Студопедия
Поделиться в соц. сетях:


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram 500-летие Реформации

Церковь в царствование императора Александра II.




Поражение в Крымской войне убедило нового имп. Александра II в необходимости реформ, призванных оздоровить государственный строй и экономику России. Важнейшим преобразованием явилась отмена крепостного права, объявленная манифестом от 19.02.1861, текст которого был составлен свт. Филаретом Московским. В самом начале царствования был поставлен и вопрос о церковных преобразованиях. Сложившийся при Николае I и Протасове строй церковного управления вызывал критику с разных сторон. В кон. 50-х гг. XIX в. за границей вышли книги бывш. профессора богословия Д. И. Ростиславова и свящ. Тверской епархии И. С. Беллюстина с обличениями существовавших церковных порядков. Обе книги направлены гл. обр. против иерархии и монашества. Но и людьми более церковных взглядов высказывались требования перемен. Славянофил К. С. Аксаков в 1855 г. высказывался за широкую гласность и свободу церковной печати. С обоснованной критикой формализма и бюрократизма в синодальном и консисторском управлении выступил известный церковный деятель А. Н. Муравьев, в прошлом служивший при обер-прокуроре Синода. Известна докладная записка «О состоянии православной Церкви в России», поданная Муравьевым новому обер-прокурору А. П. Толстому, в которой шла речь о «стесненном положении Церкви», о восстановлении Патриаршества и об ограничении власти обер-прокуроров (Русский архив.1883. Т. 2. С. 175–203). С Муравьевым вполне были согласны митр. Петербургский Григорий (Постников) и еп. Камчатский свт. Иннокентий (Вениаминов). Митр. Московский Филарет сочувствовал критике Муравьева, но опасался проведения новой реформы руками светской власти. В 1856 г., воспользовавшись приездом архиереев в Москву на коронацию Александра II, митр. Филарет провел совещание российского епископата, которое в печати получило наименование «Московского Собора». По предложению святителя, на совещании решено было возобновить труды по переводу Библии на русский язык. Предложение «Московского Собора» о значительном увеличении числа епархий осталось неисполненным. После блаженной кончины митр. Филарета в 1867 г. Московскую кафедру занял известный миссионер свт. Иннокентий, переведенный в сане митрополита 5.01.1868 в столицу из Камчатской епархии. Первенствующим членом Синода с 1856 г. был митр. Новгородский и Петербургский Григорий (Постников), почитатель и друг свт. Филарета, убежденный сторонник перевода Свящ. Писания на русский язык, в прошлом ректор СПбДА, основатель выходившего с 1821 г. богословского журнала «Христианское чтение». Всего четыре года святитель занимал столичную кафедру, но паства успела за это время полюбить твердого в вере, предельно искреннего и прямого архипастыря. После его кончины 17.06.1860 преемником по Петербургской кафедре и в Синоде стал митр. Исидор (Никольский).Обер-прокурорское кресло в первое десятилетие царствования Александра II занимали А. И. Карасевский (25.12.1855–20.09.1856) и А. П. Ахматов (март 1862 — июнь 1865). В период 1856–1862 гг. обер-прокурором был гр. А. П. Толстой, человек искреннего благочестия, любивший паломничать в Оптину пустынь. Толстой возражал против перевода Библии на русский язык. После «Московского Собора» 1856 г., решившего возобновить перевод, он сумел заручиться поддержкой митр. Киевского Филарета (Амфитеатрова), чтобы затормозить это начинание. Лишь спустя два года благодаря новым настойчивым усилиям митрополитов Московского Филарета и Петербургского Григория работа над переводом была действительно возобновлена. В 1865 г. обер-прокурора Ахматова сменил гр. Д. А. Толстой, приобретший настолько сильное влияние на ход церковных дел, что многие вспомнили о временах Голицына и Протасова. Возобновляя опыт Двойного министерства, в 1866 г. Д. А. Толстой объединил в своем лице должности обер-прокурора и министра народного просвещения. Во внутренней политике, в постановке школьного дела он был убежденным консерватором, ограждавшим сословный характер образования, и в то же время обер-прокурор старался подорвать влияние духовенства на народную жизнь, отстранить духовенство от участия в организации начального образования для крестьянских детей. Своей реформой 1867 г. гимназического образования, когда главными дисциплинами в школе стали классические языки, Толстой низвел закон Божий на место второстепенного предмета. За годы его обер-прокурорства в России было закрыто более 200 приходов. В области церковного управления Д. А. Толстой стремился придать деятельности всех церковных инстанций как можно более канцелярски упорядоченный, казенный характер. Для укрепления обер-прокурорской власти в 1865 г. была учреждена должность товарища обер-прокурора Синода с правами товарищей министров. В 1867 г. при Синоде для финансовых ревизий было создано Контрольное отделение, поставленное в зависимость от обер-прокурора. Для упорядочения законодательной и судебной деятельности Синода в 1868 г. начато было издание «Полного собрания постановлений и распоряжений по Ведомству православного исповедания Российской империи». В 1870 г. Д. А. Толстой учредил особый комитет по разработке проекта реформы церковного суда в соответствии с принципами, на которых была преобразована судебная часть по гражданскому, военному и морскому ведомству. Однако запросы комитета к архиереям выявили неприятие ими реформ, архиеп. Волынский Агафангел (Соловьев) заявил при этом о незаконности и вреде обер-прокурорского надзора. Реформа церковного суда не состоялась.В 1867 г. было отменено деление епархий на три класса и титулы архиереев были обращены в их личное преимущество, без всякого отношения к достоинству епархии. При Александре II открылось несколько новых епархий — в 1859 г. Таврическая, Уфимская и Якутская, в 1861 г. Енисейская, в 1871 г. Туркестанская, в 1870 г. Алеутская. На «Московском Соборе» 1856 г. ставился вопрос о значительном увеличении числа епархий. Проблема эта была достаточно острой. Епархии в ту пору были очень большими по числу приходов — их могло быть более тысячи, в окормлении столь огромной паствы архиерей сталкивался с великими трудностями. Многие приходы десятки лет не посещались епископами. В 1865 г. Синод признал целесообразным открытие в каждой епархии викариатств, если содержание их могло быть обеспечено на епархиальные средства. Однако права и обязанности викарных епископов не были определены достаточно четко, поэтому в некоторых епархиях викарные архиереи управляли частью приходов и имели местопребывание в тех городах, по названиям которых титуловались, в других же епархиях в ведении викариев находились свечные заводы, женские мон-ри, епархиальный суд, назначение псаломщиков. Особое положение было у епископов — ректоров духовных академий, вся деятельность которых сосредоточивалась на управлении вверенными их попечению школами. Увеличение епископата повлекло серьезную кадровую проблему. Число ученых монахов, способных к архиерейскому служению, было весьма ограничено, поэтому гр. Толстой, известный своей неприязнью к черному духовенству, пытался подготовить почву, чтобы поставить перед Синодом вопрос о введении «белого» епископата. Но это намерение встретило решительный отпор. Первоприсутствующий в Синоде митр. Петербургский Исидор (Никольский) твердо заявил, что с «белыми архиереями» он общения иметь не станет. Чтобы решить задачу, связанную с подбором подходящих кандидатов на занятие архиерейских кафедр, в 70-х гг. XIX в. стали чаще, чем прежде, хиротонисать принявших постриг вдовых священников. Как правило, такие архиереи, лучше знавшие приходскую жизнь, проявляли больше заботы о нуждах приходского духовенства. Из белого духовенства вышли св. Иннокентий (Вениаминов), митр. Московский, еп. Астраханский Герасим (Добросердов), архиеп. Харьковский Амвросий (Ключарев).В кон. 60-х гг. XIX в. произошли большие перемены в положении приходского духовенства. Для обсуждения вопросов о положении духовенства составлено было особое присутствие под председательством митр. Петербургского Исидора (Никольского). Министр внутренних дел П. А. Валуев (1861–1868) возглавил Комитет по подготовке административных мер по Ведомству православного исповедания. В 1867 г. присутствием и комитетом было выработано положение, которым отменялись наследственные права на церковные должности, а 21.03.1871 вышел указ, вносивший радикальные перемены в положение духовенства (2 ПСЗ. Т. 44. № 47138; Т. 46. № 49361). Из Духовного ведомства были исключены певчие, звонари, церковные сторожа, сверхштатные псаломщики и, главное, все взрослые дети клириков, причем им присваивались весьма высокие сословные права. Сыновья священнослужителей получили права детей личных дворян или потомственных почетных граждан, а дети церковнослужителей приравнивались к детям личных почетных граждан. Им предоставлялось право поступать на военную или гражданскую службу, а также, по желанию, вступать в купеческие гильдии. Дети певчих, звонарей, сторожей обязаны были по достижении совершеннолетия приписываться к сельским или городским обществам, но с освобождением от податей. В духовном чине остались лица, состоявшие на действительной церковной службе. Юридически этим указом сословность духовенства упразднялась. Присутствием во главе с митр. Петербургским Исидором рассматривался вопрос о материальном обеспечении духовенства. Положение, выработанное им в 1869 г., предусматривало увеличение жалованья священнику со 144 до 240 р. в год, ушедшему на покой назначалось 90 р., вдове священника с детьми — 65, а вдове без детей — 55 р. Жалованье из казны получало, однако, не все духовенство, плата за требы по-прежнему составляла основной источник доходов приходского духовенства. Ради улучшения материального положения белого духовенства вводились новые сокращенные приходские штаты: бедные приходы соединялись с другими, более обеспеченными. По новым штатам нормальный причт состоял из священника и псаломщика. Второй священник и второй псаломщик допускались в исключительных случаях, а диаконы вообще исключались из приходских причтов и могли служить лишь на вакансиях псаломщиков или без казенного оклада, на попечении прихожан. Тогда было закрыто ок. 2 тыс. приходов. За штат увольняли престарелых и малоподготовленных священников, а диаконов было уволено больше трети. По штатам 1869 г. в Русской Церкви состояло 38 075 священников, 11 144 диакона и 68 461 причетник. Сокращение штатов позволило в два раза повысить казенное жалованье духовенству, но поскольку цены с 40-х гг. XIX в. к тому времени возросли тоже вдвое, на деле в обеспечении духовенства никакого улучшения в сравнении с 40-ми гг. не произошло.В 1865 г. в Петербурге было учреждено Православное Миссионерское об-во (cм. Миссионерские об-ва), переведенное впоследствии в Москву. По уставу об-ва, его деятельность распространялась на все русские миссии: внутренние и заграничные, за исключением Кавказа, где действовало Об-во восстановления православного христианства. Миссионерское об-во занималось подготовкой миссионеров, оказывало помощь миссиям книгами, церковной утварью, деньгами на содержание церквей, школ, больниц. К об-ву был приписан московский Покровский мон-рь. Во главе Миссионерского об-ва стоял митрополит Московский, а на местах епархиальные комитеты об-ва действовали под председательством правивших или викарных архиереев. Как и в предшествующее столетие, в XIX в. особенно много забот уделялось христианизации народов Поволжья. Еще в 1854 г. при КазДА открылось особое миссионерское отделение, выработавшее новый подход к православной миссии среди татар. Проф. Н. И. Ильминский начал переводить христианские книги не на литературный татарский язык, а на живой разговорный язык, для которого вместо арабской графики использовал кириллицу. Н. И. Ильминский открыл первую крещено-татарскую школу с преподаванием на современном татарском языке. Татары с доверием отнеслись к этой школе и охотно отдавали в нее детей. Такие же школы открывались и в других городах Поволжья. В 1867 г. в Казани было учреждено просветительское братство свт. Гурия (см. Гурия Казанского, свт., братство), распространявшее христианские книги не только на татарском, но и на других языках Поволжья. В 1869 г. в Казани впервые было совершено православное богослужение на татарском языке. Оно произвело значительное религиозное одушевление в крещено-татарской среде. Благодаря этим мерам массовое отпадение крещеных татар в кон. XIX в., часто происходившее в XVIII в., стало явлением исключительным. Однако большинство татарского народа осталось мусульманами. В царствование Александра II в церковной печати обсуждался вопрос о новой реформе духовной школы, и уже в 1866 г. Синодом был образован комитет во главе с митр. Киевским Арсением (Москвиным) для проведения реформы духовного образования. В 1867 г. были утверждены разработанные этим комитетом уставы семинарий и духовных училищ, в 1869 г.— устав духовных академий. По новым уставам, управление духовными школами осуществлял Учебный комитет при Святейшем Синоде вместо прежнего Духовно-учебного управления, подчиненного непосредственно обер-прокурору. Упразднялись академические учебные округа, и академии освобождались от управления семинариями. Из ведения академий изымалась возложенная на них старым уставом духовная цензура. Внутренняя администрация духовных школ строилась на началах широкой коллегиальности и самоуправления. Вводились академические советы, а также семинарские и училищные правления из преподавателей и выборных представителей местного духовенства. Педагогическим корпорациям предоставлялось право выбора ректоров и инспекторов, ректоры академий назначались и утверждались Синодом. Новый устав ставил перед академией двойную задачу: быть не только высшей богословской школой, но и своего рода педагогическим ин-том Духовного ведомства. В связи с этим учебные планы подверглись существенным изменениям. Круг наук сократился: из учебных планов полностью были устранены физико-математические дисциплины, что позволило сосредоточиться на богословских предметах и придать преподаванию их более научный характер. Общеобязательных дисциплин оставалось немного. Остальные предметы распределялись по трем отделениям, своего рода факультетам: богословскому, церковно-историческому и церковно-практическому; два двухгодичных курса заменялись четырьмя одногодичными. Лишь лучшие студенты оставлялись на четвертом курсе для работы над кандидатской или магистерской диссертацией, остальные выпускались после третьего курса в звании «действительного студента». Магистерские диссертации, как в университетах, подавались в печатном виде и подлежали публичной защите. В 70-х гг. XIX в. происходил быстрый рост числа духовно-учебных заведений: к 1881 г. в России насчитывалось 4 академии, 53 семинарии и 183 духовных училища. В XIX в. появился новый тип школ, принадлежавших Духовному ведомству. В 1843 г. в Царском Селе под покровительством имп. Марии Феодоровны было открыто первое училище для девиц духовного звания (см. Училища женские Духовного ведомства). Вскоре появились такие же школы в Ярославле, Казани, Иркутске, Вильно, Пензе, Киеве. Целью этих школ было приготовление достойных жен для священнослужителей. В них преподавались Закон Божий, церковное право, русская грамматика, арифметика, чистописание, рукоделие и домашнее хозяйство. В 1860 г. на средства духовенства стали открываться епархиальные женские училища. По уставу 1868 г., учебные программы училищ были рассчитаны на шесть лет. Кроме дочерей духовных лиц в них за особую плату принимались и девицы других сословий. В кон. XIX в. в России было уже более 50 женских епархиальных училищ. Одно из самых благодатных событий эпохи Александра II — прославление угодника Божия свт. Тихона Задонского, состоявшееся 13.08.1861, в день его преставления. В 1876 г. состоялось первое издание полной Библии на русском языке.В 60–70-х гг. XIX в. взаимоотношения между поместными православными Церквами были омрачены конфликтом между К-польским Патриархатом и самочинно провозглашенным Болгарским экзархатом (см. Болгарская Православная Церковь), за чем последовало объявление Болгарской Церкви схизматической со стороны Собора К-польского Патриархата. Священноначалие Русской Церкви предпринимало усилия, чтобы добиться примирения, но не преуспело в этом и вынуждено было прервать официальные отношения с Болгарской Церковью, продолжая, однако, оказывать помощь Болгарской Церкви подготовкой болгарских священнослужителей в своих духовных школах, богослужебной утварью, богослужебными книгами. В 1877 г. Россия вступила в войну с Турцией ради защиты единоверных братьев на Балканах от геноцида. Война закончилась 1.07.1878 победой России и освобождением Болгарии от османского ига. Война вызвала религиозный и патриотический подъем. Православная Церковь благословила русское воинство. В образовавшийся в 1877 г. Славянский комитет стекались значительные пожертвования. Синод пожертвовал на военные и санитарные нужды 100 тыс. р. Свои пожертвования внесли епархиальные архиереи, мон-ри, духовные школы, церковные братства, приходское духовенство, в церквах производился кружечный сбор. Прихожане, и не только состоятельные люди, но и простые крестьяне, жертвовали деньги и даже хлеб на нужды армии и единоверных братьев. В 60-х гг. XIX в. в Англиканской Церкви началось движение, направленное на сближение с православной Церковью. Для развития межцерковных связей был осуществлен обмен церковными делегациями. В 1866 г. в Москве состоялась встреча примаса Шотландской епископальной церкви еп. Морея Зоберта Идена с митр. Московским свт. Филаретом. В Англиканской Церкви обнаружилось стремление к установлению евхаристического общения с православной Церковью. В 1870 г. Синод официально заявил, что условием общения в таинствах является достижение вероисповедного единства.










Дата добавления: 2015-10-22; просмотров: 339; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше... 7416 - | 6125 - или читать все...

Читайте также:

 

54.225.55.174 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.004 сек.