double arrow

СОЧИ: страницы прошлого и настоящего


Наблюдения и выводы В.Ф. Подгурского, его научные работы можно совершенно справедли­во приравнять к большим научным открытиям".

Со своими выводами о лечении сероводородны­ми ваннами заболеваний сердечно-сосудистой сис­темы он познакомил мировую медицинскую обще­ственность в 1927 г. на заседании старейшего в Ев­ропе Парижского общества гидрологии и медицин­ской климатологии. Французские бальнеологи в том же году воспользовались практическими рекомен­дациями Подгурского и получили отличные резуль­таты при лечении заболеваний сердца.

Возвращаясь из Франции домой, В.Ф. Подгурс­кий заразился гриппом в тяжелой форме, давшим осложнение на сердце. В Сочи он вернулся совсем больным. И очень торопился. Успел собрать меди­цинскую общественность курорта и доложить о ре­зультатах своей заграничной командировки. А 5 мая 1927 г. доктора В.Ф. Подгурского не стало. Похо­ронен он был на старом кладбище в Сочи.

13 мая 1927 г. состоялось траурное объединен­ное заседание врачебной секции и научной кон­ференции курорта Сочи-Мацеста, посвященное памяти доктора В.Ф. Подгурского. Много чест­ных, высоких слов было сказано о В.Ф. Подгур­ском, о его научном подвиге. Он счастлив был своим делом, действительно горел и жил им.

Поистине пророческими оказались заключи­тельные слова его последней книги: "Мацестин-ские источники — новые воды, и сам курорт должен быть устроен по-новому, так, как долж­но его создать для новой жизни, пользуясь все­ми современными данными науки и техники".




Много лет назад профессор А.Н. Огильви сказал о докторе В.Ф. Подгурском: "Имя его не умрет на этом курорте".


М

айкова (урожденная Калита) Ека­терина Павловна (1836-1920 гг.) ро­дилась в имении отца Калитовке Киевской губернии. С двухлетнего возраста, лишившись матери, воспитывалась у родствен­ников отца, затем — в петербургском пансио­не. В августе 1852 г. вышла замуж за Владими­ра Николаевича Майкова (брата поэта Апол­лона Майкова).

Образованная, обладающая лите­ратурным и музы­кальным даровани­ями, принадлежала к числу передовых женщин своего вре­мени. Участвовала в работе по изданию детского научно-по­пулярного и худо­жественного журна­ла "Подснежник", который выходил под редакцией ее мужав 1858-1862 гг. В журнале печата­лись И.А. Гончаров, И.С. Тургенев, Л.Н. Тол­стой, А.Н. Афанасьев, Г.П. Данилевский, Д.В. Григорович и др.



В 1864 г. в журнале "Семейные вечера" выш­ла повесть Е.П. Майковой "Как началась моя жизнь", подписанная "В". Была другом и учас­тницей творческой работы писателя И.А. Гон­чарова. Влияние Е.П. Майковой сказалось на созданном им образе Ольги Ильинской в ро­мане "Обломов", события ее жизни использо­ваны в сюжете романа "Обрыв".

Поддерживая революционно-демократичес­кие идеи, оставив мужа и семью, не разделяв­ших ее взглядов, в течение некоторого времени она жила в колониях-коммунах интеллигентов. В конце 1880 г. поселилась в имении Уч-Дере в двух десятках километров от Сочи. С 1888 г., купив участок земли и построив на нем дом (на месте современной гостиницы "Приморская"), жила в Сочи до последних дней своей жизни. В числе передовой сочинской интеллигенции


СОЧИ: страницы прошлого и настоящего


принимала участие во многих культурных на­чинаниях города.

Сделав доступной для местных жителей и отдыхающих свою личную библиотеку, актив­но содействовала созданию в Сочи первой бес­платной, а затем общественной библиотеки им. А.С. Пушкина. Передала в ее фонд большую коллекцию книг и журналов. По ее инициативе было организовано благотворительное Обще­ство пособия бедным, открыта дешевая столо­вая, устраивались литературные вечера, народ­ные гулянья.

В течение двух десятилетий в доме Е.П. Май­ковой размещалась коллекция краеведческих материалов Кавказского горного клуба, одним из организаторов которого был ее сын В.К. Константинов. В 1920 г. на базе этой коллек­ции был создан Сочинский музей краеведения. Дом Е.П. Майковой в Сочи посещали Д.Н. Ов-сянико-Куликовский, В.Г. Короленко, С.Я. Ел-патьевский, В.Г. Богораз-Тан, писательница В.И. Дмитриева и др.

Похоронена (предположительно) в саду у сво­его дома.


о сих пор старожилы называют это село Де-Симон, хотя у него есть впол­не современное название — Прогресс. ' р. Мацесту впадает ручей Де-Симон. Почему так прочно закрепилось в нашем созна­нии это слово? Каждое название местности и населенного пункта имеет под собой прочную историческую основу. На плане Сочи и его ок­рестностей, составленном М.М. Путятиным в 1914 г., значатся обширные земельные владения, принадлежавшие роду Де-Симон. Невероятно, но уже шестое поколение этой фамилии живет в Сочи.

В России родословную Де-Симонов удается про­следить с 1789 г. Остается только предполагать, что побудило 16-летнего юношу из Триеста Франца Де-Симона отправиться в столь опасное путешествие. Дата его приезда в Россию позволяет вьщвинуть несколько версий. В последнее десятилетие XVIII в. Европу потрясли грандиозные события, вызванные Французской революцией. Екатерина II первой из европейских монархов открыла двери для полити­ческих эмигрантов. В то же самое время молодой русский флот начинает испытывать потребность в квалифицированных морских офицерах. Это застав­ляет русское командование искать кадры среди пред­ставителей других сословий и особенно иностран­цев. Такие офицеры уравнивались в правах с дворя­нами и получали с семьями потомственное дворян­ство. Так Франц Де-Симон был принят на российс­кую службу. В послужном списке юного поручика было сказано: "Грамоте российской, французской и итальянской читать и писать умеет; истории и гео­графии и часть математики знает".

Франц Де-Симон в составе русской флотилии участвовал в походах по Черному и Средиземно­му морям. Вернувшись из турецкого плена, про­должил службу в Черноморском батальоне, затем в Кинбурнском драгунском полку. Служил в Ма­риупольском и Одесском гусарских полках. Во вре­мя русско-турецкой войны 1806-1812 гг. он храб­ро сражался в составе Херсонского гарнизонного полка. В 1814 г. подполковник Де-Симон продол­жает свою карьеру в качестве преподавателя Па­жеского корпуса в Санкт-Петербурге. Умер Ф. Де-Симон в 1818 г. в возрасте 45 лет, оставив своим детям в наследство потомственное дворян­ство и доброе имя.


СОЧИ: страницы прошлого и настоящего


Безвременная смерть отца не помешала его сыно­вьям Александру, Георгию, Константину и Андрею получить хорошее образование. Младшему из бра­тьев Андрею суждено было положить начало боль­шой семье, поселившейся в долине р. Мацесты во вто­рой половине ХIХ в.

Карьера Андрея Де-Симона (1806-1879 гг.), как и большинства молодых людей его окружения, начи­налась блестяще. Окончив Пажеский корпус, он был выпущен прапорщиком в лейб-гвардейский Преоб­раженский полк. В 1828 г., в связи с начавшейся рус­ско-турецкой войной, молодой прапорщик был ко­мандирован в Отдельный Кавказский корпус, кото­рый занимал особое место среди других соединений царской армии. Объяснялось это не только его уда­ленностью от столицы и специфическими условиями службы, но и особенностью комплектования рядово­го и офицерского состава. В то время боевой комп­лект корпуса пополнялся за счет ветеранов Отече­ственной войны 1812 г.: казаков, декабристов и тех, кто принимал участие в массовых солдатских волне­ниях. Отдельный Кавказский корпус обеспечил по­беду русскому оружию под стенами Карса и Ахалка-лаки, Ахалцихе и Эрзерума. Служба в рядах корпуса стала для Андрея Де-Симона настоящим испытани­ем, которое он вынес с честью. В 1830 г. Андрей воз-


вратился в Преображенский полк, и ему был присво­ен чин подпоручика. Через два года во время польской кампании за отличие в генеральном сражении при взятии передовых варшавских укреплений он был награжден орденом Св. Анны IV степени с надписью "За храбрость" и произведен в поручики.

В 1837 г., после увольнения с воинской службы по болезни, штабс-капитан А. Де-Симон возвращается на Кавказ, но уже в новом для себя качестве. Его на­значают чиновником особых поручений при главно­управляющем Грузии, а через три года он был произ­веден в коллежские советники и назначен директором канцелярии главноуправляющего Закавказского края. В 1842 г. А. Де-Симон стал вице-губернатором Грузии и Имеретии. Шла Кавказская война, но именно в этот короткий промежуток времени в Грузии установилась относительно стабильная жизнь. Здесь постепенно вводилась та же система административного управления, которая существо­вала во внутренних губерниях России. Перейдя на статскую службу, А. Де-Симон не мог пожаловаться на судьбу и сравнительно быстро сделал карьеру. За безупречную службу имел награды: орден Станис­лава I степени, орден Св. Анны I степени. Земли на Сочинском побережье получил от правительства как поощрение за службу. А. Де-Симон вышел в отстав-





СОЧИ: страницы прошлого и настоящего


       
   
 
 

ку уже в преклонном возрасте в чине тайного совет­ника. Остаток жизни провел в своем имении в долине р. Мацеста. Существует предположение, что Андрей Францевич и его жена Нина Ивановна, урожденная фон Мензенкампфен, похоронены недалеко от свое­го хутора, в верховьях р. Мацесты на территории со­временного с. Прогресс.

Прямыми наследниками А. Де-Симона стали его сыновья Александр, Константин, Виктор и Михаил. Старший из братьев Михаил пошел по стопам своего деда—стал морским офицером. В1900 г. он погиб во время похода по Средиземному морю.

Младшие братья Александр, Константин и Вик­тор пустили корни на сочинской земле. Братья Де-Симон начинали свою деятельность в первые годы после отмены в России крепостного права. С оконча­нием Кавказской войны на Черноморское побережье началось переселение безземельных крестьян, осво­божденных от крепостной зависимости: русских, ук­раинцев, белорусов, эстонцев, молдаван и др. По со­седству с ними строили свои селения грузины, армя­не, греки. Известно, что значительную часть земли Де-Симоны сдавали в аренду армянским беженцам из Турции.

Для армян эта земля стала родной, она спасла их от голода, дала кров и защиту. Братья Де-Симон по­могали беженцам чем могли — выделяли землю в аренду, давали взаймы деньги на приобретение скота и сельскохозяйственного инвентаря. Со временем построили небольшую армянскую школу.

В то время в среде русской интеллигенции счи­талось недопустимым думать лишь о личном бла­гополучии. Толстовские идеи о преобразовании общества путем морально-религиозного самоусо­вершенствования, слияния с простым народом и землей были очень близки братьям Де-Симон. Они сами много трудились на земле, разводили сады, строили дома, растили детей. Их семьи были боль­шими и дружными.

Так, супруги Александр и Алла Де-Симон имели 15 детей. Александр Де-Симон служил в Акционер­ном обществе Черноморской железной дороги. Алла Де-Симон, урожденная Голенко, дочь героя Севас­топольской обороны, успешно окончила институт при Императорском Санкт-Петербургском Родовс­помогательном заведении ведомства императрицы Марии.

В семье Виктора Де-Симона было шестеро детей. Он был женат на Надежде Кореневич, дочери вла­дельца типографии и книжного магазина в Сочи.

Константин и Елена Де-Симон имели четверых детей. Когда пришло время детям учиться, отец пост­роил в Сочи дом, недалеко от гимназии. Этот дом по ул. Орджоникидзе (№ 34) сохранился и по сей день.

Детей старались воспитывать в традициях семьи:


высокой духовности, порядочности и чувстве ответственности за судь­бу Родины и народа. Новое поколение Де-Симонов начинало жизнь в начале XX в., когда потомственное дворянство само по себе уже мало что значило. Важнее была принад­лежность к интеллиген­ции, к тому сравнитель-но обеспеченному и хо­рошо образованному ее слою, который подчер­кнуто стремился жить своим трудом.

Первая мировая война нарушила планы большой семьи. В 1914 г. умер от туберкулеза А. Де-Симон. Почти сразу после похорон ушла на фронт его вдова. Всю первую мировую, а затем и гражданскую войну она прослужила сестрой милосердия в полевых гос­питалях и санитарном поезде. Вскоре на фронт были призваны К. Де-Симон, а вместе с ним его сын Иван и племянники Вадим и Леонид. Все они встретили Февральскую революцию на фронте.

В январе 1918 г. в Сочинском округе была установ­лена Советская власть. Вскоре Сочинский Совет объя­вил о национализации земли. Рушился привычный миропорядок, хотя Де-Симоны почувствовали это на себе далеко не сразу.

В начале июля 1918 г. в город вошли войска Гру­зинской демократической республики. Новая власть продержалась недолго. Уже через семь месяцев Со­чинский округ был захвачен деникинцами. Последние распустили городскую думу, земский комитет и дру­гие демократические организации, ввели военные рек­визиции, мобилизации. Все эти меры вызвали про­тест местного населения, который вылился в парти­занскую войну.

Маленькое, замкнутое благополучие семьи Де-Симон не могло долго сохраниться в этих условиях. Сама жизнь заставила их сделать выбор. Без колеба­ний ушел служить в Добровольческую армию Лев Александрович Де-Симон. Летом 1919 г. он попал в плен к партизанам Волковского отряда. Его спасло только вмешательство партизана К.Н. Жилинского, убедившего своих товарищей отпустить пленника.

В то же самое время его двоюродный брат Иван Константинович Де-Симон вступил в Семеновский партизанский отряд. Он принял это решение после того, как у него на глазах в с. Семеновке деникинцы избили шомполами женщину. Весной 1920 г. крас­ноармеец И. Де-Симон в составе 273-го Сочинского


СОЧИ: страницы прошлого и настоящего


полка активно участвовал в боях против белогвар­дейцев и войск правительства Грузии.

Минуло десятилетие. Л. Де-Симон, бывший пра­порщик Добровольческой армии, давно жил в Аме­рике. В это время И. Де-Симон, бывший партизан и боец Красной Армии, безуспешно пытался вступить в колхоз. К.Н. Жилинский, бывший боец Волковско­го отряда, был заключен в следственный изолятор Сочинского ОГПУ.

В 1930-е гг. в стране на фоне сплошной коллек­тивизации развернулась кампания, направленная против тех, чья биография давала хоть какую-ни­будь зацепку для политических обвинений: бывших офицеров старой армии, лиц дворянского и купе­ческого происхождения, представителей интелли­генции, бывших членов политических партий и любой оппозиции. В феврале 1930 г. в Сочи орга­нами ОГПУ были арестованы сразу 4 человека по фамилии Де-Симон. Всем им предъявлено стандар­тное обвинение, предусмотренное печально извес­тной статьей 58-10 УК РСФСР. Решением особого совещания ОГПУ были приговорены к высылке на север на 3 года Виктор Андреевич с сыном Леони­дом. Виктору Андреевичу было тогда уже 64 года. Стояла суровая зима, дороги в Архангельскую об­ласть он не выдержал, умер. Остальные члены се­мьи, спасаясь от репрессий, выехали в Гагру. Но и это не помогло. Вскоре были арестованы сыновья В. Де-Симона Вадим и Владимир.


Не менее трагично сложилась судьба Ивана Кон­стантиновича Де-Симона и его семьи. Он был впер­вые задержан органами ОГПУ по обвинению в про­ведении антисоветской пропаганды и агитации. Од­нако в ходе следствия обвинение оказалось несостоя­тельным, и постановлением Черноморского окруж­ного отдела ОГПУ И. Де-Симон из-под стражи был освобожден. Но этим же постановлением его вклю­чили в список на выселение за пределы Черноморс­кого округа с конфискацией имущества. И вскоре ото­брали дом, персиковый сад, увели со двора корову и лошадь. Семью собирались выслать в Сибирь. Нео­жиданно помог начальник Мацестинской милиции Локтионов. Де-Симоны срочно выехали в Гагру. В это время в Сочи оставался жить в своем доме старый отец И. Де-Симона. Но и его в 1933 г. выселили из Сочи во время очередной чистки.

В Гагре И. Де-Симона снова забрали в ОГПУ. Тог­да по просьбе его жены бывший комендант Сочи Кун-дасов дал справку об участии И. Де-Симона в граж­данской войне в составе 273-го Сочинского полка. Не раз и не два арестовывали И. Де-Симона, и каждый раз Е. Де-Симон, защищая мужа, предъявляла упо­мянутую справку. В последний раз И. Де-Симон от­бывал срок в Дранде. Вернулся больной, мучили при­падки эпилепсии. В1940 г. он лишился рассудка и вско­ре умер.

В 1942 г. дочери И. Де-Симона ушли добровольца­ми на фронт. Обе сестры прошли всю войну. 18-летняя Екатерина служила в 486-м Батумском зенитно-артил-лерийском полку. Ее старшая сестра Маргарита вое­вала на 4-м Украинском фронте в составе 419-го от­дельного зенитно-артиллфийского дивизиона. Сест­ры демобилизовались из армии в 1945 г. Е. Де-Симон живет в Гагре. М. Пугачева (Де-Симон) вернулась в Сочи в 1954 г., живет в районе Мацесты.

В последние годы М. Де-Симон стала собирать сведения о своих предках. Сегодня потомки Де-Си­монов живут по всей стране и за рубежом. Постепен­но восстанавливают родственные связи, хотя многие из них давно уже носят другие фамилии.

Недавно М. Де-Симон получила справки о реаби­литации родственников: деда, отца, дяди, двоюрод­ных братьев.

Когда в начале 90-х гг. М. Де-Симон приехала в с. Прогресс, она встретила старожилов, которые по­казали ей могилы предков. Крестов и надгробий уже давно нет. Но местные жители из поколения в поко­ление тщательно оберегали места захоронений Де-Симонов. Они же показали участок земли, где когда-то стоял дом, построенный ее дедом. Почти 40 лет в этом доме находился Раздольненский сельсовет.

Вот уже второе столетие живут Де-Симоны на со­чинской земле. В их судьбе, как в зеркале, отразилась история нашего города.


СОЧИ: страницы прошлого и настоящего






К

ошман Иуда Антонович (1838-1935 гг.) — первый сочинский чаевод. Пересе­ленец с Украины, с 1894 г. — рабо­чий на чайных плантациях Чаквы Батумского окру­га. В 1902 г. вместе с семьей переехал в Солохаул Со­чинского округа, начал работать над закладкой свое­го участка. В 1905 г. на высоте 400 м над уровнем моря на площади в 1 га посеял семена чая китайской разновидности. Через три года И.А. Кошман собрал первый урожай. Ежегодно он изготавливал кустар­ным способом до 50 кг чая.

И.А. Кошман демонстрировал образцы готового чая на сочинской сельскохозяйственной выставке (1910 г.) и на выставке "Русская Ривьера" в Санкт-Петербурге (1913 г.), где получил высокую оценку. В 1925 г. семе­нами с его участка были сделаны первые опытные посевы в Сочинском районе, в результате которых профессор С.Н. Тимофеев (1928 г.) высказался за раз­ведение чая в среднегорной полосе Сочинского и Адлерского районов. В 1929 г. было заложено 22 но­вых чайных участка по 400 м2 каждый на средства Северо-Кавказского крайземуправления. В 1936 г. в Лазаревском и Адлерском районах были заложены первые 150 га промышленных плантаций чая. В это же время на Сочинской опытной станции субтропи­ческих и южных плодовых культур был создан чай­ный отдел. Плантация И.А. Кошмана долгие годы служила маточником для новых насаждений чая в Сочинском районе.

По завещанию И.А. Кошман был похоронен на тер­ритории своей чайной плантации. В1974 г. плантация и домик И.А. Кошмана объявлены заповедным местом. В Солохауле в 1951 г. создан чайсовхоз, входящий сей­час в акционерное общество "Краснодарчай".


В

1912 г. в Сочи в течение нескольких месяцев проживал Антон Хансен Там-мсааре, эстонский писатель, автор многочисленных рассказов, новелл, драмати-ческих произведений. Его по праву считают классиком эстонской литературы и ставят в один ряд с великими мастерами слова Л.Н Толстым, Ф.М. Достоевским, М.А. Шолоховым.

Еще будучи студентом Тартуского университета, А. Таммсааре заболел туберкулезом, и врачи посоветовали ему съездить на Кавказ. Три месяца он провел в Сочи (март, апрель, май), а с мая по октябрь 1912 г. жил в с. Эсто-Садок, которое было

основано эстонскими переселенцами в 1886 г. Пребывание на Кавказе имело большое значение в жизни и творческой судьбе А. Таммсааре. Он написал несколько рассказов и путевых очерков, перевел на эстонский язык несколько романов, собрал материал для будущей повести "Оттенки", которую написал уже на родине в 1917 г. В ней он до мельчайших подробностей описал детали жизни курортников и жизнь сочинских обитателей.

Жители Сочи чтят память о пребывании А. Таммсааре на Кавказе. В с. Эсто-Садок, в доме, где жил писатель, в 1988 г. открыт музей, филиал литературного музея Н. Островского.


СОЧИ: страницы прошлого и настоящего





Д

раматические события 1905-1906 гг. в Сочинском округе стали частью обще-. го революционного процесса Россий­ской империи.

В начале XX в. основное население округа со­ставляли крестьяне-переселенцы: русские, украин­цы, молдаване, белорусы, грузины, поляки, эстон­цы, немцы, армяне, греки и др. В ходе экономичес­кого освоения края переселенцам приходилось преодолевать трудности, связанные с изменением традиционного уклада жизни, незнанием местных форм ведения хозяйства. Общинная форма владе­ния землей служила препятствием в поземельном устройстве крестьян. Неопределенность границ между общинными землями, а также между ними и частновладельческими и казенными приводила к постоянным конфликтам. Переселенцы, получая сравнительно большие земельные наделы, не все­гда были в состоянии обрабатывать их своим тру­дом. В неравном положении с другими крестьяна­ми оказались армяне и греки, беженцы из Турции. Они не пользовались никакими льготами, были лишены права приобретения земли и недвижимо­го имущества.

В 1904 г. в связи с промышленным кризисом на­чалась безработица. Тысячи людей остались без средств к существованию. К ним присоединялись безработные из Туапсе, Новороссийска, Батуми, Кутаиси. Те из них, кому удавалось найти времен­ный заработок, соглашались на любые условия нанимателя. Рабочий день и заработная плата не были регламентированы. Снижение жизненного уровня, обострение социальных противоречий привело к тому, что население округа все больше осознавало свое политическое бесправие.

В эти годы в округе получила распространение нелегальная политическая литература, особенно социал-демократического направления. Большую роль в пропаганде революционных идей сыграли люди, вынужденные скрываться от полиции, а так­же политически неблагонадежные, кому было зап­рещено проживание в крупных промышленных городах России. Одновременно в посаде Сочи по­явились рабочие, чье мировоззрение складывалось на основе жизненного опыта и классовой солидар­ности, а не конкретной политической программы. Эти люди, как правило, уже имели опыт полити­ческой борьбы: участвовали в забастовках, посе-


щали нелегальные кружки, читали и распростра­няли политические прокламации. Подъему рево­люционной пропаганды в значительной степени способствовали солдаты русско-японской войны 1904-1905 гг., возвратившиеся после ранения до­мой.

Канцелярия начальника Сочинского округа вела пристальное наблюдение за деятельностью поли­тически неблагонадежных лиц и нелегальных круж­ков, один из которых находился в аптекарском магазине "Гигиена"и имел налаженную связь с Батумским комитетом (БК) РСДРП. Руководите­лем кружка был А.Д. Гватуа, профессиональный революционер. В пансионе "Светлана" В.А. Фрон-штейн собирал студентов и учащуюся молодежь на политические дискуссии. В дер. Пластунской крестьяне слушали выступления А.Д. Гватуа и Г.Н. Хуцишвили. Не оставались в стороне от обсужде­ния социально-политических проблем и бед­ственного положения народа и члены Сочинского сель­скохозяйственного общества. В марте—мае 1905 г. груп­пой А.Д. Гватуа были составлены и отпечатаны на гектографе две политические прокламации.

25 марта 1905 г. во время похорон рабочего О. Игосяна, убитого городовым, состоялось пер­вое открытое массовое выступление против про­извола полиции и городской власти. С речью выс­тупил А.Д. Гватуа, призвавший народ объединить­ся на борьбу с самодержавием.

В условиях нарастающего политического кри­зиса городские власти вынуждены были разре­шить первую легальную рабочую организацию — "Союз освобожденного труда", который воз­главляли рабочие Н.Е. Сальников и Н.П. Пояр-ко. Союз объединял рабочих, городских ремес­ленников. Его поддерживали члены Сочинско­го сельскохозяйственного общества. Здесь чита­ли и обсуждали идеи Л.Н. Толстого, К. Сен-Си­мона, Ш. Фурье, К. Маркса. Союз не выработал определенной политической программы, но он привлекал внимание рабочих к социально-эко­номическим и политическим вопросам, развивал сознание классовой солидарности. В сентябре— октябре прошли забастовки рабочих Новорос-сийско-Сухумского шоссе. Поводом к забастов­ке послужило объявление дорожной админист­рации о снижении поденной платы ввиду сокра­щения осенью рабочего дня.


СОЧИ: страницы прошлого и настоящего


Выступление рабочих получило широкую под­держку в округе. Люди разных национальностей и сословий понимали необходимость и неизбежность радикальных перемен в государственном устрой­стве. До 17 октября 1905 г. население выступало единым политическим фронтом под лозунгом "До­лой самодержавие!". Официальная власть и неболь­шая часть консервативно настроенной обществен­ности с трудом сдерживали натиск революцион­но-демократических сил. Манифест "Об усовер­шенствовании государственного устройства" от 17 октября 1905 г. стал водоразделом революции. Декларируя основы конституционной модели правления, он вполне отвечал чаяниям либераль­ной общественности.

Против революционно-демократического лаге­ря выступил Сочинский комитет правового поряд­ка, чья деятельность была направлена на прекра­щение "революционной анархии". Комитет собрал под свои знамена государственных служащих, до­мовладельцев, приказчиков, лавочников, отчасти интеллигенцию, ремесленников.

Поляризация общества, выделение как правых, так и левых течений нарастали. 20 октября 1905 г. прошла патриотическая демонстрация с участием местных черносотенцев. Они собрались на церков­ной площади и организовали шествие с иконами, хоругвями, царскими портретами. Навстречу им вышла демонстрация с красными флагами и лозун­гами: "Долой самодержавие!" и "Да здравствует республика!". Во главе этой манифестации шли А.Д. Гватуа, Н.П. Поярко, Н.Е. Сальников и др.

В октябре 1905 г. в Сочи прибыл представитель БК РСДРП, профессиональный революционер, большевик Н.Н. Коняев. Под его руководством была создана Сочинская группа БК РСДРП в со­ставе: А.Д. Гватуа, Г.Н. Хуцишвили, Н.П. Пояр­ко, Н.Е. Сальников и др. Группа приняла директи­вы БК РСДРП и разработала стратегический план революционных мероприятий накануне вооружен­ного восстания.

Народные суды и народная милиция — первые органы революционного самоуправления, создан­ные Сочинской группой БК РСДРП. Они стали политической трибуной РСДРП, привлекли на сто­рону революции население округа. Заседания на­родных судов собирали сотни людей. Решения при­нимали гласно. В голосовании участвовали все присутствующие. Народные суды завоевали попу­лярность среди рабочих и ремесленников своей резко выраженной классовой позицией.

В конце ноября 1905 г. деятельность Сочинской группы БК РСДРП подверглась серьезному испы­танию в связи с делом городового Шинкарева, обвиненного в подстрекательстве к национальным


погромам. Народный суд вынес постановление о высылке подстрекателя в сопровождении воору­женной охраны в Гори. По пути следования к мес­ту ссылки Шинкарев был убит своими сопровож­дающими. Убийство русского городового вызва­ло большой общественный резонанс. Получили распространение слухи о сепаратистских стремле­ниях грузин. В связи с этим официальной властью и оппозицией была сделана попытка расколоть на национальной почве русское и грузинское населе­ние округа.

Назревал кризис и в рядах революционеров. Сочинские эсеры вышли из группы БК РСДРП и образовали свою организацию. Позиция эсеров, либеральной интеллигенции, отдельных лиц из числа членов Сочинской группы БК РСДРП под­рывала доверие населения к социал-демократам.

В условиях большой социальной напряженнос­ти появилась опасность вооруженного экстремиз­ма и межнациональных конфликтов. В этой связи сочинские революционеры выработали свою так­тику. "Инструкция городским милиционерам и управления ими" (так в подлиннике. — Авт.), со­ставленная Сочинской группой БК РСДРП, содер­жала в себе следующие пункты:

1. Милиция должна защищать от произвола и
насилия интересы граждан, с какой бы стороны
насилие ни производилось.

2. В народную милицию должны быть избраны
люди различных национальностей: русские, армя­
не, грузины, украинцы, немцы и др. Всего 30 чело­
век.

3. Кандидаты на должность милиционера дол­
жны быть представлены на утверждение населению
округа.

Одновременно сочинские революционеры ре­шили заменить существующее городское управле­ние новым, на основах всеобщего, равного, пря­мого и тайного голосования. 16 декабря 1905 г. Сочинская группа БК РСДРП выпустила воззва­ние: "К гражданам г. Сочи!". В этот же день сочин­цы тайным голосованием избрали комиссию для руководства выборами в новое городское управ­ление. В комиссию вошли 16 человек, представи­тели различных слоев населения и партий.

В середине декабря 1905 г. революционеры уси­лили свою пропаганду в селах округа — издавали листовки и прокламации, направляли агитаторов, распространяли политическую литературу. Под давлением социал-демократической пропаганды крестьяне отказывались платить подати и отбывать воинскую повинность. В ряде мест были закрыты сельские правления и уволены должностные лица. Начальник Сочинского округа, не имея реальной власти, не получая военной поддержки со сторо-


СОЧИ: страницы прошлого и настоящего


ны губернатора, вынужден был стать пассивным свидетелем происходивших событий. Сочинская городская управа продолжала существовать толь­ко формально до 28 декабря 1905 г. Почти одно­временно в деревнях Барановская, Лесная, Абазин­ка, Пластунская, Сулево, Пиленково, Навагинка были устранены местные власти и назначены но­вые революционные правления.

Сочинская группа БК РСДРП начала формиро­вать боевые отряды повстанцев. Организаторами боевых дружин стали Н.Н. Коняев, А. Читая, П.П. Джанашия, Н.П. Поярко, А.Д. Гватуа и др. Призыв к вооруженному восстанию находил поддержку у крестьян. "Мы, — писали крестьяне дер. Абазинки, — на сходе 2 декабря решили присоединиться к со­чинским революционерам, чтобы вместе, рука об руку, бороться за попранные права народа...". Была организована доставка оружия и боеприпасов из Новороссийска, Туапсе, Гагры Сухумского округа. 27 декабря 1905 г. в Сочи подошли отряды повстан­цев из Гагры и Адлера, из имения Шиловское и дер. Пластунской. 28 декабря 1905 г. Сочинская группа БК РСДРП издала листовку тиражом 300 экз., ко­торая послужила сигналом к вооруженному восста­нию. Текст ее гласил:

"Граждане и гражданки!

Вооруженное восстание у нас началось!

Пролетариат вооружился и приготовился к пос­ледней схватке. Всякий, кто чувствует себя граж-


данином, обязан вооружиться на защиту своих прав, попранных царизмом. Вооружайтесь все кто чем может, присоединяйтесь на защиту своих прав, попранных царизмом!

Вооружайтесь все кто чем может, присоединяй­тесь к революционному пролетариату, каждый топор, каждая дубинка в руках революционера принесет пользу святому делу освобождения!"

Хроника событий 28 декабря 1905 г. — 1 января 1906 г. говорит о том, что вооруженное восстание развивалось по заранее намеченному плану. Был со­здан штаб восстания в лице Н.Н. Коняева, А.Д. Гва­туа, Г.Н. Хуцишвили, А. Читая, Н.П. Поярко и др. 28 декабря в харчевню М. Хоравы, Народный дом, в гостиницу У. Бахия шли люди разных националь­ностей, вероисповеданий и возрастов. Здесь им вы­давали оружие, боевые патроны, порох. На улицах строились баррикады. В доме Удельного ведомства, на маяке и на церковной колокольне были расстав­лены сторожевые посты. В канцелярии мирового судьи Сочинского участка были сожжены дела и бумаги, конфискованы казенные печати и штемпе­ли. Береговой маяк и агентства Русского общества пароходства и торговли, Российского транспортно­го и страхового общества поступили в полное рас­поряжение восставших. Телеграфную связь вывели из строя. В Сочи и Адлере были обезоружены поли­цейская стража и матросы Черноморской гребной флотилии. Восставшие конфисковали имевшееся у





СОЧИ: страницы прошлого и настоящего


граждан оружие, боевые патроны и порох. Освобо­дили всех задержанных в арестном доме. Установи­ли строгий контроль за распределением продуктов среди населения.

28 декабря произошло первое вооруженное стол­кновение дружинников с полицией. Во второй по­ловине дня в Сочи пришел транспорт с оружием для восставших, которое начальник Сочинского окру­га приказал немедленно конфисковать. Конная по­лицейская стража остановила обоз ниже Мамонтов-ского спуска (современный сквер в районе гостини­цы "Москва"). В результате перестрелки были уби­тые и раненые. Стражники отступили. Вечером пе­рестрелка усилилась. Начальник Сочинского окру­га и полицейская стража укрылись в казарме роты Херсонского полка (современный район ул. Тон­нельной). В ночь с 28 на 29 декабря осажденный гар­низон усиленно готовился к обороне.

Со своей стороны повстанцы рыли окопы, воз­водили баррикады. Организовали санитарные под­разделения. Медицинскую помощь раненым ока­зывал врач А.Л. Гордон. Ночью 30 декабря дру­жинники при помощи рельсов перетащили на по­зиции старую чугунную пушку и начали артилле­рийский обстрел.

1 января 1906 г. гарнизон капитулировал. Страж­ники и солдаты покинули казарму Херсонского полка. Утром 2 января в Сочи прошла демонстра­ция победителей. Ночью прибыли из Батуми кон­трминоносец и транспорт с войсками. Штаб по­встанцев не был готов к выступлению против час­тей регулярной армии. Восставшие стали срочно покидать город.

В январе 1906 г. условия, сложившиеся на Чер-номорье, Кавказе, Кубани, сделали бесперспектив­ным продолжение активного вооруженного сопро­тивления в Сочи. Руководители восстания приня­ли решение вступить в переговоры с представите­лем командования войск капитаном Штарком. Под угрозой обстрела посада из тяжелых корабель­ных орудий повстанцы вынуждены были освобо­дить заложников, сдать оружие, выдать кассу каз­начейств. Пока шли переговоры, дружинники рас­средоточились по деревням. В лес ушли 300 чело­век. 5 января последний отряд повстанцев поки­нул посад. В Сочи высадился карательный десант. Аресты приняли массовый характер. Сочинская, Новороссийская, Екатеринодарская тюрьмы были переполнены.

Следствие по делу о вооруженном восстании в Сочинском округе 28 декабря 1905 г. — 5 января 1906 г. длилось почти два года. В 1907 г. Екатери-нодарский военно-окружной суд признал винов­ными 112 человек. Руководители и активные учас­тники восстания были приговорены к каторге на


15 лет, тюремному заключению и ссылке в Сибирь.

Восстание было подавлено. Но в 1905 г. произо­шел коренной перелом в гражданском сознании населения. Перспектива грандиозных социальных преобразований, в которых трудящемуся большин­ству нации предстояло играть решающую роль, увлекала многих.

В революционном движении приняли участие люди разных национальностей, вероисповеданий, сословий и политических партий. В авангарде ре­волюции стояла Российская социал-демократичес­кая рабочая партия. ".. .Все мы старались сделать как можно больше... — писал большевик Н.Н. Коняев в октябре 1906 г., — если не довести народ до полной победы над самодержавием, то подго­товить хорошую почву для других товарищей, ко­торые поведут народ к счастью, свету и свободе...". Многие из участников вооруженного восстания плохо разбирались в принципиальных различиях партийных программ. В политической ориентации населения большую роль сыграли личные качества революционных лидеров.



1905 год заставил власть искать новые методы реформирования государственного устройства.







Сейчас читают про: