double arrow

Как Вы оцениваете влияние свиного гриппа на мировую экономику?


Паническая реакция бирж на вспышку свиного гриппа в Мексике вполне показательна: у игроков нет уверенности в том, что дело не примет серьезный оборот. Между тем, в мире недооценена угроза эпидемий в условиях экономического кризиса. Доходы работников падают, растет безработица, условия жизни делаются хуже. В большинстве стран мира нет надежной медицины, а та, что имеется, недоступна для большинства. Стоит хозяйственной ситуации усложниться еще больше и угроза вполне может стать реальностью. Так уже неоднократно было в истории.

Сейчас мир переходит от индустрии товаров к индустрии знаний. Что делать России, чтобы не "отстать от поезда"?

«Индустрия знаний» и «постиндустриальное общество» - одни из главных мифов трех последних десятилетий. На деле общество как было индустриальным, так и осталось. Оно лишь стало еще более промышленным, а численность промышленных рабочих значительно выросла. Сделать из науки нечто сходное с фабричным производством никому не удалось. Это не значит, что развитие науки не имеет значения, просто оно не имеет некоего индустриального значения. Знания не производятся на конвейере, хотя эффективность конвейера немало зависит от них.




Фундаментальные науки в России не получают поддержки, а власти главным образом примериваются как бы сократить число вузов и научных центров. В вузах вводится компьютерное тестирование, в школах аналогичную роль играет Единый государственный экзамен (ЕГЭ) сдаваемый в тестовой форме. Россия не стремится заполучить новые технологии и на их основе построить передовую индустрию. Есть лишь популистские проекты, крупнейший из которых РОСНАНО. Российские чиновники и корпорации твердо верят в сырьевое будущее страны. Их веру не сломило даже резкое падение цен на нефть. Посмотрим, что от нее оставит будущее.

Мировой кризис поднимет значение образования и науки на планете. В 1970-е годы развитие технологий коммуникации и компьютеров позволило корпорациям активно включить в процесс фабричного производства сотни миллионов людей. Сейчас мир нуждается в новой технологической революции. Нужна более дешевая энергия, чтобы поднять технический уровень производства и сделать его более дешевым.

Беседовала Наталья Лобанова

Respublika-kz.info

30.04.09

«Окончание стабильности»

Что готовит нам период экономической стабилизации? Какова ее природа? Стабилизация – это пауза перед новым падением или вестник скорого завершения кризиса? Что ожидает Россию в 2009 году? На наши вопросы отвечает Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Около 70% строительных компаний в России находятся на грани банкротства. Такое заявление сделал недавно вице-президент Ассоциации строителей России Владимир Пономарев. О чем говорят эти данные?



Стабилизация посеяла массу иллюзий. Главная из них: бесконечность периода стабильности. На деле финансовые ресурсы, затраченные государствами на поддержание платежеспособности компаний, подходят к концу. Не только в России, но во всем мире приближается новая волна кризисного падения. Она наверняка окажется сильнее первой. Отложенная эпидемия банкротств вероятно вскоре начнется.

Правительству удалось за последние месяцы удержать под контролем ситуацию с текущими платежами крупнейших компаний. Однако никаких серьезных шагов по поддержанию и увеличению потребительского спроса сделано не было. Многие заводы получили возможность работать, но не на сбыт, а на склад. Сектор строительной индустрии по темпу ухудшения ситуации остался в числе лидеров. Продавцы жилья идут уже на 50% скидки от заявляемой цены, но ситуация на строительном рынке по-прежнему очень плохая. Оснований для ее улучшения нет. В старом, докризисном виде рынок недвижимости в России больше существовать не сможет. Но никаких шагов к его перестроению со стороны государства не видно. Люди по-прежнему не могут приобрести жилье, а строители реализовать его. При том огромные средства за первые полтора года борьбы с кризисом ушли в неизвестность.

Правительство всеми силами вливает в ипотечные банки новые деньги. Но ситуация на рынке ипотеки остается сложной. Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК) бросило все средства головной структуры, государственного Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), на уплату процентов за проблемных заемщиков. Неужели нет других средств, чтобы простимулировать внутренний спрос на недвижимость, кроме как надувания банков государственными деньгами?



В основе проводимой в России (почти во всем мире) неолиберальной экономической политики лежит порочный принцип. Считается, будто рабочая сила берется на рынке труда, капиталы дает кредитный рынок, а сбыт товаров осуществляется на товарном рынке. В реальности рабочая сила не рождается на рынке труда, как хлеб не образуется в хлебных магазинах. Чтобы товары находили сбыт необходимы потребители, которые получают средства от трудовой и коммерческой деятельности. Только на эти средства они могут приобретать нужные им предметы.

Порочность неолиберальной экономической политики состоит в том, что ни делается ничего, чтобы поддерживать потребителей или содействовать повышению качества специалистов на рынке труда. Все это якобы должен осуществлять рынок. На деле отсутствие в экономике и обществе регулирующей и организующей роли государства ведет в условиях современного кризиса к схлопыванию отраслей и крушению семейных бюджетов. Власти пытаются поддерживать финансовую сферу, на что брошены уже огромные суммы, а фундамент экономики разрушается. Вся стабилизация в мировом хозяйстве является верхушечной, но цена, заплаченная за эту сомнительную стабильность колоссальна. Не менее 2 триллионов долларов израсходовано на то, чтобы ничего не меняя в реальном секторе и положении населения, как работников и потребителей, создать видимость нормализации положения крупнейших компаний.

Чтобы поднять спрос на недвижимость необходимо изменить сам принцип функционирования жилищного рынка и характер государственной политики в данном вопросе. Жилье, как и здравоохранение не могут быть чисто рыночными. Государство должно обеспечивать людям бесплатно наилучшие условия лечения, вернувшись к нерыночной, бесплатной и бесполисной медицине. В жилищной сфере нужна большая национальная программа по закупке жилья и его предоставлению людям на доступных условиях (по минимальной цене или бесплатно) как в аренду, так и в собственность. При этом государство обязано установить твердые закупочные цены и снять с подрядчиков колоссальную нагрузку, связанную с покупкой земли и оплатой проведения коммуникаций. Земля в городах не может быть частной собственностью, ей должны распоряжаться муниципалитеты и центральные органы власти.

Все это регулируемый рынок. Описанные меры облегчат положение работников, снимут с них часть нагрузки, что положительно отразится на потребительской активности. За последние тридцать лет забылась простая истина, что накопление потребителей для экономики есть зло. Но если люди вынуждены взваливать на себя огромные займы, то это двойное зло для всей хозяйственной системы.

Преобразования в жилищной сфере помогут строительным предприятиям выйти из тупика. Все, что было сделано до последнего времени, не сняло ни одной проблемы. Они накапливаются с ужасающей скоростью. Обещания либеральных экономистов, что кризис сам по себе закончится и все будет по-прежнему, не многого стоят. Ни один из крупных кризисов в истории капитализма не оставался без больших перемен. Каждый раз они диктовались новыми экономическими условиями. По-старому ни экономика, ни строительная отрасль работать не будут.

Есть ли альтернатива «американской модели» ипотечного кредитования, которая, по мнению многих, себя не оправдала, и, более того, стала «спусковым крючком» мирового финансового кризиса?

Вполне справедливым явилось бы предоставление жилья в кредит людям со стороны государства под низкий или нулевой процент с небольшим установленным размером ежегодного платежа. Это компенсировало бы отчасти расходы бюджета на широкую закупку жилья для населения (общенациональная программа) и притом не стало бы тяжелой обузой для должников.

Себестоимость строительства, согласно официальным данным, снижается. Однако снижается только за счет падения цен на стройматериалы. Как видно, российские застройщики не слишком заботятся о снижении издержек внутренними резервами. Однако как многие считают, основную нагрузку в себестоимости играют две вещи – цена земли (местные власти), коммуникации (местные власти и естественные монополии). Как можно было бы повлиять правительству на эти два ключевых фактора, сформировавших зашкаливающие цены на «бетонометры»?

Боюсь, что без радикального переустройства всей государственной системы никакие меры не могут быть реализованы, включая названные мною выше. Но точно также и преодоление кризиса не является чем-то, что можно осуществить просто приняв некий пакет мер. Требуются даже не новые механизмы, а совершенно новые условия для функционирования механизмов. Земля, подведение электричества и прокладывание водопровода не должны вообще быть проблемой. Пока они искусственно таковыми остаются, не может быть хороших рецептов по оздоровлению ситуации в жилищном секторе. Люди останутся без жилья, а строительные компании будут метаться между растущими долгами и падающими продажами.

Разумеется, чиновники ожидают чуда: скачка мировых цен на нефть и иное сырье. Но на планете нет потребителей, способных покупать товары прежней себестоимости. Чуда не случится ни в 2009 году, ни в 2010 году, ни позже. Когда начнется подъем, он произойдет в результате технологического обновления индустрии, при удешевлении энергии (объективно необходимой, поскольку труд больше не может дешеветь) и широких мер регулирования. Страны будут вынуждены сами создавать рынки сбыта для своих производств. Россия не имела и не имеет выбора: можно либо стоять на месте (расходую последние валютные резервы) либо перестраиваться и переходить к обновлению и экономическому росту.

В течении последних месяцев различные чиновники высказывали мнение, что дальнейший экономический спад впереди. Подобные оценки контрастировали с острожными позитивными прогнозами других государственных лиц. Неожиданностью для многих стало заявление «вчерашнего оптимиста» министра финансов Алексей Кудрина. «Мы ожидаем вторую волну проблем, в том числе в банковской системе, в связи с невозвратом кредитов предприятиями», - сказал он. Какой макроэкономической динамики стоит ожидать до конца года?

Чиновники, наконец, начали приближаться к реальной картине. Действительно, открывают они для себя, кризис далеко еще не завершен. Впереди новая волна падения, она может несколько отложиться, может грянуть внезапно – еще весной. Но она будет. До конца года дно кризиса достичь не удастся. Спад только еще разворачивается. Развиваться ему, как и ранее предстоит нелинейно и неравномерно по отраслям. Нас ждет полоса глубокого падения производства и продаж, вслед за которой начнется новая стабилизация. Вероятно, она не станет столь продолжительной, как текущая. Реагировать на продолжение падения власти (не только российские) будут по-старому. Крупнейшим компаниям предоставят новые кредиты, очевидно еще большие, чем прежде. Однако базисный спрос вряд ли получит поддержку. В случае падения цен на нефть страну, вероятно, ждет новая девальвация рубля. Она еще более ухудшит ситуацию с платежеспособным спросом. Более драматичным станет положение с долгами среднего и малого бизнеса, а также населения. Вполне возможно, начнется полоса массовых банкротств компаний.

Странно, что Кудрин выступает негативным оракулом. Весь минувший год он демонстрировал в самой неподходящей обстановке уверенность в настоящем и будущем. Теперь ведет себя иначе. Скорее всего, его текущая объективность в суждениях обусловлена некими скрытыми процессами в верхах. Вполне возможно на новом этапе спада Кудриным могут пожертвовать, свалив на него вину за все неудачи антикризисной политики. Это, конечно, будет несправедливо.

Всего, что угрожает отечественной экономике можно избежать. Чтобы хозяйственная ситуация в России к концу года предстала не полной драматизма, а внушающей оптимизм с кризисом необходимо вести борьбу. Но в этой борьбе необходимо исходить не из текущих проявлений кризиса, а из его фундаментальных причин.







Сейчас читают про: