double arrow

Глава 18


Любовь — это самый проверенный способ преодолеть чувство стыда.

Зигмунд Фрейд

— Ти, Ар, Шон! Это Шао! И я у него где-то под брюхом!

— Ох… А мы, похоже, в заднице…

— Он каменный!

— Частично. И в стазисе, — отозвался Шон. — Но лучше б нам поспешить. Делая амулеты, я как-то не рассчитывал на драконов. Впредь умнее буду…

— Ти! Ты дом знаешь — куда мне рыть? Если я уйду под пол, все развалится?

— Бель, смотри магическим зрением и постарайся не трогать балки. Хотя тролль с ними, если Шон говорит, что надо спешить, давайте выбираться и вытаскивать Шао, пока не поздно! Да, мы попробовали левитацию, но его тут заклинило намертво!

Рыть траншею в полу, лежа распластанной под брюхом каменного дракона — да, о такой брачной ночи мечтает каждая принцесса! Ладно, поехали! Шао помощь нужна!

Сначала сотворила углубление под собой, провалилась туда, перевернулась на бок и собрала наконец в одну кучку конечности. Ух, руки две, ноги две — счастье-то какое, все на месте! И, о! — повезло, я попала как раз между двумя балками. Сгребла утеплитель, постучала по потолку — звук гулкий, под перекрытием пустота. Через минуту я вывалилась в кабинет. И тут же рванула снова на второй этаж, смотреть, что произошло.




Парни присоединились ко мне, ошарашенно пялящейся на снесенную стену и перегородивший весь коридор драконий бок, через несколько минут.

— Это хорошо! — обрадовался Тиану.

— Что хорошо? — не поняла я. Чего хорошего может быть в снесенной стене?

— Что его сюда выперло. Может, наружная стена дома уцелела… Но Бель, Шон прав, надо спешить — заклинание не было рассчитано на такую махину. А если он выпадет из стазиса — умрет.

— Так что стоим? Шон, наложи на него сверху свой стазис и сними тот, что дает амулет. Выиграем время…

— Ага, Бель, молодец! Вот… Сделано! — маг довольно потер руки. — Но, Бель, все не так просто. Его все равно надо вынимать как можно быстрее — чем дольше он так стоит, тем больше сил надо будет вложить. Да и драконов в стазис я раньше не загонял, есть у меня соображения, что внутренний источник магии дракона влияет на…

— Шон, стой! Про соображения потом. Око на мне, и энергии мы за осень насобирали вон погляди сколько! И резервы у нас у всех полные. Этого хватит?

— На дракона? Точно не знаю… но интересно же! Поехали?

— Стойте! Давайте хоть большие обломки стен уберем! А то ж ничего не видно! Это всего минут пять-семь — а вслепую работать неудобно, — вмешался Тиану. — Только опорные балки не трогайте!

Не дожидаясь команды, я распылила в воздух большой кусок стены, наискось перегородивший коридор. Потом выпавший кусок потолка, навалившийся сверху на распластанное каменное крыло. Через минуту наших коллективных усилий от стены между спальней и коридором остались четыре уцелевшие балки — остальное исчезло.



Над Шао повесили несколько ярких магических светильников. В их белом свете стало видно, во что превратилась спальня — внешняя стена уцелела, а вот все остальное — нет. Башка здоровенного драконищи утонула в стене с обрушенным камином, а хвост, похоже, обретался в нашей купальне. Замечательные звери драконы, только уж очень большие!

— Эх! Хороший камин был… — вздохнул Тиану, превращая в воздух обвалившиеся кирпичи и часть стены вокруг Шаоррановой шеи.

— Зато наружная стена цела! — оптимистично заявила я.

— Так, разгреблись немножко, давайте его вынимать! — скомандовал Арден.

Колдовать предстояло Шону и Тиану, а мы с Арденом выступали резервными источниками силы. Ти и Шон встали рядом, касаясь друг друга плечами. Ар обнял меня за талию и положил вторую ладонь на плечо Тиану. А я, как когда-то, зажала в правой руке Око, в котором переливался свет, отрастила драконий коготь, а левой уцепилась за предплечье Шона. Так мы все касались друг друга и легко могли делиться силой.

— Ну, готовы? Понеслись!

Я приготовилась и перешла на магическое зрение.

То, что творил сейчас Шон, не было похоже на то, что он делал в ущелье полгода назад. Видно, маг много думал и работал… Сейчас он сплел один фрагмент заклинания локоть на локоть размером, а потом стал его копировать снова и снова, соединяя кусочки между собой как фрагменты головоломки. Ти, приглядевшись, начал делать то же самое… Но энергии это брало невероятное количество. Я чувствовала, как пустеет резерв… А если не хватит?



— Не волнуйся! Тогда снова наложим стазис.

Дождавшись, пока последние капли магии утекут к Шону, резанула когтем по вене и прижала к ране Око. Хорошо, что у меня шрамов не остается, а то б ходить мне с исполосованными запястьями. Все б решили, что у принцессы суицидальные наклонности — мечта для дяди, ищущего повод упрятать меня пожизненно в запертую комнату с мягкими стенами…

Какие мы молодцы, что сливались каждый день! От Шона пришла волна одобрения — полог, который он плел, уже накрыл шею каменного дракона. Оставалось немного…

— Бель, достаточно!

Посмотрела на руку — опять я ее располосовала так, что на полу лужа крови, а у меня колени подкашиваются и голова кругом. Вот это в глазах все плывет или дракон на самом деле шевельнулся?

Похоже, не померещилось. Потому что парни заорали во всю глотку: «Шао! Не двигайся! Срочно обращайся в человека!»

Ну да. Если он еще тут потопчется, ремонтировать станет уже нечего — проще будет построить новый дом. Дракон в спальне эльфа хуже, чем мамонт в посудной лавке!

Дракон исчез. Посреди разгромленной в хлам спальни со снесенными стенами на обломках нашей кровати ничком лежал голый парень с растрепанными волосами…

Шао поднял голову, уставился ошалелыми глазами на нас и спросил:

— Я где? И что здесь было?

Мы переглянулись, нервно заржали и, цепляясь друг за друга, сползли на пол.

— Добро пожаловать в гости, Рани! — сквозь смех выдавил Арден.

Кстати, он голый… А мы? Я в трусиках и топике, висящем на одной лямке бантиком — завязать вторую так и не удосужилась, а ниже плеч забрызгана своей же кровью так, что кажусь пятнистой. Шон… О! Я и не разглядела! С нами вместе Шон спал в бриджах и тунике, которые стали у нас постельной формой одежды. А сейчас маг был одет в консервативного вида полосатую фланелевую пижаму. Прелесть какая! А мои женихи? То есть мужья… Вроде не голые, а в чем? Невероятно, во время всей этой суеты они исхитрились где-то разыскать штаны!

Вот правильно говорят, что при ночном пожаре женщина кидается к детям. Если детей нет — к драгоценностям. А мужчина первым делом бросается искать штаны! Правда, хихикнула я, узкобедрому Ти каким-то образом подвернулись те самые обгрызенные портки, в которых я шлялась по горам… в них он и влез!

Шао с обалдевшим видом продолжал разглядывать сидящих на полу нас. Взгляд уперся в мой голый пупок.

— На себя посмотри, — ласковым голосом посоветовал Ти. А потом обернулся ко мне: — Бель, отвернись!

Я клацнула зубами. Что, теперь мы заведем песню: «Бла-ародным девушкам после свадьбы не полагается…»? И наваляем список на пару сотен пунктов, чего именно.

«Ну, вообще-то Ти прав, женам не стоит хлопать глазами на чужих мужчин», — пришла смешливая мысль от Шона.

«Я еще не совсем жена. И мне интересно!»

«Ну да, это, конечно, совсем другое дело…» — хихикнул маг.

Ар привлек меня к себе, уткнув носом в грудь. Против запрета в таком виде я не возражала. А Ти встал и пошел копаться в руинах шкафа, чтобы найти штаны для Шао. Судя по репликам, под руку попадались только мои юбки, надевать которые дракон почему-то не желал… Попутно Ти расспрашивал Шао, что с ним произошло.

Вкратце история выглядела так. Вернувшись от нас в растрепанных чувствах, дракон решил прогуляться по Галарэну на ночь глядя. Чтобы успокоиться и подумать. Да и вообще он часто так гулял. И почти рядом с домом его ждала ловушка. Из подворотни жалобно закричала какая-то девушка, на которую, похоже, напали. Услышав мольбы: «Не надо… я ращу дракона…» — Шао озверел и кинулся в темноту. Не пробежал и пары шагов, как сверху упала большая сеть, а пока он выпутывался, на голову выплеснули целое ведро парализующего яда. И больше он не мог ни говорить, ни двигаться… даже колдовать не получалось. Сначала смутно чувствовал, как его куда-то волокут. Потом показалось, что протащили через портал. Затем с него содрали всю одежду, амулеты, кольца и бросили на пол в накрытую тканью крошечную клетку… Сколько он там провалялся — Шао не знал. Как в бреду, слышал голоса родителей, как пыталась докричаться я… но ответить не мог. А потом пришел другой зов — ревели драконы, и среди их голосов он различил голос той алой, которую искал несколько месяцев. Неважно, что Наргиэль не хотела быть его подругой — его драконья суть откликнулась, и Шао перевоплотился, разнеся вдребезги свою клетку. Только вот оказалось, что решетка — не единственная преграда на пути к свободе. Не успел Шао оглядеться, как напоролся взглядом на сидящую в проволочной оплетке ящерку… Последнее, что принц успел сделать, поняв, что сейчас умрет, — применить одно из заклинаний семьи Ал'Эроллд, взорвав то место, где его держали. Что было дальше, он не помнил. Потом очнулся и услышал наши голоса. Вот, собственно, и все.

Мы разочарованно вздохнули — надежда, что поймавший кронпринца Тер-Шэрранта черный маг выступит перед ним с программной речью, не забыв перед этим откинуть с головы капюшон, растаяла как дым. И в Галарэне вроде ничего не взрывалось… Значит, Шао держали вообще где-то не здесь. Интересно, а где?

«Если где-то бабахнуло, агенты утром доложат», — кинул мне мысль Ар.

Я повернула голову… Шао продолжал лежать задом кверху на остатках матраса. А почему не встал? Ой, мы дураки!

— Ар! Поднимайся! Пошли его лечить — он же снова человек, и яд действует! Хорошо, что хоть говорить может и головой крутит!

Нет, все-таки столько событий в один день — от этого мозги клинит. Отлипнув от Ара, я на четвереньках бодро поползла к Шао, зная, что Арден наверняка последует за мной.

Мне доверили приводить в порядок руки. Эльфы занялись всем остальным. Шао вертел головой, глядя то на меня, то на них.

— Так все же, где я? И как сюда попал?

— В моей спальне. Бывшей спальне. Тебя наш амулет перетащил, когда ты окаменел от взгляда василиска. Вот только планируя перенос в безопасное место, мы как-то не учли, что сюда привалишь ты в драконьей ипостаси, — вздохнул Ти. И добавил: — Всю брачную ночь нам испортил!

— Кому «вам»? — Дракон переводил ошеломленный взгляд с Тиану на Ардена и обратно. Потом посмотрел на меня.

— Ага, они женаты, — кивнула я, подтверждая сказанное.

— Вы?! Ты и Ар поженились? — Шао выпучил глаза, глядя на Ти.

— Ну да, как раз сегодня. Три… нет, уже четыре часа назад! А ты нам в первую ночь кровать в хлам разнес! — хмыкнул Арден.

Выражение лица Шаоррана стало достойной компенсацией за все треволнения, которые мы претерпели из-за него в эту ночь.

Как только стало ясно, что Шао пережил похищение без потерь, я сунула ему под нос амулет связи:

— Зови Аршиссу, она с ума сходит!

— Я уже, — улыбнулся Шао. — Ведь мы друг друга чувствуем…

— Ну и славно. Привет ей от меня! И пока! Вы тут как хотите, а я пошла спать к Шону. Через два часа придет Вэрис, а я как муха вареная!

— Да что у вас тут творится? — попытался сориентироваться обалдевший от происходящего дракон. — Астер, ты почему не в Ларране? И где твой Ароэль?

— Ароэль — вот! — ткнула я пальцем в Ара. — А я спать пошла. Шон, ты со мной? И Шао, не планируй ничего на воскресенье — будешь помогать нам приводить тут все в порядок! Сам сломал, сам чинить будешь!

Встала, подошла к остаткам стены нашей купальни, заглянула туда. Ага, бассейн и витраж уцелели. А остальное — ерунда, отремонтируем. Вышла в коридор и потопала к комнате Шона. А парни пусть сами разбираются!

* * *

Когда в полпятого утра я поднялась и, пошатываясь, как пьяный зомби, побрела по диагонали коридора к руинам — поискать в этой разрухе одежду, Ти и Ар уже возились там. На вопрос, что им не спится, мне сообщили, что надо расчистить места, куда выходят порталы — а то не сможем скакать в Ларран и обратно. А еще укоризненно уставились на меня в четыре глаза и добавили, что какой смысл валяться в кровати, если некая ветреная принцесса, не выполнив обещанного, сбежала к непутевому магу?

Принцесса покраснела, поцеловала каждого обделенного куда дотянулась, пообещала сегодня же исправиться и пошла разбирать вещи из разломанного шкафа.

Как хорошо, что можно чистить, ремонтировать и гладить одежду магией! Сначала я отрыла по костюму на сегодня для каждого из нас, потом наряд Ара, который по размеру должен был подойти Шаоррану, — ширина плеч и рост у Повелителя и дракона были примерно одинаковыми. После этого начала извлекать из-под обломков все подряд, аккуратно приводя в порядок и складывая в чистом углу купальни.

На плац мы вышли вовремя, с невозмутимыми лицами. Приветствовали Вэриса и начали разминаться и делать растяжки. По ходу дела, перекидываясь мыслями, рассказали декану про дракона Ардена и похищение Шаоррана.

И про то, что ночью Шао вернулся к нам, разнеся половину второго этажа. А сейчас драконий принц спит в уцелевшей гостевой спальне… ой, уже не спит, а стоит под яблоней и сверкает очами! Похоже, когда Шао пришел в себя, до него дошли мои откровения касательно того, что Ароэль и Повелитель — одно лицо.

Выручил Вэрис. Глянул на сердитого принца и скомандовал:

— Лорд Шаорран Ал'Эроллд, раз пришли на тренировку, так не стойте столбом, а присоединяйтесь к своей банде!

Шао хмыкнул, его глаза блеснули. Встал напротив сидящей на шпагате тянущейся к мыскам меня и поздоровался:

— Привет, Астер!

— Тебе тоже, Рани! — бодро отозвалась я.

— Ну ты и…

— А меч у тебя есть? Если нет, могу свой одолжить… А я с кинжалами потренируюсь. Выручи, а? А то эти блондины меня в землю закопают!

— Честно говоря, у меня есть острое желание им помочь… Так значит, у тебя роман с Повелителем? Который хочет тебя в землю закопать? А вчера женился на своем кузене? И, мало этого, учится вместе с тобой драконьей магии в Шарр'риот? И ты мне это все выдаешь серьезным тоном, уверяя при этом, что ни словом не лжешь. Я что, вчера тебе на голову свалился и слишком сильно приложил?

— Ну да, все так и есть, — сообщила я, попеременно наклоняясь вправо и влево. — И насчет приложил тоже.

— Ага. Повелитель Арденариэль в тебя влюблен. А я-то наивно думал, что за тобой ухаживает его отец… Кстати, если все так, то почему ты скрывала, кто такой Ароэль, раньше, и заговорила сейчас?

— Потому что вчера вылетел дракон Ардена.

— Дракон Ардена? Астер, окстись! Повелитель же чистокровный эльф!

— Да. Стопроцентный эльф. И в то же время — дракон. И не говори, пожалуйста, пока об этом своим! Пусть уж это сделает или сам Ар, или Владыка. Ладно?

Шаорран уставился на меня, как на трехголовую виверну. Вздохнул.

— Похоже, ты это все серьезно… Но как это может быть? Как он вообще стал драконом?!

— Так же, как и единорогом — милость богов, — улыбнулась я.

— Не понял…

— Он принес великую жертву. Отдал все, что у него было, включая жизнь. И это — награда.

— Знаешь, понятно не больше, чем раньше, но звучит справедливо…

— Может, как-нибудь расскажу, — снова улыбнулась я, становясь на мостик.

— Но если ты была невестой Ароэля… — сделал дракон следующий логический шаг…

— Угу, — кивнула я.

— Но он же женился на Тиану!

— Угу.

— А ты?..

— Угу!

— Драконье гнездо из трех эльфов? Ну, вы даете! А я вам вчера брачную ночь испортил?!

— Ну, ты свалился прямо на меня, когда я сидела на краю кровати. Собственно, на том лирическая часть и завершилась, — засмеялась я. — Потом я оказалась в позе «морская звезда, проглаженная утюгом» под чьим-то чешуйчатым брюхом и мне пришлось вертеть дырку в полу, чтобы через потолок первого этажа выбраться наружу! А после мы оживляли тебя. А чем все кончилось — ты видел. Так что будешь помогать теперь ремонт делать!

Закончив разминку, всучила дракону свой меч, а сама позвала кинжалы.

Парни слушали наш разговор издали, разумно не вступая в беседу. Примешивать борьбу мужских самолюбий к выяснению отношений — последнее дело.

Избежать мечемаханья не удалось — Ти доверил мне свой второй клинок и стал гонять взад и вперед по плацу, как козу имени безвестного Сидора. Я отбивалась как могла, пока не села задом на землю.

«Видишь, я ж говорила тебе — как поварешкой!» — послала я жалобную мысль Шао. Тот усмехнулся, а потом повернулся к Тиану.

— А со мной попробуешь?

Только я обрадовалась, что у меня появился названый брат, который защитит от сердитого мужа, как за меня взялся второй разочарованный муж. Мучители!

«Будешь так гонять — снова уйду ночевать к Шону!» — послала я мысль наступавшему на меня белобрысому садисту.

«Я сейчас и Шону мозги вправлю — больше он тебя к себе не возьмет!»

Что-о?! Вот раскомандовался! Крутанувшись на пятке, сделала тот финт с ложным ударом в шею, который мне показал Владыка. Ой, а Ар его, оказывается, не знает! Спасибо, Нейли! Повелитель замер, ошалело уставившись на лезвие, дрожащее в пальце от его паха. Ура, я победила!

— Ну, теперь пойду с кинжалами потренируюсь, — небрежно заявила я, положив меч на скамейку и ретируясь куда подальше, пока Ар не оправился от потрясения.

Оглянулась — Ти и Шао с переменным успехом наскакивали друг на друга, Шон и Взрис фехтовали в изящной академической манере — скорее похоже на танец, чем на сражение, Ар, опустив меч, смотрел мне вслед…

Мы еще умудрились успеть вернуться на завтрак в Ларран. Я чуть было не вышла в трапезную с синяками на руках и шишкой на лбу, которыми осчастливил меня Шао, свалившись ночью на голову. Спасибо Ти, который поймал меня в дверях за руку и ткнул носом в зеркало.

Сам Шао отправился домой, переодеваться — что-то не понравилось ему в эльфийском платье — и появился к столу в последний момент.

«Ну, Бель — можно тебя теперь так называть? — ты даешь! То серая мышка, то студентка-эльфийка, то принцесса…»

«Ага. А еще драконица и кобыла рогатая, не забыл, Рани — если можно тебя так называть».

«Ну, ты ж моя сводная сестра теперь? Которая вчера отдала для меня кровь — видел я лужу на полу, а Шон объяснил, что ты так недостающую силу давала. Кстати, как вы меня оживили?»

«Гибридная магия… Пришлось ей научиться. Но это возможно, только если окаменение не зашло слишком далеко. Потому мы и торопились, даже одеваться было некогда. Слушай, а если без подколок — как ты хочешь, чтобы я тебя звала: Шао или Рани?»

«Рани — это для очень близких. Тебе можно. Если хочешь, конечно… А Шао пойдет на людях. А почему ты Бель?»

«Это тоже для самых-самых — меня так отец звал. Кибела — Бель. Понимаешь? Да, Рани, у тебя в защите дыра. Пошли вечером к нам, на всех повесим маяки, как тот, что ношу я, и подумаем, как справляться с этой парализующей заразой. Придешь?»

«Значит, ты теперь замужем?» — сменил тему дракон.

«Да, вчера состоялась церемония в Лесном храме в присутствии двенадцати свидетелей. Но я прошу тебя не говорить пока об этом никому — даже родителям. Неосторожное слово — и мой дядя затеет гражданскую войну».

«Этот?» — Шао с омерзением во взгляде покосился на чавкающего лорда Фирданна.

«Не недооценивай гадюку! А еще вон сидит уважаемый аптекарь Юлип тер Чепак… да-да, тот рыжий, который смотрит на дядю влюбленными глазами. Он — агент укравшего тебя некроманта. И что с ним делать, мы пока не поняли».

«А что ты сама делаешь после завтрака?»

«Лечу в Галарэн, где буду учиться насыпать курганы, матерясь при этом на викинговском. А потом под присмотром Ара учу орочий язык, одновременно разбирая обломки в нашей спальне. Да, а еще Шон дал мне почитать рукопись «Ругательства и проклятия в языке подгорного народа» — хочешь взглянуть?»

«Эх, почему я тогда улетел? Такая б жизнь у меня сейчас была!» — шутливо вздохнул Шао.

«Ты, кстати, прочел описание погребальных обрядов конунгов? Лорд Гаралд пригрозил, что кто домашнее задание не сделает, того и закопают!»

* * *

В перерыве мы втроем устроились на нашей скамейке. У меня сформировались мысли почему Шао стал объектом охоты, и я хотела их озвучить и проверить:

— Смотрите! Первое — мы точно знаем, что черный маг ненавидит драконов. Второе — спорю на шип с моего хвоста, что он искал, но не нашел «Лигу некромантов Севера». Про меня и мою магию ему тоже ничего не известно. Зато он точно знает, что Властелин Небес поклялся отплатить ему за покушение на себя и Шао. В итоге он пришел к выводу, что алтари, которые он всюду понаставил, снесли именно драконы. Ибо больше некому. Даже в Академии нет магов, способных на это. Вот он и хочет отомстить за то, что его лишили источников силы. Согласны?

— Похоже на правду. А что еще? — кивнул Арден.

— Еще ему надо убрать драконов с территории Империи. Думаю, он не передумал захватить трон и жениться на мне. От таких планов так легко не отказываются… просто сейчас он будет разыгрывать какой-нибудь третий или пятый запасной вариант. Вот хорошо бы нам понять, в чем он заключается… Да, Ар, известий о взрыве пока нет?

— Есть. Рвануло в Вердене. Знаешь, где это?

Я прокрутила в голове карту Империи… Ага, средний по размеру город в центре обширной зеленой долины лигах в трехстах к югу от Ригана. Там выращивались лучшие в Империи цитрусовые и всегда было тихо. До сегодняшней ночи.

— Да, именно там. В воздух взлетел большой помещичий дом, стоящий на отшибе на краю города. Теперь вместо особняка — воронка, а на пяти соседних улицах вставляют новые стекла. Хорошая магия у вашей семьи, Шао! Впечатляюще-наглядная.

— Ага! Как у Шона, после первого визита которого в Лариндейль полдворца перестраивали, — хихикнула я. Потом заговорила серьезно: — Так о некроманте. Теперь мы разорили еще одно его гнездо… Он зол. В следующий раз он захочет убить. Чтобы преподать урок. Значит, сегодня вечером думаем, что делать с ядом. А пока… — обернулась к Шао и провела руками вдоль тела. — Извини, помыться или обнять кого-нибудь будет проблематично, но зато сейчас к тебе не прилипнет даже деготь! Пусть хоть три ведра выльют! Хоть купайся в этой заразе! Рани! Прости… нам пора бежать на трансмутацию — доешь, пожалуйста, оставшийся бутерброд. Ладно? И до вечера!

Вечером меня ждал сюрприз — Ти и Шон проморочились и промагичили весь день, но восстановили спальню такой, какой она была до визита одного неуклюжего дракона. В камине пылал огонь, а на тумбочке стоял букет свежих цветов из долины Полумесяца. Даже платья уже висели в шкафу, в том числе и то алое, что подарил Арден. Я бросилась к Тиану на шею. Тот подхватил меня под бедра и прижал всем телом к стенке. Посмотрел долгим темным взглядом в лицо:

— Ты же хотела, чтобы твоя брачная ночь была тут. Так и будет. Как только закончим с делами и попрощаемся с Шао. Сегодня ему лучше вернуться к себе домой.

* * *

Посередине кухонного стола благоухало большое блюдо с горячими жареными бараньими ребрышками, рядом красовались миска с любимым красным соусом Тиану, салатницы с зеленью и грибами и хлебница с еще теплым нарезанным караваем. Мы впятером уписывали всю эту вкусноту, запивая горячей тайрой и попутно потешаясь над морковными запеканками, которые через день подавали к столу в Ларране.

Сначала поели, потом Шон отнял у нас всех защитные амулеты и куда-то уволок. Притащил обратно через двадцать минут и объявил, что отныне увечные и калечные будут выпадать из астрала на полигон. Оттуда их и подберут… а дом ему ремонтировать больше не хочется. И, кстати, теперь амулеты работают одновременно и маяками.

А вот что делать с паралитической гадостью, мы так и не придумали. Малейшая доза отключала нервы, действуя даже на драконов, и как с этим бороться, было неясно. Противоядия Шон пока не нашел, а нейтрализовать эту дрянь магически, когда колдовать не можешь… ну, понятно. Получалось, придется нам носить специальные щиты. Единственное, чего пока удалось добиться, — это чтобы через защиту проходили воздух и обыкновенная вода. Но все равно неудобно.

Мы покивали головами, жалея самих себя. Нет, надо как-то вычислить этого скунса в капюшоне, который портит нам жизнь и даже исхитрился испоганить мою брачную ночь… Я уже готова была посадить под замок всю Белую башню, лишь бы вздохнуть спокойно. Жаль, что так нельзя. Придется искать виноватого.

Уходить от нас Шао не очень хотел… в итоге Шон потащил его в библиотеку сыграть в шахматы. А мы втроем попрощались и пошли наверх.

Попытка номер два. Если посреди ночи явится Аршисса с благодарностями за спасение сына, букетом и бутылкой красного драконьего, у меня начнется истерика. Поймавшие мои мысли парни нервно захихикали.

Меня снова посадили на кровать, а потом Ти обошел комнату по периметру, ставя пологи невидимости и тишины.

— Зачем?

— Чтобы ты не боялась быть собой. Поверь, иногда бывает очень шумно, и лучше знать наверняка, что никто посторонний тебя не услышит, — улыбнулся Арден. — Ну что, иди в купальню? И да, будешь выходить — одеваться не стоит…

Я задержалась дольше, чем обычно, лежа на воде с закрытыми глазами. Было здорово и немножко жутко — как будто собираешься прыгнуть в воду с высокого обрыва. Но я же этого хотела? Я же их люблю и мечтала выйти за них замуж? И все равно… при мысли о том, что завтра утром я проснусь уже не девушкой, сводило живот.

Замотавшись полотенцем, я вышла в комнату.

— Мой лучший подарок на день рожденья, мое почти сбывшееся желание, — улыбнулся мне Арден. Походя поцеловал меня в плечо и скользнул вслед за Тиану в ванную.

Я по-быстрому, как могла, расчесала и подсушила магией волосы, сбросила полотенце и нырнула под одеяло. Только успела, как появились они. Безо всяких полотенец. Прекрасные и обнаженные. И — не заметить этого было невозможно — желающие меня.

Ти щелкнул пальцами, гася свет.

Я зажмурила глаза. Матрас просел под тяжестью, а потом два прохладных тела прильнули ко мне справа и слева.

— Ну вот, ты снова боишься! Открывай глаза! Это всего лишь мы… — засмеялся Тиану.

— Бель! Ты такая красивая! Я так тебя люблю! — шепнул на ухо Арден.

— Я хочу снять все щиты. Можно? — перевела взгляд с одного на другого.

— Подожди секунду… Я накрою щитом всю кровать… А потом мы снимем все. — Ти оторвался от моего плеча и привстал.

Я кивнула. Да… кому мы там еще давали амулеты? Нейли, Вэрису, Бордену? Во! Вот статуи ректора нам ночью в постели и не хватало! Такого еще ни у кого не было!

— Бель! Ну о чем ты думаешь! — засмеялся Арден. — Даже в такой момент ты умудряешься поставить все с ног на голову!

— Ага! За восемь секунд! Но мне надо еще тренироваться!

Смеющийся Арден откинулся на спину:

— Нет! Сдаюсь! С тобой невозможно…

— За восемь секунд что? — поинтересовался Ти, закончивший ставить щиты. — Не слишком ли быстро?

Ах, он же не слышал про тот семинар по атакующей магии… Ну, сейчас расскажу!

Через минуту Ти тоже кусал подушку, чтоб не захохотать.

Отлично! Всех вырубила, а дальше что? Допрыгаюсь, что завтра снова проснусь девицей…

— Не проснешься, — в голосе Ардена звучали глубокие чуть хриплые нотки.

— Вообще? — округлила глаза я. — Придушите, что ли? Мы так не договаривались!

И, откинув одеяло, резво поползла на четвереньках от него прочь. Гм-м… а почему не гонится?

— Потому что за щит все равно не выберешься. А сзади такая панорама… — объяснил Тиану.

— Лучше, чем тогда в ручье, — подтвердил Арден.

Развернувшись, с обиженным воплем прыгнула на них.

Следующие несколько минут мы играли в кучу-малу.

Меня пытались утихомирить, не наставив новых синяков, а я не желала утихать. И отбивалась как могла, разве только не кусалась.

— Слушай, на ком мы женились? — поинтересовался сидящий на моих ногах Тиану у Ардена, прижавшего мои руки к постели над головой. — Это точно принцесса, а не дикий гоблин?

— Гррр! — отозвалась я и попыталась дернуться.

Если боишься — иди в атаку, ага!

— Бель! Ну что ты творишь? — ласково поинтересовался лежащий рядом со мной Арден. Одной рукой он продолжал удерживать мои запястья, а вторая погладила лицо, шею и легла на грудь. Небольно ущипнула мгновенно затвердевший сосок, а потом начала ласкать и массировать холмик, заставив меня прогнуться и застонать.

Сидящий на моих коленях Ти наклонился вперед. Горячие ладони гладили бока, бедра, рот Ти приник к пупку, а потом двинулся ниже. Я почувствовала, что начинаю задыхаться.

— Бель! Чтобы дарить наслаждение, надо сначала научиться получать наслаждение. Позволь нам показать тебе. Я сейчас отпущу твои руки, ты не будешь драться? — прошептал мне Арден в ухо. Потом чуть прикусил зубами мочку и прильнул к сгибу шеи.

Я помотала головой, потому что говорить не могла.

Ар приподнялся надо мной, заглянул в глаза и накрыл рот поцелуем. Не спеша, заставляя чувствовать каждое движение его губ, вкус лартайи, которым он наполнял мой рот. Я вцепилась в его плечи руками, притягивая ближе. Пальцы левой запустила в волосы, поглаживая затылок, а правая стала гладить его спину, бок… Вообще-то, хотелось опустить ее ниже. Теперь ведь, наверное, можно?

Тяжесть с ног исчезла. Ти приподнялся, надавил мне коленом на бедра, заставляя раскрыться, и улегся внизу, продолжая целовать и ласкать мой живот. Поцелуи спускались ниже и ниже, пальцы Ти странствовали по моим бедрам, иногда чуть касаясь промежности. Я чувствовала, как горю, как вдоль позвоночника течет поток раскаленной лавы, собираясь в водоворот внизу живота. Ти снова прикоснулся к безумно чувствительному месту и тут же убрал руку, я застонала Ардену в рот: «Хочу…»

Ар оторвался от моих губ.

— Кого из нас ты хочешь первым?

Ой! И что сказать? Раньше ответ был бы однозначным — Тиану и только он. Но теперь? Как я могу отвергнуть хоть одного из них?

— А это важно? — внимательно посмотрела в изумрудные глаза.

— Ну, в нашем случае, наверное, нет.

Ага, если столько экивоков, значит, важно.

А насколько важно? Потянулась мыслями к Ардену… и осеклась, наткнувшись на ментальный блок. Ох, а вот это совсем нехорошо! Ведь только что Ар был полностью открыт, просто распахнут. И вот захлопнулся, как устрица.

Получается, он уверен, что я предпочту Тиану, и спрятался за ментальным щитом, чтобы не показать боли и разочарования. Похоже, Повелителя опять грызет, гложет, снедает подозрение, что он — лишний…

Мы вместе уже полгода, и каждый день я повторяла ему снова и снова, что люблю, хочу быть с ним, жить без него не могу… Но если сейчас я отвернусь, он потеряет обретенную веру и снова почувствует себя ненужным. И — я уже понимала, что первый раз не забывается никогда — это чувство останется с Повелителем навечно, делая несчастным его самого и омрачая наш союз.

Но отказаться от Тиану тоже невозможно. Как можно отвергнуть того, с кем ты едина сердцем и душой? О ком мечтала столько лет? Без кого не можешь представить себе жизнь? Кто умер ради тебя и ради кого готова умереть ты сама? Вариант немыслимый, противоестественный.

Так что же делать?

Можно сбежать от ответственности, переложив тяжесть выбора на Ара. Он из нас самый старший, самый опытный… вот только понятно, что он решит. Наверняка гордо и благородно отступит в сторону, не мешая кузену и мне наслаждаться счастьем. А сам станет несчастным навеки, пряча разочарование под маской бесстрастности…

Вот брых вызгатый, головная боль! Теперь понятно, почему люди не женятся по трое!

А ведь есть еще одна сторона проблемы. Я уже и интуитивно, и разумом понимала, что наш брак — нечто большее, чем просто личное дело двух эльфийских принцев и одной драконьей принцессы. В свете пророчества выходило, что непонятно пока как, но именно мы — шанс на возрождение наших народов. И нужно сделать все возможное, чтобы в нашем союзе не возникло трещины, раскола, малейшей тени…

Да и, наконец, а в чем счастье для меня самой? Ведь не просто в поцелуях и чем-то там еще… а в том, чтобы сделать счастливыми их, кого я люблю больше жизни. Даже если при этом придется поступиться чем-то самой. Улыбнулась — хотя уж я-то при любом раскладе точно не буду себя чувствовать ни ненужной, ни нелюбимой. А именно это — главное. Значит…

Заглянула в глаза ждущему моего решения Ардену и произнесла:

— Я хочу вас обоих. Хочу, чтобы в первый раз мы были вместе втроем.

Ответом на мое, как выяснилось, революционное заявление, стали нервные телодвижения обоих парней — будто я высказала не невинный девичий каприз, а каждого шаровой молнией приложила. Ар часто заморгал и уставился на меня так, будто и впрямь гоблина увидел, а Ти внизу дернулся и поперхнулся.

— Что-то не так? Да, обоих! — повторила я.

— Бель! — Ар пришел в себя первым. — Так не бывает. Просто не получится.

— Почему?

— Потому что ты узенькая, а мы оба совсем не маленькие, — попытался мне объяснить ситуацию так, как видел ее сам, Арден.

Я же смотрела по-другому. Мы будем вместе долго-долго. И надо сделать так, чтобы каждый вспоминал эту ночь с радостью, без ощущения того, что он был лишним. Они оба — первые. Приняв решение, я почувствовала всем сердцем, что именно так будет правильно.

— Я так хочу, — повторила я. — Давайте придумаем, как это сделать? Наверняка есть способ…

— Угу. Записан на тех же скрижалях, где и рецепт, как протащить верблюда сквозь игольное ушко, — рассмеялся улегшийся рядом Ти, целуя меня в плечо. — Но если хочешь, давай подумаем. Я ж тебя знаю, ты не успокоишься!

Ти, как всегда, без споров, колебаний и сомнений готов был принять мой выбор. Ну и хорошо. Теперь нужно только сообразить, как воплотить задуманное.

— Может, позовем Шона? Он нам поможет, — предложила я.

— Ага, как вчера… То-то хохма будет. Еще и Шао прибежит посмотреть, что у нас тут не ладится… — развеселился Ти еще пуще.

— Нет, Шао не надо! — помотала головой я. — Ар, объясни, почему вдвоем никак? А как тогда Лана рожала? Ведь ребенок во много раз больше, чем вы вместе взятые. Я не понимаю.

— Бель, ты к такому сейчас и близко не готова, поверь… — улыбнулся Арден.

Потянувшись, нежно прикоснулась кончиками пальцев к его губам. Он действительно за меня беспокоится. А я — за него. За них. Наверное, в этом и есть суть любви. Но отступать я не собиралась — присутствовало ощущение того, что этой ночью мы проходим перекресток, узел, точку выбора. И от того, что и как я сделаю сейчас, зависит, какой будет судьба нас всех, насколько тесным и прочным станет наш союз. Вот пока ощущение правильности происходящего — со мной, буду делать все, что могу. В конце концов, что мне может грозить? То, что в первый раз может быть больно, я уже знала и совершенно не боялась. Я же не хлипкая человеческая девица, просидевшая всю жизнь у окошка с пяльцами. Я — дракон! И я их люблю. Так что я готова, что бы там ни было.

— Мм-м… А если сделать вот так? — нарисовала я в голове схему.

— Нет, в такой позе не выйдет! А если воспользоваться магией, то можно попробовать вот так! Но, Бель, пообещай, что если не получится, мы сделаем все, как нормальные люди.

— Мы не нормальные люди, а маги и драконы, и у нас получится! — засмеялась я. И чуть не добавила, что интересно же!

Над постелью, в наклонной колыбели из силовых нитей на спине лежал Арден.

Верхом на его бедрах, лицом к нему, под таким же углом к кровати, устроился Тиану.

Мне предстояло опуститься сверху.

Ритуал — пришло в голову слово. То, что мы собирались сделать, было не спонтанным актом любви, а именно ритуалом… Засмеялась — все у меня не как у людей. Даже у прабабки Рамин не было таких проблем, ведь она вышла замуж за двоих вторым браком. Но если мы справимся сейчас, потом нам будет уже ничего не страшно!

Эльфы славились реакцией и координацией движений, и я решила, что можно попробовать касаться меня по очереди, постепенно усиливая нажим. Так в конце концов никто даже из нас самих не сможет сказать, кто был первым и кто порвал то, что там полагалось порвать. А потом уж как сложится…

Ар предупредил, что при таком способе, когда все делается не одним движением, а постепенно, мне может быть больнее, чем бывает девушкам обычно. Я ответила, что не боюсь. Честно говоря, сейчас мне море было по колено — я была уверена, что мы поступаем правильно. Но поинтересовалась, любопытства ради, со многими ли целомудренными девушками имел дело Повелитель? Ар смутился и признался, что бегал от них, как от огня. Потому что лиши кого невинности — жениться же придется! У Ти тоже опыта общения с девственницами не было. Я засмеялась — выходило, что мы все трое были в равном положении.

Уцепившись за руку Тиану, поднялась на ноги и посмотрела на ждущих меня мужчин. Темные взгляды, напряженные тела. Заводит и одновременно пугает. Сглотнула — боюсь! Но не покажу этого никому… То, что я делаю, — правильно, потому что сделает всех нас счастливыми. Ну, попробую?

Взлетела и осторожно стала опускаться сверху — спиной к Ти, лицом к Ару. Мм-м, а с волосами, висящими ниже попы, что делать? Они не будут мешать?

— Бель, хватит. Замри вот так, — рука Ти отвела мои волосы за плечо, потом костяшки пальцев прошлись по позвоночнику, заставляя выгибаться. Арден смотрел на меня так, будто я была для него и пищей, и водой, и глотком воздуха. Взгляд любящий, жаждущий и в то же время открытый и беззащитный. Потянулась к нему мыслями — он действительно был открыт! Снова открыт!

— Я люблю вас! — закрыла глаза и замерла, как мы договаривались.

Прикосновения были нежными, деликатными — парни примеривались, дотрагиваясь до меня по очереди. Потом они положили мне руки на бедра.

— Бель, постарайся не двигаться. И не бойся!

Я уже и не боялась. Их касания внизу, поочередные быстрые толчки, сначала легкие, потом все более и более настойчивые, заводили так, что я невольно начала всхлипывать и постанывать в такт, запрокинув голову и кусая губы. Хочу еще!

Давление усилилось. Пришло ощущение удовольствия, смешанного с неудобством. Боли почти и не было, был экстаз от того, что делали со мной мои мужчины. Я вскрикивала от радости, когда раскрывалась для них, пропуская в себя, и испытывала чувство потери, когда они выскальзывали назад. Хотелось двигаться самой, им навстречу, это казалось естественным и необходимым.

Наверное, я все же дернулась и сбила ритм, потому что Тиану еще был во мне, когда ударил Арден. И вошел. И замер. Замерли они оба.

— Бель, малышка, тебе очень больно? Мы сейчас выйдем, потерпи, я сейчас осторожно…

Я полностью открылась ментально, вскрикнув: «Нет! Стойте!» — и передавая им то, что чувствовала сама. А боли не было. Было что угодно, но не боль.

Я была полна, полна до предела. Но это было не больно — скорее приятно и потрясающе остро, и я не хотела это терять. Мне нравилось… И пусть теперь замрут они, а двигаться попробую я. Вот так, по чуть-чуть, вверх-вниз, чувствуя как они трутся внутри меня, растягивают, наполняют… Ар положил руку мне на низ живота, погладил, потом пальцы скользнули глубже, кружась, лаская. Что он творит? По животу прошла короткая судорога, я вскрикнула.

— Бель, ты самая красивая и желанная, я сумасшедше хочу тебя! — голос Ара вибрировал, добавляя последние капли к тому, что происходило внизу. Ти стиснул ладонями мои ягодицы… я качнулась еще раз, и мир взорвался. Пронеслась волна мурашек по спине и ногам, а потом по животу один за другим пошли несущие наслаждение спазмы. Я чувствовала, как непроизвольно раз за разом сжимаю мужчин внутри себя, становясь еще теснее, как выгнулся, ахнул и присоединился к моему экстазу Тиану, а затем и сделавший последний удар Арден. А потом мы слились…

Алая вспышка поглотила меня и их, вздымая нас на волнах разрядки, заставляя гнуться и извиваться от невыносимой остроты ощущений, выплескиваясь из нас вскриками и стонами. Мы цеплялись друг за друга, прижимаясь и сливаясь во что-то одно, большее, чем сумма просто трех вместе взятых… А когда все кончилось, рухнули на постель.

— Бель, любимая, ты жива?

И кто это сказал? Перед глазами плясали звезды, в ушах звенело, кости превратились в кисель. Двигаться я не могла, соображать тоже. Появись здесь сейчас наш некромант в черной рясе, я б, наверное, глупо захихикала, сделала ему пальцами козу, а потом послала вдаль на тролльем, чтобы нам не мешал.

— Позволь, я тебя посмотрю, — в голосе Ара звучало беспокойство.

— Зачем? — удивилась я. — Мне хорошо, даже просто замечательно. И очень понравилось, если хотите знать.

— Затем, что когда схлынет возбуждение, может стать больно.

— Опять я сотворила что-то, что бла-ародным девицам не следует?

— Ага! — засмеялся Ти. — Вышла замуж за двух слишком активных эльфов!

— Почему слишком? — заморгала я, пока Ар переворачивал меня, как черепаху, на спину и пытался заставить раздвинуть колени.

— Скоро поймешь, — голос Повелителя казался довольным. — Все в порядке. Одна небольшая трещинка, я ее залечил.

— А вам понравилось? — забеспокоилась я.

— Хорошо… — протянул Ти, — но…

— Что «но»?

— …мало!

Вот белобрысая вредина! И вторая законная ехидна смотрит на меня каким-то слишком внимательным взглядом из-под полуопущенных век. Они это всерьез?

Впрочем, поняв, что выступать сейчас я могу только в пассивном залоге, мужчины удобно устроили меня на подушках, обняли с двух сторон, и под их шепот о том, как они меня любят, я уплыла в сон.







Сейчас читают про: