double arrow
Контрольная задача 4

19 января 1991 г. днем при большом скоплении народа у входа в железнодорожный вокзал станции Хабаровск-1 тяжело ранен подполковник милиции С. Преступник задержан на месте. На вопрос: зачем он это сделал, ответил: «Хотелось хоть одного мента замочить».

Из протокола допроса обвиняемого (1963 г. рождения) следует, что он в конце декабря 1990 г. приехал из г. Новосибирска в г. Находку для трудоустройства в филармонию. Проживал в гостинице в трехместном номере. В первых числах января у него произошел конфликт с жильцами номера. Вот как он сам об этом заявил: «Жильцы мне не понравились, так как всегда шумно вели себя, нецензурно бранились, лезли ко мне с дурацкими вопросами. Я вынужден был им заявить, что если они будут продолжать так себя вести, то я их зарежу, хотя резать их я не собирался и ножа-то у меня никогда не было. Тогда они вызвали администрацию гостиницы. Скоро в номер зашел старший лейтенант милиции и в грубой форме приказал одеваться, предварительно посмотрев мои документы. Продолжая оскорбления, он повез меня к психиатру. После беседы с психиатром этот же сотрудник милиции сопровождал меня в машине обратно в гостиницу. У него были какие-то необычно страшные глаза, да и вообще, он был каким-то страшным. В машине я слышал, как сотрудники милиции говорили между собой о гибели каких-то людей. Я понял, что они из той же мафии, что и жильцы моего номера из гостиницы. Мне стало страшно, и я попросил остановить машину по причине отправления естественной надобности. В машине ехать отказался и пошел пешком. По пути следования заходил в два отделения милиции, где делал устные заявления в отношения грубости и бестактности старшего лейтенанта, но на эти заявления никто не реагировал. Понял, что вся милиция города Находки в одной упряжке с мафией. Стало страшно». В этот же вечер обвиняемый срочно выписывается из гостиницы и уезжает в г. Хабаровск. Прибыв в Хабаровск, несколько ночей провел на вокзале, вывешивал объявления: «Творческий работник за хорошую плату снимет квартиру». Двое граждан «казахской национальности» предложили свои услуги, но первой же ночью ограбили его. Утром заявил в милицию, вместе с сотрудниками милиции выезжал на осмотр места происшествия. В разговоре «милиционеров» опять «услышал»: «Пора его утопить в проруби». Окончательно пришел к выводу, что вся милиция в сговоре с мафией. Со страхом пошел в хозяйственный магазин и купил нож «для самообороны». 19 января 1991 г. во второй половине дня пришел с ножом в помещение железнодорожного вокзала «погреться». И тут «неожиданно увидел, как ко мне на встречу решительным шагом в кителе идет сотрудник милиции ... Я понял, что мне конец ... вытащил нож и стал обороняться».




Есть ли в данном случае основания для сомнения в психической полноценности обвиняемого, если есть, то какие? Какие экспертные задачи должен сформулировать следователь перед СПЭ?






Сейчас читают про: