double arrow
Союз ликвидаторов и народников против рабочих

Говорят, история любит иронию, любит шутить шутки с людьми. Шел в комнату – попал в другую. В истории это бывает постоянно с людьми, группами, направлениями, которые не поняли, не сознали своей настоящей сущности, то есть того, к каким клас­сам они в действительности (а не в своем воображении) тяготеют. Искреннее ли это непонимание или лицемерное, это – вопрос, который может интересовать биографа той или иной личности, но для политика вопрос этот второстепенный. Существенно то, как история и политика разоблачают группки и направления, вскрывая под «тоже-социалистической» или «тоже-марксистской» фразой буржуазную сущность.

В эпоху буржуазно-демократических революций везде, во всем мире десятки группок и на правлений мнили себя и выставляли себя «социалистическими». История быстро, в какие-нибудь 10-20 лет, а то и меньше, разоблачила их. Россия переживает как раз подобную эпоху.

Прошло свыше 10 лет с тех пор, как от рабочего движения у нас стали откалываться «экономисты», потом их преемники «меньшевики», потом преемники меньшевиков «ликвидаторы». И вот, перед нами налицо вполне уже определившийся теперь союз ликвидаторов и народников против рабочего класса и оставшихся верными этому классу большевиков.

Союз мелкобуржуазной интеллигенции, ликвидаторской и народнической, против рабочих рос и растет стихийно.

Сначала на него толкнула «практика».

Когда в Петербурге рабочие «сняли с постов» ликвидаторов, изгнав этих представителей буржуазного влияния из правлений профессиональных союзов, с ответственных постов страховых присутствий, ликвидаторы сами собой очутились в союзе с народниками. Новый союзник Плеханова и ликвидаторов «ликвидировал» различие между марксизмом и народничеством на основании того, что оба течения воплощают, будто бы, по своим практическим задачам, лозунг: земля и воля.




Это – целиком и буквально аргументация, отстаивающая «единство» рабочих с буржуазией. Например, «по своим практическим» задачам рабочий класс и либеральная буржуазия «можно сказать» – «стремятся воплотить», лозунг конституция.

Но мы позволяем себе думать, что сознательному рабочему, как и всякому сознательному политику, небезынтересно значение и смысл практических лозунгов, небезынтересно, какому классу и как именно служат эти лозунги.

Открываем марксистскую аграрную программу и сразу встречаем, наряду с практическими пунктами, спорными среди марксистов (например, муниципализация), бесспорные пункты:



Мы требуем конституции для свободного развития классовой борьбы пролетариата «В целях устранения остатков крепостного порядка, которые тяжелым гнетом лежат непосредственно на крестьянах, и в интересах свободного развития классовой борьбы в деревне...».

А буржуазия для «социального примирения» рабо­чих и капиталистов.

Буржуа правильно выражают свои классовые интересы, отодвигая вопрос о том, для чего нам нужны аграрные преобразования: для свободного развития классовой борьбы наемного рабочего с хозяевами и хозяйчиками или для «социального примирения» посредством буржуазных словечек о «трудовом» хозяйстве?

Читаем дальше марксистскую аграрную программу: марксисты «... всегда и неизменно будут противодействовать всяким попыткам задерживать ход экономического развития». Марксисты объявляют всякое, хотя бы самомалейшее, стеснение свободы мобилизации (купли-продажи, залога и пр.) крестьянских земель мерой реакционной, вреднейшей для рабочих и для всего общественного развития.

Народники, от «социал-кадета» Пешехонова до левонародников «Смелой Мысли», за ограничение свободы мобилизации. Народники – вреднейшие реакцио­неры по этому вопросу, говорят марксисты.

Марксистская аграрная программа говорит:

«... Во всех случаях и при всяком положении демократических аграрных преобразо­ваний...» (т.е. и при муниципали­зации, и при разделе, и при какой угодно иной возможности)... марксисты «ставят сво­ей задачей неуклонно стремиться к самостоятельной классовой организации сельского пролетариата, разъяснять ему непримиримую противоположность его интересов инте­ресам крестьянской буржуазии, предостерегать его от обольщения системой мелкого хозяйства, которая никогда при существовании товарного производства не в состоя­нии уничтожить нищеты масс».

Так гласит марксистская аграрная программа.

Марксизм и народничество и теоретически и практически разделяет пропасть. Теория Маркса есть теория развития капитализма и классовой борьбы наемных рабочих с хозяевами.

Теория народничества есть буржуазное прикрашивание капита­лизма посредством словечек о «трудовом хозяйстве» – народничество – буржуазная демократия в России.

Это доказано полувековой эволюцией данного направления и открытым выступле­нием миллионов в 1905-1907 годах. Это признано многократно самым решительным и официальным образом высшими учреждениями марксистского «целого» с 1903 года до 1907 и до летнего совещания 1913 года. Если теперь мы видим литераторский союз вождей народничества (Чернов, Ракитников, Суханов) и разных интеллигентских фракций с.-д., либо прямо идущих против подполья, т.е. рабочей партии (ликвидаторы Дан, Мартов, Череванин), либо помо­гающих тем же ликвидаторам группок без рабочих (Троцкий и Шер, Базаров, Луначар­ский, Плеханов), – то перед нами на деле не что иное, как союз буржуазной интелли­генции против рабочих.

Союз в «Современнике» лидеров народничества и всяческих с.-д. группок без рабочих (без точной тактики, без точных решений, с одними колебаниями между течени­ем и целым правдизма, с одной стороны, ликвидаторами, с другой), этот союз соста­вился стихийно.

Ни одна из «с.-д. группок без рабочих» не решилась прямо, ясно, от­крыто – выступить за подобный союз – так как летнее совещание 1913 года выступило против союза с народниками! Ни одна группка – ни ликвидаторы, ни впередовцы[3], ни Плеханов с Ко, ни Троцкий с Ко!

Все они просто поплыли по течению, подхваченные оппозицией к правдизму, влекомые желанием разбить или ослабить его, ища инстинк­тивно помощи против рабочих друг у друга, ликвидаторы у Суханова и Чернова, Суханов и Чернов у Плеханова, Плеханов у предыдущих, Троцкий у них же и т.д. Ни единой политики, ни тактики, сколько-нибудь определенной, ни открытого выступле­ния перед рабочими с защитой союза с народниками – ничего подобного у всех этих группок нет.

У ликвидаторов (и в этом их беда) нет никакой позиции, пока у них нет новой организации. У них есть только воздыхания о дурном прошлом и мечтания о хорошем будущем.

Это беспринципнейший союз буржуазной интеллигенции против рабочих.

Пожалеем Плеханова, что он оказался в таком печальном обществе, но будем смотреть истине прямо в лицо. Пусть кто хочет называет союз этих группок «единством», – мы называ­ем его отколом от рабочего целого, и факты доказывают правильность нашего взгля­да.






Сейчас читают про: