её ног и прижался к ней. Она спросила: “О Абу-ль-Касим, где ты был? Клянусь Аллахом, я посылала людей искать тебя, и они дошли до самой Мекки, а потом вернулись ко мне!” После этого я рассказал ей о том, что видел, и она сказала: “Радуйся, о сын дяди, и будь стойким, и клянусь Тем, в Чьей длани душа Хадиджи, я надеюсь, что ты будешь пророком этого народа!”[180]. А потом она встала, отправилась к Вараке, обо всём рассказала ему, и он сказал: “Свят, свят! Клянусь Тем, в Чьей длани душа Вараки, к нему явился тот же архангел, который приходил и к Мусе, и, поистине, он является пророком этого народа, так скажи ему, чтобы он проявлял стойкость!”. После этого Хадиджа вернулась обратно и передала ему слова Вараки. А когда срок пребывания посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в уединениии закончился и он вернулся в Мекку, Варака повстречался с ним, выслушал его рассказ и сказал ему: “Клянусь Тем, в Чьей длани душа моя, поистине, ты – пророк этого народа, и к тебе явился тот же архангел, который являлся и к Мусе!”[181].







Сейчас читают про: