Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Аблай Мырзахметов: Нужны структурные реформы в целях улучшения экономики страны / КАЗАХСТАНСКАЯ ПРАВДА / 04.09




19 августа 2015 года Правительство и Национальный банк Казахстана объявили о новой денежно-кредитной политике в стране, отменив валютный коридор.

Ради чего затевалась новая экономическая политика? Как скажется на состоянии отечественного предпринимательства переход к свободно плавающему курсу тенге? Какие нужны реформы, чтобы стабилизировать экономическую ситуацию в стране? Давая оценку сложившейся ситуации, председатель правления Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен» Аблай МЫРЗАХМЕТОВ констатировал, что это формирование курса тенге, исходя из рыночных принципов спроса и предложения.

– Безусловно, это абсолютно новая ситуация, к которой нужно привыкать и рынку, и бизнесу, и, наверное, в первую очередь, потребителю. Мера, конечно, непростая, не идеальная, но она вынужденная, – сказал Аблай Мырзахметов. – Сейчас в обществе в социальных сетях звучат разные мнения экспертов, которые высказывают различные, порой полярные точки зрения, но истина посередине, необходимо объективно оценивать ситуацию, исходя из экономической закономерности. Одни считают важным переход именно к свободно плавающему тенге, другие же полагают, что следует двигаться в коридоре фиксированного курса, при этом медленно ослабляя тенге. Здесь есть свои плюсы и минусы. В плавающем курсе, сами видите, какие сейчас «качели», никто не может прогнозировать, сколько эти «качели» будут продолжаться. Конечно, тяжело будет привыкать к новым условиям, но такая реальность наступила.

Что дальше? Одни экономисты считают, что нужны реформы. Другие эксперты говорят: необходимы серьезные структурные изменения. На мой взгляд, Правительству, экспертам стоит обратить внимание именно на эти вопросы, выносить их на обсуждение. Крайне важно, как мы проведем эти сопутствующие реформы, и от того, насколько успешно мы проделаем эту работу, станет понятно, ради чего и как мы пошли на эти шаги. Думается, в данной ситуации следует больше концентрироваться на тех реформах, которые необходимы, чтобы эта политика привела к тому, ради чего она затевалась – для улучшения экономической ситуации в стране.

– Аблай Исабекович, Глава государства и Правительство, объявляя в стране новую денежно-кредитную политику, отметили, что именно предпринимательское сообщество в лице НПП «Атамекен» выступило инициатором проведения девальвации в стране. Скажите, какие именно регионы и отрасли выступали с таким предложением и получат ли они в данном случае какую-либо выгоду, станет ли это реальным повышением их конкурентоспособности или временным обезболивающим?

– Мы неоднократно подчеркивали, что главная задача НПП – обеспечить обратную связь, и мы этой позиции с начала года последовательно придерживались, показывая, как обстоят дела в некоторых отраслях. Мы намеренно не освещали ситуацию, связанную с экспортоориентированным направлением или с теми крупными компаниями в сфере недропользования: там ситуация классическая, и она понятна. Но сложилось так, что здесь сошлись два явления. Так, уже более года мы наблюдаем тенденцию снижения цен на нефть, и, самое главное – наши ожидания в течение года показывают, что в среднесрочной перспективе (от 5 до 7 лет) цены не вернутся к прежней отметке. Раз эспортоориентированные отрасли «проседают», соответственно, идет снижение пополнения бюджета (секвестр). Понятно, что крупные компании сокращают свои капитальные затраты, и это, в свою очередь, мультипликативно бьет по нефтесервисному рынку. Я недавно был в Мангистау, и там налицо стагнация, которая по цепочке идет дальше. В связи с этим я считаю, что новая денежно-кредитная политика – ослабление валюты – даст свои положительные результаты.




И если первая ситуация видна невооруженным глазом, то вторая ситуация связана с малым и средним бизнесом, где наблюдается общая ситуация сжатия неф­тедоходов. Например, в той же Мангистауской области за полугодие объем добычи нефти не упал, даже повысился на 2%, но при этом фактически на 40–50% снизилась выручка, то есть доход от продаж нефти, соответственно, на 30% сократились заказы нефтесервисных компаний, на 38% – объемы кредитования. Секвестр бюджета сказывается на состоянии МСБ, без этих заказов им будет тяжело, и в этих областях сложились моносектора, связанные с нефтегазовым сектором. В Казахстане больше 100 тысяч занятых в 4–5 областях страны, которые так или иначе связаны с нефтегазовой отраслью, и они начали испытывать серьезные трудности. Кроме того, остро МСБ почувствовал обвал рубля.



Правительство, Нацбанк, принимая решение о новой экономической политике, учитывали наш сигнал о состоянии бизнеса, но подчеркну, что окончательное решение, безусловно, принимается соответствующими органами. Наша задача – доводить ситуацию до Правительства. Да, при принятии решения информацию, которую мы представили Правительству и Нацбанку, взяли во внимание. На мой взгляд, без перехода Казахстана на новую экономическую политику, предусмат­ривающую свободно плавающий обменный курс, осенью ряд предприятий остановил бы свою работу, в частности, это коснулось бы птицеводческой, масложировой отраслей, а затем ситуация расползлась бы дальше.

– Сейчас по всему миру наб­людается обвал фондовых бирж, валют, в том числе Китая, одного из наших крупнейших торговых партнеров. В России рубль ослаб на 100%. Как это может повлиять на экономику Казахстана в дальнейшем?

– То, что мировая экономика в целом переживает не лучшие времена, это очевидно. И конечно, одним из более значимых моментов в мировой экономике является развитие Китая. Примерно подсчитано: для того чтобы мировая экономика более или менее находилась в плюсе, Китай должен показывать рост в размере 7–8%. Понятно, что Китай эту отметку снижает, испытывая структурные трудности. Там из экспортоориентированной политики пытались перестроиться на внутренний спрос, но, видимо, эта политика исчерпала себя, и теперь происходит ослабление национальной валюты, возможно, ставка будет на экспорт. В связи с этим Китай более не может быть локомотивом, отсюда и реакция фондовых бирж.

Что касается Российской Федерации, то здесь складывается парадоксальная ситуация. С момента, как была объявлена новая экономическая политика, стоимость нефти составила 45 долларов, рубль – уже за 70, а тенге укрепляется. Это, конечно, очень интересная картина. У меня по этому поводу есть два возможных объяснения: либо здесь какое-то вмешательство в процесс свободного формирования курса тенге, либо все-таки у нас нет тенговой ликвидности. То есть предложение валюты есть, но нет тенге. Те, кто хотят покупать, не имеют доступа к необходимому объему национальной валюты. Поэтому объемы продаж тоже небольшие, и то, что курс так себя ведет, это, конечно, с точки зрения рынка не совсем понятно.

Наверняка ситуация с юанем и рублем будет на нас давить. На встрече Главы государства с бизнесом об этом тоже было сказано. Мы – в ВТО, ЕАЭС, границы открыты, таможенные пошлины снижены, свободный переток капитала, товаров. И, естественно, все эти события мы будем импортировать в экономику. Приняты меры защиты в целях сохранения приоритетных отраслей, повышения их конкурентоспособности.

Президент страны запретил поднимать цены на отечественные товары, А что с импортом?

– Там, где импорт, понятно, что рост цен будет. Это очевидно, потому что импортеры стоимость валюты перекладывают на цену товара. Но мы говорим, что нужно проявлять социальную ответственность, потому что у импортеров есть определенный складской запас, который куплен по старому курсу. И когда на следующий день они пытаются на этом быстро заработать, подняв цены, я думаю, что это недопус­тимо с точки зрения социальной ответственности.

На сегодня 50% потребительской корзины составляет импорт. Нам серьезно нужно работать над импортозамещением, но не всего подряд, а именно потребительской корзины. Для этого все условия есть. Это должно быть, как KPI у всех соответствующих министерств. Каждый год надо мониторить, в этом ничего сложного нет. Потребительская корзина состоит на 60% из продовольственных товаров. Из них 43 позиции – это хлеб, мука, рис, гречка, мясо и так далее и 40% – это тарифы, просто нужно взять эти 43 позиции и вести импортозамещение.

– Горно-металлургические предприятия говорят, что ослабление курса тенге поможет им вернуть часть прибыли. Но они ждут структурных реформ, снижения расходов на железнодорожные перевозки, электроэнергию, и со стороны государства им оказываются меры поддержки. Но хотелось бы спросить о другом. Каковы гарантии, что люди, которые работают на этих крупных предприятиях, не будут уволены? Все мы знаем ситуацию с АО «АрселорМиттал». Как будет решаться этот вопрос?

– Когда мы говорим о структурных реформах, крайне важна последовательность. Сказали о том, что будем снижать долю государства в экономике, давайте пойдем до конца. Крайне важно, чтобы и малый, и средний бизнес развивались. После того как принято непростое решение по курсу, важно не обмануть ожидания населения и бизнеса. В ближайшие 2–3 года нам надо выполнить это.

Данная мера потребует огромных усилий, воли и ответственности Правительства и соответствующих госорганов. Если мы объявили, что сделаем демонтаж сложившегося государственного капитализма, то его надо обеспечить, каких бы это нацкомпаний, СПК ни касалось. Анализ, проведенный в прошлом году, показал: более 7 тыс. всяких ТОО, АО, РГП, КГП – государственные. По активам государство занимает 40–50% в экономике. Это, мне кажется, не самый лучший показатель.

Необходимо серьезно проанализировать все государственные программы. Знаете, в какую ситуацию мы попали? Десять крупных коммерческих банков отмечают, что они в последние годы находятся в большей зависимости от фонда «Даму», который оперирует госпрограммами, чем от Нацбанка. Это говорит о чем? О том, что бизнес сильно «подсел» на госпрограммы. Сейчас нам дают сигнал – у бюджета таких средств нет. Дальше мы не можем рассчитывать на такие меры гос­поддержки.При отказе от этой политики разумно поставить вопрос о снижении налоговой нагрузки для всех предпринимателей и обеспечить доступность дешевой «тенговой ликвидности» (свободной денежной массы).

Это крайне важно. Если мы не решим эти вопросы, не будет и роста малого и среднего бизнеса. И через полгода-год мы наступим на те же грабли.

– Сразу после объявления Правительства местные исполнительные органы в регионах активно начали работу по массовому контролю цен на торговых рынках и в магазинах. Правильно ли контролировать рыночную экономику?

– При каждой корректировке курса мы это наблюдаем. На первый взгляд, это оправданно, чтобы сбить спекулятивный настрой, он тоже есть, все хотят заработать. Но системно я вижу, что нужно в целом субсидировать социально-адресную помощь. То есть нужно субсидировать те отрасли, которые затронуты в продовольственной корзине. Стабфонд – это тоже один из методов. Они формируются каждый год, из местных бюджетов до нескольких миллиардов тенге тратится на пополнение Стабфонда. И сейчас ситуация покажет, как эти средства работают. Это тоже одна из мер, как сбить цены.

Нужно переходить к рыночным мерам, больше, я считаю, к точечным субсидиям социально уязвимого населения. Это будет более справедливо и понятно, чем пытаться административным путем сдерживать цены.

– Спасибо за интервью.

Рынок жилья в Казахстане





Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 473; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 9104 - | 7710 - или читать все...

Читайте также:

 

3.233.221.149 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.002 сек.