Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Английская журналистика и публицистика XVIII века.




План.

1. Особенности массовой коммуникации в XVIII веке. Специфика и основные тенденции развития журналистики эпохи Просвещения. Статус журналиста в обществе. Формирование общественного мнения как фактор развития периодической печати в XVIII веке.

2. Английская журналистика и публицистика XVIII века.

3. Печать и публицисты французской революции.

4. Немецкая журналистика эпохи Просвещения.

5. Американская журналистика и публицистика XVIII века.

1. Слова «журналист» и производное от него «журналистика» появились во французском языке и вошли в европейский культурный обиход в XVIII столетии. Впервые оно встречается во французском еженедельнике «Журналь де Треву» в 1703 г. Тогда же произошло разделение на «журналистов» («journaliste») и «газетчиков» («gazetier»). Последние в журналистской иерархии занимали более низкое положение. Считалось, что газетчикам не следует предоставлять свободу комментировать события. Их дело ─ собирать и сообщать факты. В обязанности журналистов, напротив, входил комментарий, оценка, суждение и анализ. Дидро считал, что журналист должен быть беспристрастным, иметь глубокие и основательные суждения. Предполагалось, что влияние журналистов на публику значительнее, чем влияние газетчиков, так как назначение журналистов не развлекать, но воспитывать и просвещать читателей.

Эпоха Просвещения поставила перед журналистикой новые задачи. Просветители, убежденные в том, что «мнения правят миром», быстро осознали значение периодической печати для распространения «мнений» и достижения своих целей. Журналистика в XVIII в. приобретает просветительский характер, многие периодические издания начинают функционировать не только и не столько как инструмент власти, источник отобранной ею информации, но, прежде всего, как способ распространения разумных идей и исправления нравов. Газеты стали совмещать информацию и комментарий.

По сравнению с предыдущим столетием, круг читателей газет и журналов несколько расширился, что было обусловлено ускорением цивилизационных процессов в Европе, повышением уровня грамотности населения. Так, например, под влиянием парижской моды повсюду в Европе распространился обычай читать газеты в светских салонах и литературных кафе. Это стало привычкой людей из «порядочного общества».В 1704 г. в Берлине была открыта перваяабонементнаябиблиотека. В 1779 г. в Париже появился «академический читальный зал», где все желающие могли за небольшую плату ознакомиться с французскими и зарубежными газетами, журналами, альманахами «в хорошо обставленных и отопленных комнатах, зимой освещаемых свечами».

Французская «Журналь ансиклопедик» писала в 1758 г.: «Прошло то время, когда газеты издавались исключительно для ученых. Сегодня все читают и хотят читать обо всем». Конечно, не следует понимать выражение «все читают» буквально, так как и в XVIII веке периодическая печать остается каналом общения представителей европейской элиты между собой. Пресса обращается к относительно узкому слою образованной и властвующей публики, способной включиться в обсуждение важнейших философских, политических, нравственных и литературных проблем, поставленных «веком Разума». Однако просветительская программа ведущих газет и журналов эпохи заставляла их прибегать к более наступательной стратегии, адресоваться не только к узкому кругу интеллектуалов, но к более широкой «культурной публике». Характерно, что издатель уже упоминавшейся «Журналь ансиклопедик» Пьер Руссо считал ошибкой нежелание европейских гуманистов эпохи Возрождения распространять знания среди «непосвященных».




Для понимания общего характера европейской журналистики XVIII столетия показательны два обстоятельства. Во-первых, то особое место, которое заняли в структуре периодической печати журналы. Во-вторых, зачаточное состояние собственно политической прессы, которая ставила бы своей задачей распространение информации политического характера среди широких слоев населения.

Быстрое развитие и расцвет журнальной периодики в XVIII столетии отражает более общую тенденцию в культуре Просвещения: доминирование литературного, научного, философского поля над журналистским. Европейская журналистика XVIII в. имела персональный характер. Основными агентами поля журналистики были не журналисты, то есть профессиональные собиратели и комментаторы информации о событиях, а философы, писатели, политики, ученые, которые, становясь идейными вдохновителями, а зачастую и основателями, издателями, главными редакторами периодических изданий, превращали их в трибуну для выражения своих идей и при помощи газет и журналов общались друг с другом. В эпоху «персонального журнализма» именно журналы стали полем, на котором разворачивалась полемика по актуальным социально-политическим, философским, научным проблемам, по вопросам культуры. Журналы ─ важнейшие каналы распространения просветительских идей. Если газеты ставили своей главной целью сообщение новостей, то журналы ─ обсуждение идей, просвещение читателя. «Развлекая просвещать» ─ такова была стратегия журналов.



Особенной популярностью пользовались литературные еженедельники. Литературные и научные журналы особенно на французском языке получили широкое распространение по всей Европе. В них важное место занимали обзоры новых книг.Монтескье писал в «Персидских письмах»: «Существует род книг, совершенно неизвестный в Персии, зато, по-видимому, очень модный здесь: это журналы. Чтение их потворствует лености: люди очень довольны, что в четверть часа могут пробежать тридцать томов. <...>»

Важные изменения происходили не только в журнальной, но и в газетной периодике: росло количество ежедневных газет, которые становились все более разнообразными по содержанию, но в большинстве стран Европы до конца XVIII столетия носили неполитический, информационный характер. Журналистика XVIII в. была преимущественно неполитической, просветительской, морально-дидактической, нравоописательной. Общественная потребность в политической журналистике, в многочисленных общеполитических газетах возникла лишь в тот момент, когда народ, массы оказались привлечены к избранию политической власти, то есть в период становления институтов буржуазной демократии (в большинстве европейских стран это конец XVIII─XIX вв.).

Космополитичный XVIII в. не признавал никаких границ для распространения достижений человеческой мысли. Согласно представлениям просветителей, законы разума универсальны, не зависят от времени, места и национальности. Языком культурной коммуникации в Европе XVIII в. стал французский язык. По всей Европе издавались местные газеты на французском языке. Предпринимались попытки издавать многоязычные газеты: в Лондоне выходила газета «Журналь англе, итальен е франсе» («Английская, итальянская и французская газета»), в которой новости театральной жизни Италии печатались по-итальянски, сведения о политической и литературной жизни Франции ─ по-английски, а по-французски писались критические рецензии и обзоры на новые книги, вышедшие во Франции и Англии.

Газеты и журналы распространялись преимущественно по подписке. Подписка была дорогостоящей. Тираж в 2000─3000 экз. считался хорошим для газет. Росту тиражей способствовали технологические инновации. В 1720 г. была изобретена специальная машина для разрезания тряпья, из которого производилась бумага. В 1798 г. был изобретен печатный станок лорда Стенхопа, ручной цельнометаллический типографский станок, позволявший печатать 450 оттисков в час. В XVIII столетии обычной стала многоколонная верстка.

В начале XVIII столетия постепенно преодолевается тот «страх печати», который был характерен для литераторов предшествующего столетия. По мере развития периодики, увеличения числа газет и журналов журналистика становится надежным источником дохода не только для газетчиков и журналистов, но и для писателей (подчас весьма известных и талантливых), которые все чаще соглашаются сотрудничать в прессе.

Росли и требования к качеству периодики. Издатели европейских газет и журналов стали привлекать к сотрудничеству сначала на нерегулярной и внештатной основе крупных ученых, известных юристов, талантливых литераторов. В газетах появились грамотные редакторы. Конечно, это постепенно, хотя и медленно, поднимало престиж журналистской деятельности в общественном мнении. В целом же общественное положение журналистов в Западной Европе в XVIII столетии было незавидным. Их по-прежнему преследовали, бросали в тюрьмы, выставляли у позорного столба, подвергали публичному бичеванию, а иногда и смертной казни. Почти во всех европейских странах свирепствовала цензура. Писатели и государственные деятели в Европе наблюдали за развитием бесцензурной английской прессы со смешанным чувством зависти и страха. Как правило, страх побеждал. Зрелище «журналистского хаоса», царящего в Англии, побуждало власти других европейских стран ужесточать цензурные ограничения.

Просветители много сделали для того, чтобы утвердить в общественном сознании идею свободы слова и печати. В защиту свободы прессы выступали Локк и Дефо, Вольтер и Руссо, Дидро и Кондорсе. Все они считали, что свобода слова и прессы ─ естественное право человека, залог личной свободы каждого гражданина.

Вместе с тем отношение просветителей к журналистам и журналистике было мягко говоря снисходительным. Отстаивая идею свободы слова, просветители зачастую с недоверием и даже презрением относились к тем, кто должен был быть носителями этой свободы, ─ к «газетчикам» и периодическим изданиям. Руссо писал о современной ему прессе: «Что представляют собой нынешние периодические издания? Недостойные внимания и бесполезные однодневки, презираемые и отвергаемые людьми образованными и годные лишь к тому, чтобы возбуждать в женщинах и глупцах тщеславие, не давая им настоящего образования. Судьба этих изданий ─ сверкнуть утром на туалетном столике и умереть вечером в гардеробе». Монтескьё в «Персидских письмах» так отзывался о газетах и журналах:«…Чтение их потворствует лености: люди очень довольны, что в четверть часа могут пробежать тридцать томов (французские журналы в XVIII в. представляли собой небольшие по формату книжки-брошюры, содержавшие литературные обозрения и рецензии на книги) <...> Большой недостаток журналистов в том, что они говорят только о новых книгах, как будто истина всегда только в новизне. Мне кажется, что пока не прочтешь всех старых книг, нет никаких оснований предпочитать им новые».

Такое отношение к журналистам во многом объяснялось тем, что многие газеты печатали недостоверные сведения. Как и в газетах XVII в., в периодике эпохи Просвещения было много «уток», ложных новостей, а иногда и просто выдуманных историй. Немецкий писатель конца XVII ─начала XVIII вв. Каспар фон Штилер сравнивал газеты с плохо приготовленной пищей. Ситуация в этой сфере стала изменяться к лучшему лишь к концу столетия.

В это же время складывается ключевое понятие европейской жизни – «общественное мнение». Оно возникло во Франции в середине XVIII столетия. Первоначально «общественное мнение» ─ это публично представленное мнение просвещенной элиты, апеллирующей к универсальному разуму как критерию оценки социальных явлений. Словосочетание «общественное мнение» почти на протяжении всей эпохи Просвещения не было синонимично сочетаниям слов «народное мнение», «мнение широких социальных слоев», тем более, что «народ» в большинстве своем состоял из безграмотных крестьян и не был способен на самостоятельную рефлексию на общественно-политическую тематику. Пресса, если и мыслилась выразительницей «общественного мнения», то это было мнение политического класса, академического сообщества, литературных групп, кружков и салонов и т. п.

Английская журналистика и публицистика XVIII века.

В XVIII столетии развитие прессы в Англии шло быстрыми темпами. Причина в том, что английская печать эпохи Просвещения развивалась в относительно более благоприятных условиях, чем печать других европейских стран. «Славная революция», принятие «Билля о правах» (1689) и отмена цензуры (1695) ─ все эти события привели к всплеску английской периодической печати в начале века. В 1702 г. начинает выходить первая ежедневная газета «Daily Courant», а к 1750 г. в стране издается уже 5 ежедневных газет. С начала XVIII века стали различать газеты и журналы, то есть постепенно сложилась типология прессы.

Возникли многочисленные новые газеты («Дейли курант», «Уикли ньюс», «Лондон пост», «Интеллидженс форин энд доместик» и др.) и первые журналы («Тэтлэр», «Спектэйтор»). В 1706 г. была основана первая английская вечерняя газета «Ивнинг пост» («Вечерняя почта»). Вскоре за ней увидела свет вечерняя «Лондон ивнинг пост» («Лондонская вечерняя почта»), выходившая с 1727 по 1797 гг. Первое десятилетие XVIII в. было отмечено рождением провинциальных газет. Дж. Свифт писал в 1710 г. в одном из своих писем: «Между тем памфлетов и газет стало столько, что их не прочесть и за целый день…».

Важным фактором развития газетной периодики в Англии стала война между Англией и Францией за испанское наследство (1701─1714), породившая большой поток новостей из Франции. Кроме того, английское правительство было заинтересовано в ежедневном информационном канале, по которому оно могло бы разъяснять обществу свою позицию в этом конфликте. Так, в 1702 г. была основана первая английская ежедневная газета ─ лондонская «Дейли курант». Ее основатель Сэмюэль Бакли заявлял, что цель газеты ─ «сообщать новости, сообщать их ежедневно и беспристрастно». «Дейли курант» просуществовала до 1735 г.

Результатом победы Англии и ее союзников в войне с Францией стало укрепление международного авторитета Англии и рост ее влияния на мировую политику. Лондон стал центром духовной, культурной и политической жизни страны. Англия в начале XVIII в. была центром просветительской мысли и «меккой» для многих европейских просветителей, которые отправлялись туда, дабы познакомиться с передовой английской культурой и социальными институтами. Посетивший Англию Монтескье полагал, что она являет собой наиболее оптимальную модель государственного устройства, в которой воплотился одновременно и республиканский и монархический дух. Англия, с точки зрения французского писателя, демонстрирует наивысшую степень свободы, возможной в современном монархическом государстве. Вольтер в «Письмах об английской нации» (1733) противопоставлял абсолютистской Франции более свободную и передовую Англию. Известным англоманом был вынужденный бежать от преследования церковных властей в Англию аббат Прево.

В правление королевы Анны (1702─1714) английская печать сделалась выразительницей общественного мнения и обрела значительное влияние в обществе. В это время в активную журналистскую деятельность включились крупные английские писатели Д. Дефо, Дж. Свифт, Г. Филдинг, С. Джонсон и др.

Даниель Дефо (ок. 1660─1731) прославился как автор памфлетов («Опыт о проектах», 1697; «Ходатайство бедняка», 1698; «Чистокровный англичанин», 1701; «Кратчайший способ расправы с диссидентами», 1702), в которых он предлагал демократические реформы в сфере законодательства и образования, высмеивал спесь английской аристократии, религиозную нетерпимость.

За опубликованный анонимно в 1702 г. памфлет «Кратчайший способ расправы с диссидентами» Дефо, выступивший в защиту «диссидентов» ─противников господствующей англиканской церкви, был привлечен к суду и приговорен к позорному столбу и тюремному заключению. В памфлете «Гимн позорному столбу»(1703) писатель защищал свободу мысли и прессы. Гимн содержит знаменитые строки:

«Ты им скажи: он предан был позору

За то, что удержаться не посмел

От правды, что предстала молча взору,

И в изречениях был слишком смел»

Пер. М. Баженова

Выйдя на свободу осенью 1703 г., Дефо вернулся к журналистике. С 1704 по 1713 гг. он издавал газету «Уикли ревью»(«Еженедельное обозрение»), выходившую три раза в неделю и составлявшуюся исключительно самим писателем. Это была небольшая брошюрка объемом от 4 до 8 страниц. Газета издавалась на государственные средства, получала денежную дотацию от правительства. Читатели не знали имени издателя газеты и называли его «Мистер Ревью».

Дефо-издатель газеты по-прежнему выступал на стороне вигов, отстаивал демократические права и свободы, в частности, право авторов на свои произведения, призывал парламент принять закон об авторском праве. В 1704 г. Дефо опубликовал «Эссе о регулировании прессы». Продолжая мильтоновскую традицию, Дефо выступил против цензуры как оружия в руках правящей партии. Важнейшим критерием для Дефо была правдивость прессы. Он ─за свободу прессы, но лишь до тех пор, пока она находится в руках порядочных людей, уважающих правду. ПоэтомуДефо не отрицает необходимости контроля за прессой. Он согласен с тем, что периодические издания, опубликовавшие материалы клеветнического или оскорбительного характера, дезинформацию, должны подвергаться наказанию. Ведь ругань в адрес конкретных лиц ─ это, по мнению Дефо, всего лишь способ уклониться от правдивого и серьезного обсуждения важных вопросов общественной жизни. Дезинформация, публикация слухов и выдумок ─ насилие над правдой, угрожающее благополучию и спокойствию нации. Вместе с тем недопустимы лицензирование прессы и предварительная цензура по отношению к произведениям, в которых излагаются идеи, неугодные правительству. При этом регулирование печати должен осуществлять парламент, а не исполнительная власть. В качестве способов регулирования печати Дефо предлагал обложение периодических изданий умеренными налогами, запрет печатать имена людей, замешанных в скандалах, обязательное указание имени автора на титульном листе книги.

«Уикли ревью» отличалась высоким литературным качеством публикаций, аналитизмом комментариев и материалов. Дефо внес значительный вклад в развитие жанра эссе. Он был блестящим мастером мистификации, прекрасным полемистом. Броские заголовки его статей и памфлетов привлекали внимание читателей. Вместе с тем Дефо-журналист обнаружил удивительную способность менять свои политические взгляды и симпатии в зависимости от конъюнктуры. После выхода из тюрьмы он поддерживает то вигов, то тори.

Одним из лучших английских журналистов века Просвещения был другой крупный писатель, оппонент Дефо Джонатан Свифт (1667─1745). Сначала он поддерживал вигов, но развязанная ими разорительная война за испанское наследство (1701─1713) побудила писателя перейти в лагерь тори. При поддержке тогдашнего лидера тори лорда Болингброка Свифт издавал торийскую газету «Экземинер» («Обозреватель»), которая вела жесткую полемику с вигами. Одним из авторов был сам Болингброк, печатавшийся под псевдонимом «Случайный писатель».

Свифт-публицист ─ автор многочисленных памфлетов, в том числе таких как «Битва книг» (1697) и «Сказка о бочке» (1704). Первый был откликом на спор «древних» и «новых». Почитатель современных писателей, библиотекарь библиотеки Сент-Джеймского дворца поставил их книги на самое видное место на полках, а произведения античных авторов задвинул подальше. Это спровоцировало сражение между книгами, так как старинные книги потребовали, чтобы им вернули подобающее место. Свифт в полемике «древних» и «новых» скорее на стороне первых. В «Сказке о бочке» писатель выступил против мракобесия и религиозного фанатизма.

Благодаря Дефо, Свифту, Филдингу в английской газетной периодике получил развитие жанр политического эссе. «Уикли ревью» Д. Дефо, «Экземинер» Дж. Свифта преобразовали политическую сцену и проложили дорогу профессиональной журналистике.

Рост количества газет, большая часть которых поддерживала вигов, заставлял правительство тори в отсутствии закона о цензуре искать новые методы контроля над прессой. Правительство понимало невозможность восстановления цензуры, но и не могло допустить доминирования вигов в печати. Во главе кампании против журналистов стоял лидер тори лорд Болингброк. Вскоре выход был найден: в 1712 г. был принят Закон о «штемпельном сборе», который облагал каждое периодическое издание налогом. Размер налога зависел от объема издания. Штемпельный сбор привел к двукратному увеличению стоимости газет, но на спрос это существенно не повлияло: читателями газет в Англии были люди состоятельные. Однако нововведение оказало существенное влияние на состояние прессы: многие газеты вынуждены были закрыться, но оставшиеся усилили свои нападки на тори.

Между тем, по сравнению с предыдущим периодом, в первой трети XVIII в. английская пресса стала более разнообразной и диверсифицированной: издавались политические газеты, газеты для женщин, развлекательные газеты. Число периодических изданий быстро росло. В 1724 г. выходили три ежедневные газеты, шесть еженедельных и семь газет выходили три раза в неделю.

В 1714 г. умерла королева Анна, и новым английским монархом стал Георг I, при котором у власти прочно и надолго обосновались виги. За время сорокашестилетнего правления вигов (1714─1760) Англия окончательно сложилась как парламентская держава с буржуазными свободами и либеральной экономической политикой. Большая часть английской прессы поддерживала вигов. По отношению к оппозиционно настроенным изданиям и журналистам правительство вигов редко прибегалок репрессивным мерам, зато широко использовались экономические рычаги давления на печать. Обычным делом стал подкуп журналистов, раздача пенсий, выгодных должностей. В 1724 г. правительство фактически освободило от штемпельного сбора 18 проправительственных газет. Освободившись юридически, английская журналистика становилась все более зависимой экономически.

Начиная с 30-х гг. XVIII в. происходила смена собственников газет. Постепенно большинство лондонских газет переходили из рук владельцев типографий в собственность книготорговцев. Печатники же становились мелкими ационерами-пайщиками. Новая форма групповой собственности привела к увеличению стоимости газетного производства. Вместе с тем газеты стали важным и дешевым инструментом рекламы продукции книготорговцев и способом отстаивания их коммерческих интересов в борьбе с книжными пиратами. В 1710 г. в Англии был принят закон о защите авторских прав, но тем не менее книготорговцы не чувствовали себя достаточно защищенными от пиратов и стали использовать газеты, находившиеся теперь в их собственности, для дополнительной защиты своих коммерческих интересов. Например, газеты блокировали рекламу пиратских книг. Некоторые газеты отказывались печатать рекламные объявления библиотек, выдававших книги на дом, так как подобная практика, естественно, подрывала книжную торговлю, составляя ей серьезную конкуренцию, приводила к падению объема книжных продаж.

Многие газеты по-прежнему оставались в «непрофессиональных» руках из политических соображений, некоторые продолжали оставаться в руках печатников или публицистов, но основная тенденция наметилась: газеты переходили в акционерную собственность книготорговцев.

К середине XVIII в. печатная газета почти совершенно вытеснила рукописные новости. Обычный объем газеты ─ 4 страницы in-folio с многоколонной версткой (как правило, четыре столбца на каждой странице).Средний тираж лондонских газет составлял 2─3 тысячи экземпляров. К 1750 г. в Лондоне насчитывалось 5 ежедневных газет и такое же количество еженедельных. Крупнейшие политические лондонские газеты («Лондон джорнэл», «Уикли джорнэл», «Крафтсмэн») достигали тиража в 10 тысяч экземпляров. Газета «Крафтсмэн» («Мастер») была основана в 1726 г. и просуществовала до последней трети XVIII века. Это была первая газета, которой руководила группа политиков во главе с лордом Болингброком, орган тори, оппозиционный правительству вигов, но в целом лояльный к королевской власти. Газета сыграла важную роль как в политической, так и в экономической жизни королевства.

В 1760 г. с восшествием на престол Георга III к власти в стране вернулись тори, что повлекло за собой ужесточение политики в области печати. К концу столетия размеры штемпельного сбора возросли в шесть раз. Обычной практикой стали судебные преследования журналистов. Общественное внимание привлекло нашумевшее дело Уилкса. Джон Уилкс, издатель вигского еженедельника «Норт Брайтон», раскритиковал в газете тронную речь нового короля. Георг III объявил Уилкса своим личным врагом. В 1763 г. за антиправительственные и оскорбительные по отношению к королевской семье публикации в «Норт Брайтон» Уилкс был арестован и заточен в Тауэр. Английское общество раскололось на сторонников и противников Уилкса.

С 1771 г. все газеты стали печатать отчеты о парламентских дебатах с молчаливого согласия парламента. Британцы проявляли огромный интерес к дебатам в парламенте. Во время парламентской сессии более половины площади газеты отводилось парламентским отчетам. Одну страницу занимали платные объявления и новости культуры (информация о новых книгах, театральных постановках, концертах). Остальное место отводилось новостям международной жизни, статьям на различные темы, поэзии, светским сплетням.

В 1784 г. в Англии появился первый почтовый экипаж, курсировавший по маршруту Лондон─Бристоль. Вскоре было налажено транспортное сообщение между различными частями страны, что привело к ускорению распространения периодики и расширению ее географии, росту количества газет. С конца XVIII в. в Англии наблюдался быстрый рост провинциальной прессы. В 1782 г. было 50 региональных газет, а в 1795 г. ─ уже 72 газеты.

В XVIII в., в соответствии с английскими законами, ответственность за содержание опубликованных в газете материалов нес владелец типографии, в которой газета печаталась. Он должен был проверять, не содержит ли газетный номер явной клеветы или дезинформации. Типографщики хранили в тайне имя автора, нарушившего закон и написавшего пасквиль, так как были кровно заинтересованы в условиях растущей конкуренции привлечь читателя интересными материалами, часто скандального, сенсационного, пасквильного характера.

Парадокс состоял в том, что в конце XVIII столетия в стране, которая первой отменила цензуру, пресса по-прежнему находилась под гнетом ограничений, заставлявших издателей и авторов жить в постоянном страхе перед тюремными заключениями, штрафами и наказаниями у позорного столба.

К последней трети XVIII в. в английской прессе поднимается волна выступлений и протестов против преследований журналистов, против привилегии судей, а не присяжных решать дела о пасквилях, против запрета публиковать парламентские отчеты.

Большой победой виговстало принятие в 1792 г.«Закона о пасквилях» (или еще иначе его называют «Законом Фокса» (по имени Фокса Чарльза Джеймса (17491806) ─ английского государственного деятеля, известного оратора, депутата парламента, усилиями которого этот закон был подготовлен и проведен в парламенте). Прежде присяжные имели право лишь констатировать наличие пасквиля, то есть признать опубликованный текст оскорбительным для конкретного лица. Вопрос о виновности журналиста решали не присяжные, а судьи. Причем, обвиняемый не имел права доказывать достоверность фактов, изложенных в пасквиле. По «Закону Фокса» суд присяжных решал вопрос не только о наличии пасквиля, но и о намерениях автора, а, следовательно, о его виновности или невиновности.

В конце XVIII ─ начале XIX вв. в Англии наблюдался быстрый рост числа периодических изданий. Если в 1784 г. на территории Великобритании выходило 79 газет, то к 1834 г. их число выросло до 400. В последней трети столетия были основаны такие ежедневные политические лондонские газеты, как «Морнинг кроникл»(«Утренняя хроника»), «Морнинг пост»,(«Утренняя почта»),«Таймс»(«Времена»),которые станут в следующем столетии крупнейшими и влиятельнейшими британскими изданиями, образцами английской политической периодики.

Английские журналы XVIII века. Первыми «полноценными» европейскими журналами принято считать два английских журнала ─«Тэтлер» («Болтун») и «Спектэйтор» («Зритель»). «Тэтлер» был основан в 1709 г. Ричардом Стилом (1672─1729). «Спектэйтор» стал его совместным проектом с Джозефом Аддисоном (1672─1719) и увидел свет в 1711 г. Оба журнала просуществовали недолго ─ всего несколько лет (три года), ─но оставили глубокий след в европейской журналистике.

«Тэтлер» и «Спектэйтор» ─ образцы просветительской, нравоописательной журналистики. Политика занимала в них весьма скромное место. Основное внимание было сосредоточено на вопросах литературы, философии, морали. Вдохновляясь идеями Дж. Локка, Стил и Аддисон верили в воспитательную функцию литературы. Аддисон признавался, что цель его журнала не только в «развлечении», но и в «совершенствовании страны». Основные жанры, к которым обращались Стил и Аддисон нравоописательный очерк, юмористический портрет, остроумная психологическая характеристика, информационная заметка о новостях культурной жизни, заранее написанные и заготовленные «письма в редакцию». Особенно значителен вклад Стила и Аддисона в развитие эссеистики.

Эссе на литературную, философскую, политическую, этическую или бытовую тему было «гвоздем» каждого номера, его композиционным ядром. Авторами эссе были Стил или Аддисон. Другие заметки и материалы, чаще всего анонимные, поручались прочим немногочисленным сотрудникам журналов. Стил и Аддисон умели живо, остроумно, увлекательно говорить о серьезных проблемах, вывести разговор, казалось бы, о незначительных и «легкомысленных» предметах на уровень философского обобщения. Журналы Стила и Аддисона почти никогда не нападали на личности, но высмеивали нравы и институты современного английского общества.

Разумеется, «Тэтлер» и «Спектэйтор» адресовались образованной публике, интересовавшейся серьезными проблемами современной общественной и культурной жизни. Показательно, что в каждом номере «Тэтлера» и «Спектэйтора» под названием журналов был напечатан латинский эпиграф (обычно цитата из какого-нибудь античного классика). Однако «образованная публика» для Стила и Аддисона ─это не только и не столько интеллектуальная элита, избранный и узкий круг ценителей-знатоков, ученых и мыслителей, но достаточно широкая читательская аудитория, состоящая и из представителей среднего класса. Аддисон заявлял, что его «Зритель» ставил своей целью вывести философию из тиши кабинетов и библиотек, колледжей и университетов и заставить ее поселиться в клубах, собраниях, в кофейнях и за чайным столом. «Спектэйтор» отличался сдержанным и доброжелательным тоном, культивировал позицию беспристрастного зрителя, объективного наблюдателя, стороннего созерцателя событий и нравов.

«Тэтлер» и «Спектэйтор» имели огромный успех. Ежедневный тираж «Спектэтора» доходил до 3─4 тысяч экземпляров. Журналам подражают: в Англии появились многочисленные журналы со сходными названиями ─ «Северный Болтун», «Болтушка», «Ворчун», «Шептун», «Всеобщий зритель» и т. д. В XVIII в. оба журнала были многократно переизданы в виде отдельных книг и переведены на многие европейские языки. «Спектэйтор» был широко известен за пределами Англии (в том числе в России, оказав влияние на Сумарокова, Новикова и др. И.А. Крылов воспроизвел в своем журнале «Зритель» (1792) название английского предшественника).

Кроме этих журналов Стил издавал журнал «Англичанин», вызвавший гнев королевы Анны, которая в 1714 г. в тронной речи перед парламентом пожаловалась на инсинуации, появившиеся в печати. Это касалось, в первую очередь, публицистики Стила, который, не стесняясь в выражениях, неоднократно писал о королеве. В парламенте состоялся суд над Стилом, который обвиняемый превратил в фарс.

Так как парламент стремился всячески препятствовать свободе прессы, принимая законы о клевете, позорном столбе, взимании штемпельного сбора, запретах писать о том, что происходило в его стенах, то появилась другая модель журнала. Ее предложил английский издатель Эдвард Кейв (1691─1754), основавший в 1731 г. в Лондоне ежемесячник «Джентльменс мэгэзин»(«Журнал джентльмена»). Журналу-эссе Кейв противопоставил журнал-хранилище «всякой всячины», журнал-панораму. Здесь впервые в названии периодического издания было использовано слово «мэгэзин», восходящее к французскому «magasin» ─склад, хранилище. «Джентльменс мэгэзин» отличался установкой на разнообразие материалов, информации и рубрик. В журнале находили место публикации научного характера, политическая хроника, философия, история, рецензии на музыкальные произведения, некрологи, а также сообщения о новостях светской жизни, свадьбах, приемах, метеорологических явлениях и т. д. Кейв первым, несмотря на существовавший с 1738 г. запрет на публикацию в прессе парламентских отчетов, отважился его нарушить и стал печатать в «Джентльменс мэгэзин» отчеты о парламентских сессиях, правда, не называя имен депутатов-ораторов и лишь после окончания сессии. Он подкупал сторожей, уборщиц, швейцаров, некоторых членов парламента. В ответ на преследования своего журнала Кейв открыл на его страницах рубрику «Прения в стране Лилипутии», где в аллегорической форме писал о британском парламенте, присвоив каждому его члену имя того или иного лилипута. Борьба за свободное освещение политической жизни дала результаты только в 1771 г., когда парламент допустил в свои стены журналистов явочным порядком. Была построена специальная галерея прессы, возвышавшаяся над залом. Это дало повод философу и депутату парламента Эдмунду Берку сказать о том, что в парламента присутствуют три сословия, но возвышается над ними и правит ими четвертое сословие – пресса. С тех пор за прессой закрепилось определение четвертая власть.

Значительное место в журнале отводилось литературной критике, печатались биографические очерки, беллетристика. «Джентльменс мэгэзин» был прототипом литературно-художественных журналов. Журнал был весьма успешен и просуществовал до 1914 г.

Английская журналистика в XVIII столетии была одной из ведущих журналистик мира, собравшей серьезные творческие силы, откликавшейся на самые актуальные проблемы европейского развития, успешно разрабатывавшей жанры памфлета, эссе, стремившейся к объективности и полноте освещения фактов.

На протяжении всего XVIII века складывается типология британской прессы. Газеты стали делиться на лондонские, национальные, которые писали о жизни в стране и за границей, и провинциальные, сообщавшие о местных событиях. Первые провинциальные газеты появились в городах Лидс («Leads Intelligent») и Йоркшир («Yorkshir Post»). В 1781 г. начинает выходить первая воскресная газета «British Gazette and Sunday Monitore» («Британская газета и воскресное обозрение»).Таким образом, газеты стали делиться на ежедневные и воскресные. В 1709 г. с появлением первой вечерней газеты появляется деление и на утреннюю и вечернюю прессу. В 1785 г. Джон Уолтер выпустил в свет первый номер газеты «Daily Universal Register», которая спустя 3 года была переименована в «Times», существует и до сих пор и является старейшей британской газетой.

Таким образом, весь XVIII век прошел под знаком борьбы за реальное воплощение в жизнь английской концепции свободы печати. Имея выраженную партийную окраску, пресса развивалась по просветительскому, а не коммерческому признаку.





Дата добавления: 2015-06-24; просмотров: 6368; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8118 - | 7799 - или читать все...

Читайте также:

 

3.94.196.192 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.008 сек.