double arrow
Запутавшиеся беспартийцы

Одно из самых распространенных и самых больных явлений нашей общественности это – пренебрежительное (если не прямо отрицательное) отношение к партийности.

Политическим одиночкам, политическим авантюристам свойственно отказываться от партийности и говорить напыщенные слова о партийной «узости», «шаблонности», нетерпимости и т.д. На самом же деле подобные сло­ва лишь смешное и жалкое самооправдание оторванных от массы и чувствующих необходимость прикрыть свою слабость интеллигентов.

Поли­тику в серьезном смысле слова могут делать только массы, а масса беспартийная и не идущая за крепкой партией есть масса распыленная, бессознательная, не способная к выдержке и превращающаяся в игрушку ловких политиканов, которые являются всегда «вовремя» из господствующих классов для использования «подходящих» случаев.

Россия – одна из наиболее мелкобуржуазных стран, с наименьшей привычкой к свободной политической деятельности. Поэтому и только поэтому распространено у нас пренебрежительное отношение к партийности. Одна из задач сознательного рабочего в России (и одна из великих исторических заслуг его) – систематическая, настой­чивая борьба против этого пренебрежительного отношения.

Рабочая демократия неоднократно давала и впредь должна дать решительный отпор проповеди беспартийности, которая сеет политическое притупление среди рабочих и облегчает всяческие обманы их.

В различных странах отношение партии к классу различно в зависимости от истори­ческих и пр. условий. В Германии на 1 члена партии приходится 4-5 социал-демократов «широкого слоя»; во Франции – 14 (во Франции никогда не было и стотысячной партии – при «открытой» организации и политической свободе). Всякий разумный человек понимает, что есть исторические условия, есть объектив­ные причины, которые позволили в Германии организовать в партию большую часть класса, а во Франции затруднили это, а в России затрудняют еще больше.




Во всех странах, всегда и везде, кроме «партии» есть «широкий слой» околопартийных – слой голосующих за с.-д., слой помогающих, слой сочувствующих и т.д. громадная масса класса, образующего, выделяющего, питающего партию[cc]. «Широкий слой» является посредником между партией и классом.

В России партия – 150 000 в 1907 году. Теперь – точная цифра (по отчету на последнем Брестском съезде 1913 г.21) – 68 903.

«Широкий слой» у нас – 300-500 тысяч, если прикинуть число голосующих за с-д. Наконец, пролетариев у нас, вероятно, около 20 миллионов.

Партия – сознательный, передовой слой класса, его авангард. Сила этого авангарда раз в 10, в 100 раз и более велика, чем его численность.

Возможно ли это? Может ли сила сотни превышать силу тысячи?

Может и превышает, когда сотня организована.

Организация удесятеряет силы. Сознательность передового отряда в том, что он умеет организоваться. А организуясь, он получает единую волю, и эта единая воля передовой тысячи (сотни тысяч, миллиона) становится волей класса.






Сейчас читают про: