double arrow

Сейчас всех волнует, что же делается на глобальном рынке? Обрисуйте, пожалуйста, суть происходящего. Какие колебания предшествовали падению 17 марта?


21-22 января произошел обвал на всех биржах. Цена на акции рухнули, опустились также бумаги «здоровых компаний» – по которым на рынке нет сведений об убытках или понижении доходности. Даже ведущие российские корпорации, такие как «Газпром», понесли серьезные потери. Вслед за этим упали цены на нефть. Фондовые рынки вступили в полосу нестабильности, что сразу отразилось на товарных рынках. Неолиберальные экономисты немедленно принялись успокаивать общество, объясняя, что произошла только «корректировка курса акций». Однако спустя всего неделю на мировых рынках вновь наблюдалось падение.

Все началось 15 января. Сведения о резком сокращении прибыли банковской группы Citigroup привели к падению на Нью-йоркской фондовой бирже. Индекс промышленной активности Dow Jones снизился на 2,2%, Standard & Poor's – на 2,51%. Nasdaq Composite потерял 2,45%. 21-22 января последовало продолжение биржевого кризиса сделавшегося глобальным. Причина случившегося в том, что массе игроков стало ясно, насколько плохо обстоят в реальности дела с прибылью у многих ведущих компаний – не только в США, но и во всем мире. За дорогими акциями, за высокой капитализаций фирм скрывались убытки или проблемы с развитием, ставшие хроническими.




Что все это означает в макроэкономическом плане?

Мировой экономический кризис начался – это теперь можно сказать с полной уверенностью. Еще осенью 2007 года мы прогнозировали его скорое наступление. Предполагалось, что для России он должен открыться не позднее, чем через 1.5-2 года из-за не исчерпанных до конца ресурсов внутреннего рынка. Для глобальной экономики его начало относилось нами на более ранний период.

Биржевой кризис – только первый серьезный сигнал, что большой кризис экономики уже на пороге. Его причина не только товарное перепроизводство, но и колоссальное перенакопление капиталов. После событий 21-22 января фондовые рынки стали чаще подвергаться резким колебаниям, с «корректировками» курса бумаг в сторону понижения. Биржевая нестабильность час за часом продолжает поднимать занавес, обнажая состояние экономики. Вскоре обнаружится – будет объявлено – о массовых проблемах в сбыте товаров. Вслед за этим по цепочке кризис перебросится в сферу производства. Тогда не признавать его сделается невозможным, настолько очевидно он ударит по карману основную массу населения.

В глобальном хозяйстве сложилась ситуация, когда возможности рынков исчерпаны. Производство еще можно наращивать, средств на это у корпораций вполне достаточно, но получать прибыль становится все сложней. В 2007 году мы наблюдали ситуацию, когда во многих странах, прежде всего в США, Великобритании и ЕС снижались доходы рабочих. Сужение рынков сдерживалось ростом потребительского и ипотечного кредитования. Однако когда выяснилось, что люди не могут покрывать даже процентов дела у банков (не только у Citigroup) пошли плохо. Информация об этом встревожила рынок. Произошли первые биржевые падения. Затем последовал отток капиталов из банковской сферы, с чем столкнулась не только Россия.







Сейчас читают про: