Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Неизвестные и неизданные тексты Мышьяка.




Как-то после смерти Мышьяка я отправился на разговор с Элизабет Бодлер – разузнать какие-нибудь подробности относительно ее отношений с Мышьяком и вообще про «Дохлокс». Найдя ее квартиру в Париже, к сожалению, не обнаружил дома саму топ-модель. Разочарованный отсутствием Элизабет дома, я уже выходил из подъезда, но ко мне неожиданно обратился консьерж:

- Простите, мсье, не вы ли Серафим Авелин?

- Да, я, - был мой ответ.

- Вам пакет от мадемуазель Бодлер.

Признаться честно, для меня это было немного неожиданно. Придя в свой номер, я распечатал пакет и обнаружил какие-то перечерканные рукописи и кратенькую записку следующего содержания:

«Здравствуйте, мсье Авелин.

Я передаю Вам эти стихотворения Мышьяка в надежде, что никогда их не увижу и что они, возможно, помогут Вам в Вашей работе.

С уважением,

Бодлер».

Эти стихотворения оказались оригиналами текстов Мышьяка для группы «Дохлокс», а также для своего сольного проекта. Среди них я нашел множество никому неизвестных стихотворений, которые не были задействованы ни для одной песни. Имея прижизненное разрешение Мышьяка на печать его текстов в этой книге, я с удовольствием воспользуюсь им для печати этих секретных рукописей. Этому и посвящается данная глава. (Примечание: если в квадратных скобках после текста не указана дата, значит, она неизвестна автору).

Год.

Сельский маньяк:

Делать нечего, руки ноют от тоски.

Пойду и вечером порублю всех на куски.

Возьму саблю я,

Пойду я всех рубить.

Только кого же я первого возьмусь убить?

Я сельский маньяк.

Рублю я не для цели.

Рублю я просто так,

Рублю, чтоб не уцелели.

Рублю в ночной тиши.

Убегать не спеши.

Пришел на место я,

Где будет кровавый пир,

Но встретил меня

Ужасный и злой вампир:

«Зачем пришел сюда?

А ну-ка отвечай!» -

«Буду рубить всех я!»

Ответил невзначай.

И вдруг понял я,

Куда я попал.

Вампир укусил меня

И тесак мой упал.

«Не смеешь больше убивать

Моих, маньяк, ты жертв!»

Оставил бы меня подыхать

И был бы я уж мертв,

А так буду я вечно жить.

И оставил меня вампир

По земле ходить.

[1-II’2005].

Сельский пожар:

Как-то раз в селе соседнем

Разыгрался вдруг пожар.

Старый дом горел конкретно

И повсюду скипидар.

А история такая:

Жил в том доме старый дед.

Всех достал ублюдок старый.

Терпеть мочи просто нет.

А спалили деда хату

Саня, Ваня и Димон,

Когда старый дед проклятый

Вышел покурить на балкон.

«Наконец коньки отбросил!»

Прокатилось по селу.

Саня злостный взгляд бросил




На труп, что лежал в углу.

Счастливо село все было

И пошло спокойно спать,

Но под окнами ходило,

То, что людям не понять.

То был дед чернее ночи.

Обгорелый труп он был.

Заглянул он как-то ночью

К Диме, что тот дом спалил.

Заглянул он к Сане, к Ване…

Не осталось ничего

Ни от Сани, ни от Вани…

Чудище их всех сожгло.

Долго слух бродил по селам:

«Обгорелый дед ходил.

Жег он фермы, жег он села

И парней он тех убил!».

[1-II’2005].

Гимн троллей:

Мы добываем золото,

Мы все весельчаки!

Мы знаем много нового!

Не умираем от тоски.

Мы золотодобытчики!

Нас троллями зовут.

Не жадные опричники.

И все о нас поют.

Не любим все людское.

Мы любим все свое.

Мы любим все тролльское.

Тролльское – не твое!

Не зря не любят люди,

Не любят гномы нас.

А кто любить не будет,

Получит прямо в глаз!

[15-II’2005].

Вампиры:

Живу я в своем замке.

Я Дракулой зовусь.

И мне жить так сладко.

Ничего я не боюсь.

Вампиры всегда вечны!

Вампиры не умрут!

Вампиры бесконечны!

А люди мрут и мрут!

Давно это проверено,

Что вечно буду жить.

Ни крестным нас знамением,

Ничем нас не убить!

Все люди – берегитесь!

Мы – короли Земли!

Хоть рвитесь, хоть не рвитесь,

А править будем мы!

[15-II’2005].

Баба:

На уме – одни бабки.

В голове – пустота.

С бабой жизнь равна смерти.

С бабой жизнь нелегка.

Деньги тратят на шмотки,

Ум на всякий отстой.

И не выпить мне водки,



Пока баба со мной.

Одна радость от бабы –

Получить нужный кайф.

Жить с ней ради забавы.

Только в этом есть драйв.

Баба лишь для того,

Чтобы мужика развлекать.

Ноем мы от того,

Что другого не взять.

[1-III’2005].

Панки – это мы:

Панки – это мы!

Анархия – это мать!

Вместе всесильны мы

И у нас этого не отнять.

Денег нет – и дальше что же?

Деньги – это полный бред.

У меня нет денег тоже.

Я живой, а денег нет.

Дружба панков – это свято.

Сила панков – это рок.

Мы - ужасные ребята,

Зато гопникам - урок.

Будем пить мы, веселиться,

Будем прыгать до утра,

Надо бы всем нам напиться,

Чтоб болела голова.

[1-III’2005].

Воины:

Возьмемся мы за мечи,

Если кто-то будет подбирать к Родине ключи.

Если наброситесь на нас,

То ничего не останется от вас.

Мы – русские воины,

Защитники страны.

И мы привыкли к войнам.

Присяге мы верны.

Самое лучшее, что может вас спасти –

Это скорее отсюда угрести.

А еще можно сдаться вам

На милость победителям, то есть, нам.

За честь страны мы постоим,

Врагам убраться не дадим.

Изрубим всех на мясо мы,

Не колотите тут понты.

[1-III’2005].

Сказочная страна:

Гуляю я с друзьями

И нету у нас дел.

Бросаемся словами

И тут я обалдел –

Рыцарь мимо нас прошел,

А рядом прошел шут.

Крестьянин денежку нашел,

Крестьянки нас зовут.

Мы выбрались из старины

И пошли домой.

Ушли из сказочной страны,

Ушли с той мостовой.

[1-III’2005].

Лесные сатанисты:

Лесная тропа. Гном шел к себе домой.

Голова забита дурацкой болтовней.

И вдруг увидел гном

И обалдел он –

Вызовы демонов происходили,

Сатанисты заклятия вопили,

Животных в жертву приносили

И простой народ.

«Мы же вас всех истребили,

А оставшихся простили,

Сатанистов остановили,

Истребили ваш род!»

Это были того гнома слова

И сразу у него отлетела голова.

Голову его закопали,

А его тело долго избивали.

Сатанист главный жертву нес

Дьяволу, вонючий пес.

И вот так деревня гномов-анархистов

Стала деревней лесных сатанистов.

На поляне лесной

Под кровавою сосной

Было жертвоприношение –

Дьявола воскрешение.

И вот так в деревне той

Каждый вечер под сосной

Сатанисты собирались,

Колдовали и по полной отрывались!

[1-III’2005].

Флейтист:

Живет за городом флейтист,

И он – ужасный сатанист,

Жертвы приносит сатане.

И бедные люди горят в огне.

Музыкой магической людей заносит

На ужин сатане.

Дьяволу жертву преподносит

И люди горят в огне.

И флейтист ложится спать,

Чуть забрезжит заря.

«Надо поздно вечером встать,

Чтоб ночь не пропала зря».

Вот так вот долго продолжался

Магический обман.

Флейтист над людом издевался

И стучал в барабан.

И в городе вдруг появился

Обычнейший чудак

И вдрызг однажды он напился

И был он только рад.

В пещеру ту мячом скатился,

Хотя и не хотел.

Флейтист уж поздно спохватился –

Чудак в него влетел

И раздавил его ножищей,

Украдкою спросив:

«Туда ли я попал, дружище?»

Портвейн на пол пролив.

[1-III’2005].

Соседи:

Мы сидим здесь и играем,

А вы дверь все закрывайте.

Мы сидим здесь и играем,

Вы все глупости болтаете.

Мы сидим здесь и играем,

Ну а вы все в дверь стучите.

Мы сидим здесь и играем,

Без причины все кричите.

Мешайте и кричите.

Зачем вам это нужно?

Цемент свой разводите!

От вас здесь просто душно!

Поклейте уж обои!

К чему им здесь валяться?

Вас здесь трое, нас здесь двое.

И хватит здесь смеяться!

Захотелось вам спортзал?

Не мешайте нам тогда!

Это Санькин здесь подвал.

Заходите иногда.

Не стучите в нашу дверь.

Мы же в вашу не стучим.

Не кричите вы как зверь

Мы на вас же не кричим.

Занимайтесь своим делом.

Ну а мы с Саньком – своим.

Это всем нам надоело.

Мы хотим, чтоб был здесь мир.

[1-III’2005].

Циклоп:

Ужасный циклоп

Деревни пожирал.

Ужасный циклоп

Он жертв не выбирал.

Ужасный циклоп

Пожирает всех подряд.

Ужасный циклоп

Жертвы в желудке лежат в ряд.

Мир жил спокойно. Даже самый крошечный клоп.

Но вдруг появился ужасный и злой циклоп.

И был он ростом в четыре этажа.

И ходил он просто – громко и не спеша.

И вот прошли недели,

Месяцы, года.

Прошли и улетели.

Циклоп не унывал никогда.

И встретил на пути простого паренька:

«Уйди с моего пути!» - сказал он тогда.

Чувак не растерялся и сказал в ответ:

«Тебя ли мне бояться? Ну уж нет!»

Циклоп вдруг растерялся,

У паренька спросил:

«Не понял я. Зачем меня ты остановил?»

«Да чтоб противной рожи народ не избегал,

Лупил тебя построже, а лучше разорвал!»

И смекнул народ, что здесь и к чему

И одноглазый урод не понравился ему.

Народ вдруг разозлился и в глаз циклопу дал.

И глаз тот отвалился и циклоп замертво упал.

[1-III’2005].

Хищник:

Бродит по джунглям хищник ужасный,

Очень для люда простого опасный.

Нету на свете сильнее его.

Охота идет на него одного.

Прилетел из космоса людей убивать.

Органы из трупов доставать.

Никто не уйдет от ужаснейшей лапы.

Пронесся по джунглям его рев проклятый.

Попали в джунгли крутые солдаты,

Чтобы узнать, что за хищник проклятый.

Напали на след по зеленой крови,

Но хищника того найти не смогли.

Хищник сам их спокойно нашел.

Разозлился и колбасить пошел.

Никто не остался в живых после драки.

Один только парень, полный отваги.

Хищник пошел к себе отдыхать.

Парня того он не смог увидать.

Парень в тех джунглях гранату нашел,

С этой гранатой к хищнику пошел.

К хищнику в логово гранату забросил.

Видать, очень точно он ее бросил –

Хищника труп взмыл в небеса –

Смелым солдатам не будет конца!

Третий лишний:

Под дубом старым рыцари сошлись –

Поединок должен был все решить.

И дама их сердец смотрела с замираньем:

Кто же победит в этом состязаньи?

Кто же будет третьим лишним?

Это пусть решит Всевышний.

Им будет кто-то один.

Сам себе не господин.

И вот стали рыцари в позы.

Дама была прекраснее розы.

И виден был хищный блеск в глазах ее:

«Кто же захватит сердце мое?»

И оба рыцаря смекнули –

Мечами своими они взмахнули…

Кровь из дамы лилась, как сок вишни –

Вот кто остался третьим лишним.

[VIII’2005].

Пьяный водитель.

Пьяный водитель!

Он сбивает детей!

Пьяный водитель!

Он сносит зверей!

Пьяный водитель!

Баранку крутит!

Пьяный водитель!

Он всех нас погубит!

Сумасшедший автобус мчится –

Что-то должно случиться.

Летит он, как ракета –

Знаков перед ним нету.

Водитель нажрался,

Дал по газам –

Ребенок попался –

Остались лишь глаза!

Пьяным за руль никогда не садись,

А лучше пойди и пешком пройдись.

Жена:

Я рано домой пришел,

Потому что был футбол.

Сел я в кресло,

Хотел отдохнуть – если б!

Жена над душой стоит

И все время что-то говорит.

Я еще терплю-терплю,

Но скоро ее убью!

Говорит мне о духах,

Туфлях, шубах, сапогах.

Мне футбол мешает смотреть.

Я так могу скоро умереть!

Здесь уж я не удержался.

Под руку нож попался…

Потом из жены сварил я бульон –

Пусть не мешает смотреть футбол.

Крем:

Я себе крем купила

И намазала им лицо,

А смыть его забыла

И пошла варить яйцо.

Через час я взглянула

В зеркало на себя…

Нет! Отражение обмануло!

Это не могу быть я!

Отсутствует кожа.

Вместо нее волосатая рожа.

Посмотри, Сережа,

На кого я стала похожа!

Вместо носа пятак,

Вместо глаз волдыри.

С виду – настоящий хряк.

Отражение – умри!

Не хочу я быть такой

Сильно безобразной.

Лучше мертвой, чем живой.

Изуродована я ужасно.

И ношу я теперь маску.

Все шарахаются от меня.

Ведь хрюкаю я часто.

Я – жирная свинья!

Живодер:

Я ловлю животных в разные сети,

Меня боятся взрослые и дети.

Сначала рублю я их топором,

Потом режу большим ножом.

Кошки, собаки – мое ремесло,

Кто ко мне попался – тому не повезло.

Варю я из них всякие супы,

Нет на свете вкуснее еды!

Остатки отдаю своему сыну.

Правда он корчит страшную мину.

Страшная участь животных ждет.

Каждый умрет, кто ко мне попадет.

За зверями выхожу во двор.

Я – садист! Я – живодер!

Лесная тропинка:

Этой ночной порой

Придется идти домой.

Надо через кладбище идти,

Чтобы быстрее до дому дойти.

По тропке лесной

Лежал мой путь.

Я шел ночной порой.

Было страшно – жуть!

Но вдруг показался впереди

Парень какой-то

И я решил с ним идти

И крикнул: «Стой-ка!»

Я с ним заговорил,

Он тоже со мной.

И он меня спросил:

«Что, идешь домой?»

И я ему сказал,

Что домой иду,

А он в ответ захохотал

На мою беду.

Я у него спросил,

Почему он захохотал,

А он меня остановил

И мне сказал:

«Я тоже как-то шел

Так же к себе домой,

Но на этой тропе смерть нашел,

Когда был живой!»

Колдун:

Ему голову рубили!

Четвертовали! Колесовали!

Святой водой поили!

В могилу сажали! Крестили!

Его сажали на костер,

А он смеялся им в ответ:

«Я к вам руки свои простер

И для меня смерти нет!

Вы – лишь кучка дураков,

Которые хотят меня сжечь,

Но скоро я вырвусь из оков,

И не пытайтесь себя сберечь!»

Он резал, жег и убивал.

Никто не мог его остановить.

Его звериный, хищный оскал

В ком угодно мог страх пробудить.

Когда по улице ходил –

Все запирали свои дома.

И в смерти радость он находил.

Люди произносили ужаса слова.

Сажал людей он на колы,

Человечьими сердцами собак кормил.

И он руками из золы

Чудовищ разных производил.

Они кусали всех кругом

И приносили ему людей,

И дома, у него за столом

Остатками людей кормил змей.

Комароид:

Разработали спецслужбы

Комариную машину.

Он ненавидит дружбу,

Под брюшком большие мины.

Он стреляет, убивает,

Все селения взрывает.

Нету никому пощады –

Жалом своим бьет нещадно.

Железные крылья, стальное тело.

Он пойдет на любое дело.

Механозубы, глаза из стекла,

Титановое жало, как игла.

Непобедимый экземпляр, усы из стали –

Такого люди еще не видали.

Новоявленный шизоид.

Он – гигантский комароид!

Томаты:

Чистое поле, опасности нет,

Но в помидорах лежит скелет.

Кровь стекает с красных томатов.

Жрут они мясо и ругаются матом.

Томаты-убийцы висят на кусточках,

Утром загрызли соседскую дочку,

А парню недавно перегрызли вены –

Вот, что делают плохие трансгены.

Их больше и больше с каждым часом,

Жрут они не только лишь мясо –

Люди, дома, отходы, железо –

Все этим тварям томатным полезно.

Хватит колоть в помидоры вакцины!

Это не овощи, а имбецилы.

С человечью башку сейчас помидор.

Скоро людей начнется мор.

Снеговик:

Если где-то слышен крик –

Там убийца-снеговик!

Он лопатой убивает.

Жизнь покойника вбирает.

Смерть тому, кто зимней ночью

По дороге идет смело –

Снеговик там на обочине

Исполняет свое дело.

Нос-морковка! И с лопатой,

И с ведром на голове

Зарывает в снег проклятый

Трупов всех он на заре.

Благо, скоро снова лето

И кончается зима,

Правда, в морозилке где-то

Спит там дух снеговика!

Любовь:

Я все время думаю о тебе.

Моя душа горит, как в адском огне.

Мой мозг заполнен лишь тобой.

Кто же назвал любовь глупой игрой?

Мне плевать, что кричит на ухо моя мать.

Моей любви к тебе ей все равно не понять.

Да, я, наверное, сошел с ума,

Лишь взглянув в твои прекрасные глаза.

И я кричу диким воплем от того, что ты не со мной.

Ведь я не Бог и даже не герой.

Я много раз пытался утопить любовь,

(Конечно, не вскрывал себе вены и не выпускал кровь).

Я топил любовь сто тысяч раз,

Но водка лишь давала мощный экстаз.

Топил любовь в портвейне и в вине

И мое тело лежало неизвестно где.

И на ум шло лишь одно:

Я люблю тебя и мне все равно.

Меня уже достали эти муки.

Была даже мысль наложить на себя руки,

Но я понял, что только любовь

Заставляет жить, не нанося боль.

Я думаю, какой ты дашь ответ:

Или спасительное «да» или же «нет?»

[17-VIII’2005].

Мы никогда не будем вместе:

Мы никогда не будем вместе,

Как сливки в кофе, как дрожжи в тесте.

И мы, как солнце и луна,

Как полюс северный и южный,

И нас лишь связывает дружба –

Меня с тобою – лишь мечта.

Ты говоришь, другого любишь,

А я не верую тебе.

Ты просто мою душу губишь

В своей невинной красоте.

Ты помнишь ведь, как это было,

Когда мы жили лишь любовью?

Ты быстро это все забыла,

А еще страдаю, помню…

О! Сколько раз молил я страстно,

Чтобы вернулась любовь.

Ведь ты красива, ты прекрасна.

Любовью травишь мою кровь.

И не надеюсь я боле,

Я слышу лишь глухой отказ.

И до пронизывающей боли

Схожу с ума от твоих глаз.

Быть может, полюблю другую,

Совсем иную, не такую.

И по заслугам ей воздам –

Любви былой разрушу храм!

2006 год.

Космос:

Холодное небо и яркие звезды,

Другие миры, большие кометы,

Огромное, сильное, яркое Солнце

Освещает лучами своими планеты.

Другие системы и жизнь там другая,

Один за одним космический путь.

И мы никогда, никогда не узнаем,

Не сможем подальше, поглубже взглянуть.

Ковром расстилаются разные звезды,

Те, что видят простые земляне,

Но не увидим мы никогда гнезда,

Где, может быть, скрыты инопланетяне.

И мы изучаем метеориты,

Один за одним они пролетают.

Мы смотрим галактики, звезды, орбиты…

Они пред глазами нашими тают.

Быть может, прекрасно где-то далече,

На какой-нибудь далекой планете,

Откуда фонтаном счастье мечет

И лучше нету места на свете.

Проблевогенез – отрывок, не вошедший в конечный вариант:

Я молюсь на дурдом

Каждую ночь.

Я лишь маленький гном,

Но я в силах помочь.

Я стираю со стенки

Языком блевотню.

И я режу скамейкой,

И я К***** люблю.

Я танцую каждый день

Танец панк-полонеза.

Я не анархо-аморал,

Но дитя проблевогенеза.

Тихим снегом:

Тихим снегом падают слезы,

Падают слезы, слезы счастья.

И вдруг проявились затаенные грезы,

Они проявились! И это прекрасно!

Я лежу на снегу, умываясь кровью,

И режу лицо хирургическим скальпелем.

Рву зубами вены, упиваясь любовью.

Я теряю рассудок уже не слабо.

Я стою на крыше, в лицо дует ветер.

Это ветер счастья, ветер любви.

Я самый-самый счастливый на свете.

Давай, любовь, душу криви!

Ломай, истязай, бей, убивай!

Последний патрон в сердце всади!

Насквозь мою душу ножом протыкай!

Последний дротик в центр вонзи!

И я жить без тебя уже не могу.

Желаю прочесть душу твою.

Сквозь боль, страх и страдания иду.

Все потому, что тебя я люблю…

[1-VII’2006].

Вверх:

Забейте на проблемы!

Летите вверх.

Забудьте все дилеммы,

Пускай будет смех!

Не страшно, не больно

Там, наверху.

Живите спокойно.

Я страдать не могу.

Смотри на солнце – оно летит вниз.

Светит в оконце, играет «на бис».

Чувство боли посещает тебя.

Почему же так устроена Земля?

Почему все меня кусают взглядом?

Тебе просто нужно, чтоб кто-то был рядом.

Направь свою душу вверх, в облака

И тебя уже не волнует проблем река.

Вам мой ответ:

К звездам летите.

Кончайте идти против течения.

Скажите: «Нет!

Тут сами сидите!

Нам не нужны никакие столкновения».

Хватит колотить руками в стену.

В стену общества, в стену «серых».

Лучше вколи себе в вены

Чувство полета, пусть вырастут крылья!

Замолчи:

Замолчи, не говори ни слова.

Это слышать мне уже не ново.

Ты должна жить, мы должны жить.

Улетим, оставим этот мир гнить.

Гнить в его грязной развратности,

Похоти, лени и неприятности.

Мы улетим на счастливой ракете.

Пусть остальные долбят стену, как дети.

Как дети, которые верят в сказки.

Их мысли, их чувства не придают огласке.

Каждый мой час:

Каждый мой час, как прожитый день.

У каждой ночи есть своя тень,

У каждого моря свои берега,

В каждом кувшине всегда есть вода.

И я каждый день слышу слово «Стой!»

И я каждый день опять иду в бой.

И я каждый день вижу себя.

У меня есть день. Ночь не для меня.

Я смотрю по сторонам, я не вижу своих.

Голос жизни давно в этом мире утих.

Я иду по бульвару, иду вперед

И моторы машин строчат, как пулемет.

Над моей головой свинцовые тучи,

Меня уже неделю, как насморк мучит.

И нет сил дышать в мировой клоаке.

Обществу – бой! И я готов к драке.

Но я иду, несмотря на все перемены,

Пусть какая-то дура вскрывает себе вены.

И мы идем, держась за руки, я слышу голос твой.

Ты мне говоришь: «Пошли домой».

[29-IX’2006].

Кровавые тучи:

Тучи, тучи, кровавые тучи!

Залейте планету кровавым дождем,

Когда представится удобный случай!

Залейте планету, а мы подождем!

Смойте всю грязь, всю пошлость, всю ложь,

Общество все, тупую систему.

Лей! Пусть по миру прокатится дрожь.

Вскрой же планете все ее вены.

Смой ты всю низость, неравенство, страны,

Политиков, церковь, все будет в крови.

Пусть тянутся людей караваны

К единому чувству – чувству любви!

Шестая депрессия:

Простите вы врагов моих,

Враги мои есть вся Земля.

Во мне убийства червь утих

И «серых» убивать нельзя.

Простить их только я могу.

Тех, что распяли на кресте

Мои идеи, я бегу,

Ищу спасения в тоске.

Украдено мое веселье,

А если даже я смеюсь,

То это только лишь знамение,

Что в ноябре я застрелюсь.

И ненавистным серым взглядом

Кусают все они меня,

Хохочут мерзким, грязным смрадом.

Навеки жертва – это я.

Навеки ранен я отличьем

От всех людей, от мерзких тварей,

Хотя, зачем-то, для приличья

Мой глупый вид улыбку дарит.

Быть может, больше понимаю

Я все устройство жизни в целом,

Хотя, зачем, уж точно знаю

Я напишу кровавым мелом:

Я ненавижу тупых, серых, ограниченных, бездарных людишек-животных, настроенных на выполнение примитивных задач, но убивать их не нужно, нужно убить меня.

[30-X’2006].

Уничтожение:

Сотрите мне память, сожрите мой мозг,

Скормите моему телу тысячу розг.

Достаньте глаза, засуньте мне в рот,

Отрежьте мне уши… Вот так вот!

Сшейте мне губы в единое целое

Зацепившись крючками повесьте на вены.

Сожгите мне волосы, раздробите колени,

По телу полосы… Вот так вот, смелее!

Позже мое тело собакам скормите,

Потом этих псов с ружья застрелите.

2007 год.

Психо-панк:

Кибера тонны покорят ваш разум.

Все испугаются страшно и сразу.

Гигантскими шагами ступает она

Прекрасна, как прохладная слюна.

Звезды потухли, Солнце ушло

На смену этим светилам пришло

Великое чудо, шинхрониза мать…

Ритма ударных уже не унять!

Бойтесь, людишки, грянет прогресс!

В мозгах вырастает космический лес.

Психо-цунами по миру несется

С панк-эйфорией воедино сольется.

Фабрика уродов:

Папа денег заплатил

И звезду ты получил

Стал ты круче лучше всех

В шоу-бизнесе успех

Это фабрика уродов

Не снаружи, а внутри.

Путают мозги народу

Эй, народ, глаза протри.

Там бездарностей немало

Все хотят туда попасть.

Видно, сейчас модно стало

В шоу-бизнесеву пасть.

Надо быть богатым уродом,

Чтобы ты звездою был.

А потом через два года

Весь народ тебя забыл.

СССР:

СССР – счастье и горе.

СССР – заключение как свобода.

СССР – жизни и смерти море

СССР – все и ничего народу.

Страна-гигант, половина земли

И красный флаг все несли

Ну а потом мозг в тумане

СССР – тебя нет с нами.

Нас все боялись, кубинцы уважали

Мы США в страхе держали

А потом к власти Горбачев пришел

Разрушил страну и на покой ушел.

Были первыми – сейчас последние.

Жили нормально – сейчас все бедные.

Но у олигархов миллиарды есть

Сколько сперли – даже не счесть.

Сейчас распродажа всей страны

Только доллару все верны

За границу нефть качаем

И за это мусор получаем

Находимся мы сейчас в трясине

Не выбраться никогда из нее России

Нас всех убьют в Третьей мировой

Эй, русская власть, глаза раскрой!

Нормальные тексты:

Мне нравится фон твоих мозгов

Прям как у меня во рту,

Когда я сплю.

Как все запущено

Чем-то жидко-красным переплющено

Чем-то черно-грязным переглючено

Как-то все вот так вот расположено.

Что-то мешает, радость не положена.

Не катит строчка, тангенс и катет.

Гипотенуза в собачьей пробирке.

Когда я уже начну писать нормальные тексты?

[20-VI’2007].

Помойте солнце:

Помойте солнце

Наше грязное солнце

Пятнистое солнце

Испорченное солнце.

Загрязнившийся шар желтизны

Черно-пятнистая масса его покрыла

Была бы хоть одна добрая душа,

Которая его бы умыла.

Оно уже не светит как раньше

В первобытность, когда юным было.

Светило чистым, ярко-снежным светом

Что же, что же будет с ним дальше?

Спасите себя, придумайте что-то

Принесите жертву! Жертву! Жертву!

Апокалипсис наступит скоро

Солнце обиделось и оно отомстит.

[20-VI’2007].

Anti-punk city:

Здесь живут одни ублюдки

Все здесь жрут круглые сутки

Панк тут даже не рождался

Он из нас образовался

Панка, панка просто нет

Только метал или дэд

Рэпа, гопов выше крыши

Здесь о панке никто не слышал

Аниме и пацифисты

Коммунисты, онанисты

Гопари и металлисты

Рэперы и анархисты

Панки – «Дохлокс». Больше нет.

Все равно мы punk’s not dead!

Двадцать лет:

Двадцать лет ты в тюрьме

Двадцать лет ты в дерьме

Двадцать лет ты сидишь

Двадцать лет ты молчишь.

Все это потому, что ты его убил

Взял, психанул и из ружья застрелил

И все это решилось, решилось в один миг

Теперь же ты в кутузке, ты головой поник.

Ты много говорил, что он тебя достал.

Ты его в постели со своей женой застал.

Не выдержал и с дуру ты вдруг его убил

Теперь ты здесь, в параше, в параше как дебил.

Теперь из-за ублюдка в тюрьме ты точно сдохнешь

И по свободе вечно, ты ежедневно сохнешь

А надо было думать прежде, чем стрелять

Теперь как потаскуху тебя будут гонять.

Прогресс:

Люди плавают, люди летают

Но они не понимают

Что человек земельное существо

И прогресс нарушает естество

Эй ты, ты послушай.

Ты – человек – дитя суши

Надо плавать самому в воде,

А не на катере и корабле

Человек сам летать не может

Ему в этом самолет поможет

Я вроде бы «за» и вроде бы «против»

За прогресс и против него

Техника разрушает природу

Но в то же время куда без нее?

Пьяный-трезвый:

Решил напиться до упаду

Я водки, пива и вина

И ничего уж мне не надо

В глазах начнется чехарда

Левая нога летит вперед

А правая тянет меня назад

Мой язык постоянно врет

А голова стремится прямо в зад

Ноги бегут, куда хотят

Уши мои хотят взлетать

Мои движения за меня говорят

А мой желудок начинает блевать

Нет! Лучше трезвой жизнью жить

Все силы в творчество отдать

Настоящим человеком быть

Не под забором ночевать.

Инвалиды:

В инвалидном кресле за льготами несусь

Затем на обследование ложусь

Хватаю костыли я, по лестнице лечу

Сдавать на анализы свою кровь и мочу.

Через трубку ем я кашу,

А потом мучения дальше.

Писаю через бутылку.

И в пижаме я хожу.

Инвалидов надо лечить

А государство все молчит

Если денег не дадут

Инвалиды все умрут

Инвалиды, инвалиды

Всеми уж давно забыты

Инвалиды, инвалиды

Все больницы ими забиты.

Моя страна:

Мы все растворимся в этой стране

Мы все растворимся в этом дерьме

Товарищ президент нам никак не поможет

Он только налоги увеличивать может

Десяток с лишним лет Чечня в головах

Никак не дается террорист-Аллах

Жиреет и наглеет проклятая столица

Улетела уж давно наша счастья птица

Главная цель – купи и продай

А народу ничего не давай

Торговые центры вместо детских садов

Каждый второй – возбудитель ментов

Работа – это кал. Задохнуться за гроши

Мы все уже продали, кроме души

Выживай, а не живи – вот лозунг демократа

Со всех сторон поганое НАТО.

Алкоголь незыблем, наркомания вдвойне

Молодежь дохнет в этом дерьме.

Все стремятся сдохнуть, хотя не знают об этом

Подсознательно готовясь к новым бедам

Нами правит кучка гандонов

Не слышат они человеческих стонов

Мне хочется блевать глядя на них

Голос совести давно в них утих.

[14-IV’2007].

Бункер:

Твое жилище – это бункер

Скоро война

Стройте бункеры – это ваше жилище

Ты уже построил или нет?

Вырой в земле глубокое днище

И никому не рассказывай – это секрет.

Бомбы полетят, а ты уже внутри

Ты обезопасил свою жизнь от смерти

Снаружи планета огнем горит

А ты внутри вдали от смерти

Залезь туда и сиди там тихо.

Едой забей его.

Вдруг пронесет ядерное лихо

И не только тебя одного.





Дата добавления: 2015-07-14; просмотров: 264; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете??? 8631 - | 7463 - или читать все...

Читайте также:

 

35.173.57.84 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.133 сек.