double arrow

Глава 15


Моральные правила не должны мешать инстинктивному счастью.

Б. Рассел

Кто-то с топотом пронесся по стене за моей головой, раздались вопли, затем громкое «Бум-м-м!». Разлепила глаза — какого тролля лысого тут творится? В локте от моего носа ошарашенно хлопал глазами сонный Ар со всклокоченной после ночи шевелюрой. Помотал головой, крепко зажмурился, приводя разбежавшиеся мысли в порядок, распахнул уже осмысленные глаза, одним гибким скачком взлетел с кровати и послал мне мысль: «Пойду, взгляну, что там! Это у Эмита с Эрисом».

Я кивнула, поудобнее устраиваясь под теплым боком у беспокойно завозившегося Ти. А вот Шон продолжал безмятежно спать, чуть приоткрыв рот и светло улыбаясь — наверное, соседняя галактика снилась. Покосилась за окно — темнотища. Похоже, еще рань несусветная.

Того, что на топот и грохот к покоям принцессы может сбежаться весь дворец, я не опасалась — мы ставили двойной полог тишины каждый вечер: один внутри моей спальни и второй — на все покои. Все происходившее снаружи было слышно, как обычно, а вот от нас не доносилось ни звука.

Повелитель вернулся через пару минут. По лицу было видно, что он смеялся и, дай повод, тут же расхохочется вновь. Тихонько прилег рядом со мной, притянул мою руку и улыбнулся: «Знаешь, что учудили эти негодяи?»




Оказалось, что у близнецов сегодня день рождения. И Эрис приготовил Эмиту подарок. На его взгляд, ужас до чего смешной и одновременно актуальный. Потерпеть до утра белобрысый поганец не мог — растолкал любимого брата затемно и преподнес ему браслет с лично зачарованным камнем призыва. Эмит был настолько заинтригован, что даже проснулся. Нацепил браслет, позвал… и в его руке оказалась здоровенная черная чугунная сковородка с затейливой надписью по ободку «Утварь для девственниц от святого Колена». Эрис сложился пополам от смеха, глядя на растерянное лицо одаренного…

Вот выражения радости и благодарности Эмита по поводу преподнесенного братом презента нас и разбудили.

Я улыбнулась. Надеюсь, наши подарки составят достойный комплект со сковородкой святого Колена. У меня были припасены два похожих старинных коротких меча гномьей стали, про которые Арден сказал, что они как раз придутся близнецам по руке. Сами же Арден и Тиану собирались подарить пару зачарованных кинжалов и книгу заклинаний по огненной стихии. Интересно, а что приготовил Эмит для Эриса? Надеюсь, не подарочное издание «Сборник Храмовых гимнов», а то мы все тут взвоем…

Арден растянулся рядом на боку, завладел моей рукой и, глядя в глаза, начал перебирать пальцы. Решив, что равновесие нарушено, я тоже притянула к себе его правую руку и стала гладить и целовать. Рука вырвалась, пальцы прошлись по моим губам, подбородку, прочертили линию по шее, обозначили ямку у ключиц… и теплая твердая ладонь нырнула в вырез рубашки, накрыв холмик груди. Мы оба дышали, как после кросса вокруг Красной башни. Арден затряс головой: «Уже скоро… Две-три недели, не больше. А потом, Бель, клянусь…» Я, забыв о своем обещании про то, что не пойду никуда, пока не узнаю, что именно мне предлагают, кивнула.



Но, пожалуй, пора вставать, а то так и Шона разбудить недолго… Раз проснулась — так хоть спою. Что-то давно я наших собачек на псарне не радовала концертами.

Подошла к окну, высунулась по пояс — так меня и в городе услышат! — и заголосила. Собаки дружно завыли, внизу кто-то заматерился. Через полминуты пришла жалобная мысль от Шаоррана: «Астер! Ты что, обалдела? Хоть предупреждай, когда собираешься концерты закатывать — я в Галарэне ночевать буду! Нам же сегодня всю ночь не спать — а ты!.. Эх-х!»

Ну не объяснять же ему, что меня саму ни свет ни заря разбудили?

* * *

До занятий мы успели помахать мечами на плацу в заснеженном галарэнском саду и вернуться назад, в Ларран, где я изобразила вялую апатию за завтраком. Отодвинула нетронутую тарелку с очередной морковной запеканкой, пожаловалась на головную боль и недомогания и сообщила, что собираюсь весь день провести в своих покоях за вышиванием и с книгой сказок. Дядя, за креслом которого по-прежнему стояли двое гвардейцев, не возражал. Потом мы снова скакнули в Галарэн, переоделись и побежали на вторую пару, приобщаться к культуре и языку викингов.



Спасибо Вэрису, который, подыгрывая нам, составил расписание так, чтобы всю неделю первыми занятиями оказывались либо общая физическая подготовка, либо медитации и методы усиления внутреннего источника, ходить на которые нам было не нужно.

Я гордилась, что за каникулы выучила алфавит, в котором одних гласных было больше тридцати. Но оказалось, что одним этим руническим безобразием дело не ограничивается — смысл фраз в языке викингов зависел от расставленных ударений и порядка слов. А еще существовало несколько частиц, добавление которых к корням слов меняло их смысл непостижимым пока для меня образом. Наш преподаватель — высоченный широкоплечий светловолосый лорд Гаралд, сам похожий на викинга, посмеивался, глядя на вытянувшиеся лица студентов. Сидевший рядом со мной Ар следил за тем, что я творю, поправляя написание рун и заставляя повторять их снова и снова, добиваясь правильного произношения. Гаралд, постояв у нашей парты несколько минут и посмотрев, что делает Повелитель, одобрительно кивнул.

Перерыв мы провели в парке, на нашей скамейке. Есть не хотелось, поэтому я просто забралась Ардену под мышку, время от времени поднимая лицо, чтобы встретить его поцелуй. В голове вертелась какая-то вредная мысль, не давая поймать себя за хвост… Да что ж такое? Думала о вечном льде, о мороках на башнях, и тут она мелькнула и пропала. Вот хитрая зараза! С досадой стукнула ладонью по краю скамейки… и уставилась на свою руку. Вот оно!

Пока мысль в своей кристальной ясности крутилась у меня в голове, позвала всех — Шона, Ти, рядом сидящего Ара.

«Шон! Мы сотворили наши мороки на башнях так, чтобы любые попытки снять иллюзию извне только укрепляли ее, так?»

«Так, — отозвался Шон. — Бель, ты что-то нащупала?»

«Шон! Можно делать щиты, поглощающие удар! Такие никакой тролль не разнесет! Чем сильнее будут бить, тем крепче станет щит, понимаешь?»

«Бе-е-ель! Ты — гений!»

Ну вот, допрыгалась… Теперь останусь старой девой. Какой парень в своем уме захочет жениться на гении?

«Мы хотим…»

Ну, тогда ладно.

Договорились, что Шон займется этим немедленно. По его словам, дело было несложным, просто раньше никто не думал в этом направлении. К вечеру мы все сможем поставить на себя новые конструкции. И на остальных тоже.

Отлично!

* * *

К шести вечера в нашем саду снова собралась большая компания. Я, в своем натуральном виде, стояла с Тиану с одной стороны и Шаорраном с другой, приветствуя гостей и приглашая их к накрытому столу с холодными закусками — пятью сортами сыра, ветчиной, копчеными форелью и тонко нарезанной белорыбицей и, наконец, пряной кайрюшкой. Рядом красовались кувшины с разными соками и морсами.

Прибыли Властелин Небес с женой — Аршисса крепко обняла меня и поцеловала. Меня к ней тоже тянуло, и, думаю, она это чувствовала. Пришли лорды Алвий, Борден и Вэрис. Прилетел Алсинейль — ему снова предстояло страховать нас во время слияний на месте снесенных алтарей.

Арден приволок с собой из Ларрана Эриса и Эмита — Повелитель решил, что те уже достаточно взрослые. Пусть посмотрят своими глазами, чем мы тут занимаемся, пока они в Ларране беспорядки безобразят. Пора им вырасти.

Настоятеля Арисия в этот раз не позвали — в Тер-Шэрранте другие верования, и его благословение не имело бы там никакой силы.

Невидимый Шон болтал ногами, сидя на краю крыши.

Когда все перезнакомились и поприветствовали друг друга, занялись щитами. Я не стала объяснять, что именно мы сотворили, просто сказала, что стоит обновить щиты до того, как тронемся в путь. Я сама, мои женихи, Шон, Алсинейль и пара белобрысых проглотов уже были защищены, так что работы предстояло относительно немного. Магичили мы с Ти по очереди, а Шон подсказывал и направлял нас со своего насеста.

Уже стемнело, когда мы — все невидимые — вышли за ворота. Открыть свой портал из нашего сада было не под силу даже Властелину Небес — он все же попробовал, но обломался — так что стартовать предстояло из дома Шао. Ходить пешком никто не собирался, да и времени на прогулки не было — поэтому мы просто взмыли в небо и уже через несколько минут оказались у входа в особняк Шаоррана.

Сначала казалось, что эта ночь дастся нам намного легче предыдущей. Властелин Небес заранее позаботился о том, чтобы отловить всех виновных и отогнать куда подальше всех остальных. Останки убитых тоже были убраны. Ни копаться в чужих мыслях, ни лечить кого-то было не нужно. Да и жертвенников в Тер-Шэрранте нашли всего четыре…

Эрис и Эмит, вставшие под требовательным взглядом Повелителя в ряд тех, кто счищал кровь с пола в первой пещере, побелели как мел. Весь задор парочки веселых братцев пропал… мне было даже жаль их. Грасин, всю дорогу потиравший руки в предвкушении, тоже пришел в откровенный ужас. И от увиденного, и от мысли о том, что творец этого жуткого кошмара, возможно, каждый день здоровается с ним за руку в факультетских коридорах.

Очистив пол и камень, поставили защитную сферу вокруг алтаря. Аршисса с мужем не вмешивались, понимая, что мы знаем, что делаем.

«Не нравится мне он… очень жирный!» — выдал невидимый Шон.

Интуиция мага не подвела.

Сколько энергии было накачано в жертвенник, мы узнали минуту спустя, когда я расколола алтарный камень. Долбануло так, что я только успела взвизгнуть: «Держите!» Похоже, в чашке драконьей крови Силы на порядок больше, чем в венах какого-нибудь короткоживущего рыбака человеческой расы. Я зажмурилась и уперлась в пол, уже не глядя на ту черно-багровую клубящуюся жуть, что напирала на наш купол изнутри. Чувствовала, как рядом выкладываются до предела Арден и Тиану, стонет от напряжения Шон, стараются остальные. Это длилось и длилось, и когда казалось уже, что не удержим и сейчас бабахнет, разнеся всю долину под нами, черная ярость начала затухать…

Мы попадали, кто где стоял. Сидели и ошарашенно переглядывались. Да, вот она — драконья сила во всей красе!

— Подозреваю, что три остальных еще хуже, — нарушил тишину Властелин Небес, гладящий по голове лежащую рядом жену.

А где я сама, кстати? А, сижу на животе у Ти? Ну, это нормально. А вот почему Шаорран завалился мне на ноги? И судя по лукавому взгляду, не настолько уж он обессилел… Пихнула хитреца в бок — нечего на мне разлеживаться! Дракон состроил жалобную физиономию и неохотно сполз на пол.

Но то, что сказал Шангарр, не лезло ни в какие рамки. Чего-то более масштабного нам просто не удержать. Надорвемся или нас снесет взрывом. И полстраны заодно. Кстати, один из алтарей прятался в расщелине на склоне Шангари — нового извержения вулкана не желаете?

Что же делать? Оставлять их нельзя. Даже без новых жертвоприношений это неиссякаемый источник сил для черного мага и страшная скверна для всей страны. Но и взорвать половину Тер-Шэрранта совсем не улыбалось.

Я стиснула пальцами виски. Должен быть выход…

«Шон, давай думать вместе! Кстати, ты как?»

«Живой! Только слиться бы поскорее — я совсем на нуле».

Замечательно. Он на нуле. А стазис на всех кто будет накладывать?

«Ты».

Всю жизнь мечтала потренироваться в магии на Властелине Небес и ректоре Академии. Незабываемый опыт, ага.

«Не волнуйся. Я подстрахую, на это меня хватит».

Слияние вернуло и силы, и магию, и ясность мысли. В последние мгновения меня хватило даже на то, чтобы протянуть руку стоящему рядом Алсинейлю, подтянув его к нам. И теперь Владыка блаженно улыбался. Что его резерв снова полон, он уже сказал.

Шон снова исчез из виду, а мы художественно разлеглись на полу, чтобы продолжить действие с того места, на котором его прервал стазис.

Борден покрутил головой, прищурился и остановил на мне вопросительный взгляд. Я коротко кивнула, а потом скупо качнула головой: «Да, это я. Но не спрашивайте, рассказать не могу». Ректор насупился, задумался, потом улыбнулся и тоже чуть заметно кивнул.

Эрис и Эмит потирали бока, обмениваясь эмоциональными репликами на каком-то только им понятном птичьем языке.

Ар подал мне руку, помогая подняться с пола. Алсинейль подошел сбоку, предложив свой локоть как опору. Я улыбнулась и прислонилась к Владыке. Аршисса заинтересованно наклонила голову.

Чудеса! Тут такое творится, а мы даже сейчас продолжаем ломать комедию… Или именно в этом и состоит жизнь?

Следующим решили снести алтарь на склоне вулкана, потому что вреда от него могло быть больше всего. После очистки жертвенника стало видно, что камень не просто лоснится, как раздувшийся от крови клещ, а светится изнутри черным светом. Жуть какая! Кого ж тут зарезали, чтобы получилось вот такое?

Похоже, последний вопрос я задала вслух, потому что Шангарр ответил:

— Пока сдерживали извержение Шангари, пропало несколько наших магов. Останки мы нашли здесь.

Я снова прижала пальцы к вискам. Должна сообразить, было же что-то! Как сделать, чтобы щит поглощал силу взрыва? Ой! Идиотка! Вот оно! Ведь можно делать защитный купол так же, как щиты для нас — и чем больше будет давление, тем крепче станет щит. Вот только как это все вывернуть наизнанку? Удар-то тут наносится изнутри, а не снаружи…

«Шоооон?!»

— Подождите немного, кажется, появилась мысль, — объяснила я окружающим, удивленно взирающим, как я корчу гримасы и наматываю крути вокруг алтаря, время от времени спотыкаясь на попадающих под ноги кусках ноздреватой черной пемзы.

Я была горда, когда обнаружилось, что мы с Шоном пришли к одному и тому же выводу, как надо модифицировать защитный купол, чтобы он вбирал в себя давление изнутри. Кстати, а предел у прочности есть? И сможем ли мы потом снять купол, поглотивший энергию алтаря? Как вообще все это будет работать на практике?

«Вот и попробуем! Интересно же!»

Нет, я убью этого мага!

«Шон, давай сначала сотворим такую штуку вокруг Тиану, пусть потолкается изнутри, а мы посмотрим, как поведет себя сфера. Ага? Надеюсь, мы сможем его потом выпустить?»

«Да если что, просто телепортнется наружу», — оптимистично отозвался тер Дейл.

И впрямь, чего волноваться — нервно захихикала я.

Драконы, академики и лишние эльфы, которым я в двух словах объяснила суть проблемы, уселись на пригорке. Шангарр согласен был ждать — лучше так, чем пытаться потом удержать реки лавы из снесенного взрывом жерла вулкана.

Мы с Шоном наколдовали сферу вокруг Ти и стали магическим зрением смотреть — что будет? Было интересно. Сначала мой жених швырнул в купол небольшой огненный шар — тот не отразился и не растекся по стене, а словно пропал. За этим шаром последовал другой, помощнее, потом ледышка, затем силовой удар… Ти входил во вкус.

«Ти! Кончай бушевать, резерв еще пригодится! Вылезай!»

«А как?»

«А плевать, каким толстым стал наш щит… — пропел Шон на мотив девы-ивы. — Вот тут мы устроили шнуровочку, потянем, и все развалится!»

Нет, ну гений же!

По алтарю в силовом пузыре снова била я. Сказать, что было страшно, это еще ничего не сказать — меня трясло так, что подгибались колени. Если мы обсчитались, цена ошибки будет ужасна. Сами-то выживем — сейчас каждого из нас без вреда для здоровья можно было кинуть в жерло Шангари… Но вокруг же населенный край, центр страны! Эх-х! Примерилась, зажмурилась и долбанула! Наклонилась вперед, в сторону алтаря, приготовившись держать то, что оттуда вырвется — и чуть не упала — давления не было совсем. В защитном куполе творилось что-то неимоверное — перекатывались раскаленные добела волны, взрывались черные протуберанцы, долетали до нашего щита, превращались в кляксы и бесследно исчезали…

— Не расслабляемся! — приказал Арден стоящим с разинутыми ртами нам.

Он прав. Я снова напряглась.

Интересно, похоже, не только интенсивность, но и протяженность всплеска черной Силы пропорциональна количеству энергии, накачанному в алтарь… Во всяком случае, мне взрыв показался бесконечным.

Когда все закончилось, Властелин Небес шагнул ко мне и крепко расцеловал.

— Спасибо, Астер! — и посмотрел озабоченно: — Девочка, да ты вся дрожишь!

Ну вот, заметил. Ну ладно, пусть от моего прокола хоть польза будет.

— Давайте присядем, — попросила я.

Сели. Шон правильно понял, что это сигнал, и погрузил всех, кроме Нейли и нас, в стазис.

— Ну это было нечто! Я чуть со страху не умерла, — пожаловалась я.

— Никто и не заметил, ты стояла такая спокойная, — улыбнулся Нейли.

— Ага, как несгибаемый символ… — начал Шон. Ти с Аром захохотали.

— Что такое? — не понял Владыка.

— Дома покажем. Это мы в Академии устроили небольшой розыгрыш, — улыбнулась я.

Восстановив магический фон и потянув за Шонову шнуровочку, чтобы снять с воронки, где прежде стоял алтарь, ненужный уже щит, отправились к третьему алтарю…

А потом к четвертому.

Властелин Небес сиял. Аршисса снова меня расцеловала и пригласила приехать погостить, как только я смогу вырваться из Ларрана дольше, чем на день. Я и сама была довольна больше, чем если б нашла еще три жилы с голубым серебром.

Драконы отправились к себе, а мы, включая Шао, в Галарэн. Еще середина ночи, даже успеем поспать.

Лорд Барракш на прощание снова хотел поцеловать мне руку. Но я не дала. Сделала шаг вперед и обняла крепкого мужчину, расцеловав в обе щеки. И послала мысль:

«Борден! Ты мне не подданный, а друг и учитель! Если хочешь, конечно…»

«Астер, дочь Сирила! Отец бы тобой гордился! Чем я тебе могу помочь?»

«Возглавь Имперский Магический Совет, который будет сформирован, как только я взойду на престол. И помоги подобрать туда достойные кандидатуры».

«Согласен».

Ну вот. Еще одно дело сделано. А я-то боялась, что его придется уговаривать.

Вэриса я тоже чмокнула в щеку, а с Алвием раскланялась — его я пока знала недостаточно.

Растерявшие всю веселость Эрис и Эмит цеплялись друг за друга, как попавшие в кораблекрушение за обломок мачты. Похоже, увиденного им хватит надолго. А ведь в этот раз не было ни жертв со вспоротыми венами, ни трупов… имелось просто зло в чистом виде. Но что-то подсказывало мне, что больше ни одной жалобы на тему, что они киснут во дворце, пока старшие развлекаются в Галарэне, мы не услышим. Ти пальцем поманил близнецов за собой — пора вернуть принцессу Астер с верной камеристкой Ирис в Ларран. Алсинейль поцеловал меня в лоб и отправился следом — Владыку ждал Лариндейль. Нейли обещал, если получится, заскочить на часок завтра.

Шон смылся на кухню, не успели мы войти в ворота — маг опять был голодным. Вот бывает же счастье в жизни — быть одновременно прожорливым и тощим!

Я, Ар и Шао стояли в саду недалеко от ворот. Дракону было пора, и он понимал это, но медлил уходить…

— Астер, ты расцеловала всех — моего отца, Владыку, ректора и декана… а меня поцелуешь на прощание?

— Шао, они все мне в отцы годятся, — чуть нервно засмеялась я.

— А я тебе никуда не гожусь?

— Я была бы рада иметь такого брата, как ты. Веселого, красивого и благородного.

— Брата? — разочарованно переспросил Шаорран.

— Ну да, понимаю, — засмеялась я его реакции. — Такую сестрицу, как я, и врагу не пожелаешь!

— Да ладно! Согласен на брата! Но сводного. Так что перспектив это не отменяет. Давай, целуй как брата! Как ты этого белобрысого целуешь!

Хорошо, что темно. Потому что покраснела я до самых корней волос. А Ар нервно закашлялся.

— Знаешь, давай я лучше на следующем балу отдам тебе первый танец? — предложила я. — Ар, ты как, не против?

Арден кивнул.

— Ну ладно, — тоже кивнул Шао. — Но поцелуй все равно за тобой.

Шагнул к Ару, коротко его обнял, похлопав по плечу, подмигнул мне и скрылся в темноте за воротами.

Ох, а что будет, когда он узнает, что Наринель и я — одно лицо!

Ужас!

Ар заглянул мне в лицо, хмыкнул и, подхватив на руки, понес к дому, время от времени останавливаясь, чтобы поцеловать совсем не по-братски.

* * *

В понедельник вечером, после того, как мы разобрались с домашними заданиями, Шону в очередной раз стукнуло в голову попробовать позаниматься со мной телепортацией. Мы уселись за стол, который поставили в спальне в Ларране, чтобы можно было работать прямо там, не уходя в отцовский кабинет. Сейчас столешница была девственно чиста — только в центре обиженно дулась большая, принесенная из нашего не замерзающего даже зимой пруда квакша. Я уныло разглядывала ярко-зеленую лягушку с двумя черными полосками по бокам, пока Шон рылся в моей голове, пытаясь понять, что же у меня клинит с этими порталами. Ведь остальная магия давалась мне относительно легко, причем многие вещи я уже чувствовала и понимала интуитивно, сама модифицируя заклинания, а тут… просто кошмар какой-то! Ти уже давно научился безопасно телепортироваться через полстраны, а я все еще бездарно гоняла кубик льда по крышке стола.

Лягушку Шон приволок мне в порыве отчаяния, зная, как трепетно я отношусь к живым тварям, если это не враги и не объекты охоты. Да и охотиться ради забавы, а не для еды, я не стала бы никогда. И вот теперь мне предстояло со всей полнотой ответственности за данную квакшу переместить ее на стоящий в другом конце комнаты комод.

Я сосредоточилась, напряглась… и в это время из портала вывалился Тиану. С еще влажными после мытья волосами, одетый в одни бриджи. Я моргнула — квакша исчезла, но на комоде не появилась. Зато Ти неожиданно подпрыгнул к потолку, издав вопль, достойный леди Фрейм, узревшей Белую башню во всей красе. Чего это он орет и куда делась лягушка? Ти завертелся на месте, потом повернулся к нам спиной, завозился и извлек откуда-то за заднюю лапу мою пропавшую зеленую красавицу.

Подошел к столу, сунул квакшу мне в нос и поинтересовался:

— Ты нарочно?

Я захлопала глазами. Вывод напрашивался странный — по неведомым мне причинам земноводное оказалось в штанах у моего жениха.

— Я понял! — завопил Шон, заставив нас с Ти испуганно шарахнуться.

Тер Дейл обернулся ко мне, карие глаза сияли:

— У тебя порталы в голове клинят с портками! Ты начинаешь строить заклинание и автоматом переключаешься на мысли о совсем другом. Я только сейчас засек, в чем дело, причем ты и сама этого не замечаешь! Там еще какая-то обида за то, что тебе что-то обещали еще год назад…

Ти потупился. Обещал мне он. Все объяснить и все показать. А потом со своими заморочками насчет «бла-ародных девушек до свадьбы» обещанное заболтал. И это был первый раз, когда он не сдержал слово.

— Так, — Шон ткнул длинным пальцем в Ти. — Ты обещал? И не сделал! А ей это мешает учиться! Если ее украдут и она не сможет прыгнуть к нам, потому что ее клинит на уровне подсознания? Тогда ты будешь доволен?

Не ожидавшая такой вспышки негодования от моего мага, я открыла рот. Ти тоже онемел.

— Вот бери ее за руку и марш в Галарэн. Все покажешь, расскажешь, а я пока лягушку постерегу, — Шон покосился на земноводное, упорно пытавшееся упрыгать под кровать.

Ти вздохнул и протянул мне ладонь. Я взяла его за руку, и мы шагнули в портал.

* * *

— Ты действительно на меня в обиде? — голос звучал виновато.

Я заглянула в себя. Покопалась, подумала. Потом ответила честно:

— Знаешь, да. Просто ты обещал, и я ждала. И еще я хотела первым увидеть именно тебя.

— А сейчас еще хочешь?

— Хочу.

— И если я предложу подождать до свадьбы, а это уже совсем скоро, то обида останется, да? Даже если ты забудешь, она будет где-то там, на дне. Причем уже навсегда… Ох, Бель! Ну, я и дурак. А хотел, как лучше. Простишь меня? Давай сейчас пойдем в гостевую спальню, там нет порталов, закроемся, и ты посмотришь. Да?

Я кивнула. Почему-то то, о чем я его просила, очень смущало. Пусть мы трижды без пяти минут женаты… все равно.

Закрыв дверь, Ти усадил меня на застеленную кровать в пустой спальне. Сначала он попросил разрешения меня поцеловать, а потом расстегнул бриджи. И вот теперь я смотрела на Тиану, а Тиану смотрел на меня. Наконец, он не выдержал:

— Ну? Что скажешь? Это то, чего ты ждала?

Похоже, смущены были мы оба, а потому старались держаться подчеркнуто бесшабашно.

— А как это можно называть? Вряд ли так, как написано в анатомическом атласе или, наоборот, по-тролльи?

— Ну, руку же ты не называешь «манус», как в атласе? Но уж точно не «это». У эльфов эта часть тела называется жезл любви, или копье любви… а вообще мужчины говорят о нем «он» в третьем лице.

Я опустила глаза. Да, действительно, похоже и на жезл, и на копье… что-то, напоминающее оружие, в этом было. И это волновало. Но все же…

— Он? Как о самостоятельном существе? Почему так?

— Самостоятельном, — хмыкнул Ти. — Как точно ты подобрала слово.

И продолжил.

— Потому что у мужчин эта часть тела творит, что хочет. Независимо от головы. Науке неизвестно, имеется ли у него свой разум, но вот желания есть точно. Потому-то я и прошу тебя быть крайне осторожной. Иначе Ар может остаться без дракона.

Ти продолжал смотреть в мое серьезное лицо, пытаясь понять, о чем я думаю.

А я не собиралась пускать его в свою голову, потому что как раз прикидывала, как этот жезл, копье, в общем, эта штука может поместиться в меня. Получалось, что либо у меня где-то спрятана черная дыра, о которых рассказывал Шон, либо никак.

— Можно потрогать?

— Бель, не надо!

— Я очень осторожно.

— Ладно. Только не гладь.

Честно говоря, гладить это в данный момент у меня мысли не было. Мне хотелось померить. Осторожно протянула руку и приложила снизу к напряженному древку. Да, чуть длиннее ладони.

Пользуясь случаем, убирая руку, коснулась подушечками пальцев. Твердый. Шелковый. Горячий. Я почувствовала, как кровь прилила к щекам. Ти задышал чаще, а на кончике предмета наших рассмотрений выступила капелька прозрачной влаги.

— Бель, хватит. У меня очень давно не было разрядки, и я слишком сильно тебя хочу. Но ты… ты так и не сказала — тебе нравится?

Сапфировые глаза с тревогой смотрели на меня.

Упс. А мне должно нравиться? Увиденное меня взволновало, заинтриговало, заставило беспокоиться… но нравиться? Эта часть тела была из разряда «не пришей кобыле хвост» — какой-то слишком отдельной. Все остальное выступало в гармонии, сочетаясь друг с другом и составляя прекрасное целое — стройные ноги, узкие бедра, тонкий гибкий стан, мускулистые плечи… а это?

— Ти, а ты можешь совсем раздеться и встать передо мной? Я хочу увидеть тебя всего. Можно?

Тиану вздохнул. Укоризненно покачал головой и стал стаскивать бриджи. А потом вышел на свободное место и, как когда-то, закинул руки за голову и потянулся. Только теперь он стоял лицом ко мне.

Через минуту я поняла, что если бы уже не была влюблена по уши в моего светловолосого друга, учителя, жениха, да просто самого чудесного мужчину на свете, то сделала бы это сейчас. От взгляда на Ти сердце подпрыгивало в груди, потом ухало в пятки и начинало там бешено колотиться. Тиану был невозможно, невероятно прекрасен — для меня он блистал ярче утреннего солнца. И та часть, которая сначала показалась чужеродной, тоже была уместной. Сейчас я смотрела не в лицо Тиану, а именно туда. Кажется, я облизнула губы, потому что Ти облегченно рассмеялся:

— Уф! А я уж боялся, что тебе не понравился…

— Нет, Ти, ты прекрасен. И он… он тоже, — сейчас я это уже знала точно. Сняла ментальные щиты. — Посмотри сам.

Ти — так и думала, что не удержится — залез в мою голову. Чуть порозовел, на лице нарисовалось явное удовлетворение… а потом брови поползли вверх.

— Бель, вижу у тебя два вопроса, как обычно, «из ряда вон». Давай, я надену штаны, и поговорим?

Через минуту Ти, уже в застегнутых бриджах, растянулся рядом со мной.

— Ну, сама спросишь? Подозреваю, неуемное любопытство заразно, как бешенство. И иногда мне кажется, что Шон тебя покусал…

Я обиженно посмотрела на жениха. Потом потянулась к нему… и вместо поцелуя клацнула перед носом зубами. Ти подпрыгнул из положения лежа.

Ну вот, порядок навели. Теперь можно подумать, как сформулировать вопросы. Первый был проще:

— Ти, а Арден — он точно такой же?

— Бель, ну знаешь, я особо не разглядывал мужские достоинства кузена.

Юлит, поняла я. Наверняка разглядывал. Скептически подняла бровь:

— Ти, ты обещал ответить… рассказывай!

— Бель… ну вот лица у нас одинаковые? Или ладони? Понимаешь, все немного разные, и там тоже. Могу только сказать, что у него все очень-очень с этим в порядке. А будет случай, стяни с него штаны и посмотри сама! — облегченно закончил Ти.

Ну и как после этого задавать второй вопрос? Я открыла рот… и закрыла. Потом подумала и перешла на язык жестов. Ткнула пальцем в штаны Тиану, показала свою ладонь с распрямленными пальцами, приложила ее к низу своего живота, достав чуть не до пупка, и подняла брови в немом вопросе: «И как?!»

Тиану посмотрел на мое лицо и затрясся от смеха.

— Ох, Бель…

Потом посерьезнел и, обняв, притянул к себе на грудь:

— Поверь, мы друг другу чудесно подойдем. Тебе будет очень-очень хорошо…

— Но…

— Что, не веришь? Ну как тебя убедить? — Ти задумался. — Бель, ты же знаешь, как рождаются дети. И какого они размера, когда появляются. Вспомни хотя бы малыша Ланы — Ариэл был в локоть длиной и почти в четверть пуда весом. Вот и прикинь. Если через тебя может пройти ребенок, то о чем ты беспокоишься сейчас?

Ну, если где-то там во мне столько места… но тогда выходит, что он — маленький?

Ти взвыл.

Когда уже укладывались спать, поймала на себе слегка ироничный взор Ардена. Изумрудные глаза Повелителя посмотрели на меня, потом он покосился на бриджи кузена и, наконец, опустил глаза вниз, на себя. Нос чуть сморщился, как от смеха. Ага, этот уже в курсе! Вот сплетники мои маг и женихи! И что теперь? Он что, ждет, когда я подъеду к нему с тем же самым вопросом? А вот не дождется!

Встретившись глазами с Аром, непонимающе подняла бровь…

На следующий день взгляд был уже не смеющимся, а скорее озадаченным.

А к среде он стал озабоченным.

Наконец, Арден не выдержал и в перерыве между парами сам завел разговор:

— Бель, ты ничего не хочешь у меня спросить?

— Да, завтра у нас контрольная по физике, и эти формулы динамического сопротивления среды… — начала я.

— Бель! Тролль с ней, с контрольной. Напишем. Я не о том. Я тебе настолько не нравлюсь, что тебе даже не интересно? Или Тиану тебя разочаровал? Или напугал?

В изумрудных глазах плескалось такое беспокойство… Ну вот, доигралась. Делать ему больно я совсем не хотела. Вздохнула — надо исправлять.

— Ар, я не стала тебя тревожить, зная, как тяжело вам сейчас сдерживаться. А Ти сказал, что у тебя там все очень-очень в порядке. Но мне ужасно интересно, и я буду страшно рада… — посмотрела на снующих мимо нас по коридору студентов. — Но не здесь же!

Касательно мужчин я поняла следующее: есть две вещи, с которыми никогда нельзя шутить — с их мужской гордостью и с их «мужской гордостью».







Сейчас читают про: